Президент Польши Анджей Дуда удостоился «чести» оказаться самым любимым зарубежным политиком в глазах украинцев, обойдя Ангелу Меркель и Джо Байдена, сообщает польский правительственный телеканал TVP. «Я был удивлен, — заявил в интервью журналистам заместитель директора Центра восточных исследований (OSW) Войцех Конончук. — Дуда обычно занимал позицию одного из популярных иностранных лидеров на Украине. Но то, что он поднялся на первое место и обогнал, среди прочих, канцлера Германии, стало неожиданностью».

Дуда
Дуда
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Однако подобное признание «заслуг» президента Польши перед украинцами вряд ли обрадует электорат правящей польской партии «Право и Справедливость» (PiS), которую представляет Дуда. Избиратели PiS — это люди, более остро, чем остальные, реагирующие на исторические споры между Польшей и Украиной, помимо того, далеко не всем им нравится политика правящей партии в отношении соседней страны, так как в ней видят слишком много уступок Киеву. То, что «первая кнопка» польского телевидения решила вдруг сейчас преподнести Дуду таким образом, возможно, связано с тем, что на этой неделе должна состояться его встреча с украинским коллегой Владимиром Зеленским. Сообщается, что пройдет серия «консультаций по ситуации на Украине и российской угрозе». Но чем станет такая активность президента для польской дипломатии — дополнением или ненужной нагрузкой? Ведь сейчас, когда Варшава возглавила ОБСЕ, а сама Организация оказалась третьей ведущей площадкой (помимо двусторонних переговоров и формата НАТО) в диалоге между США и Россией на первую позицию объективно выдвинулся министр иностранных дел Польши Збигнев Рау. Он общается с российскими дипломатами, на него выходит госсекретарь США Энтони Блинкен.

Дмитрий Кулеба и Збигнев Рау
Дмитрий Кулеба и Збигнев Рау
Mfa.gov.ua

Дуда ничем подобным похвастаться не может, отчего его шаги на украинском направлении производят впечатление сепаратных и несогласованных. Помимо того, совсем недавно он создал проблемы «Праву и Справедливости» уже на американском направлении. Правящая партия провела в декабре 2021 года поправку в закон о радио и телевидении, получившую названия Lex TVN. Она предполагает, что «лицензия на вещание радио‑ и телепрограмм может быть выдана иностранному лицу, зарегистрированный офис или постоянное место жительства которого находится в государстве — члене Европейской экономической зоны, при условии, что такое иностранное лицо не является зависимым от иностранного лица, зарегистрированный офис или постоянное место жительства которого находится в государстве, не являющемся членом Европейской экономической зоны». Особо не скрывалось, что поправка была направлена против оппозиционного польского телеканала TVN, чьим владельцем является американская корпорация Discovery. Со вступлением Lex TVN в силу американцам пришлось бы вывести свой бизнес из Польши и продать телеканал кому-то другому.

Однако поправку заблокировал Дуда, отказавшись подписать ее, что стало неприятной неожиданностью для председателя PiS Ярослава Качиньского. В интервью порталу Interia Качиньский, рассказав, что с президентом он не общается «давным-давно», заявил о решении Дуды по lex TVN: «Это вопрос к президентскому дворцу, его соратникам… Я оставлю при себе то, что знаю по этому вопросу. Не моя роль интересоваться мотивами и закулисными решениями, принятыми во дворце». Но фактически президент выступил на стороне Вашингтона, который после принятия депутатами Сейма поправки заявлял, что «этим голосованием Польша рискует напрямую подорвать ценности, которые связывали ее с Европой, и подорвать основы польско-американских отношений», а также призывал Дуду «выступить против этого законопроекта и не позволить ему стать законом». При этом ряд оппозиционных изданий считал, что демарш президента связан не с его «приверженностью демократии», а с тем, что он «мечтает о международной карьере после окончания второго срока полномочий» и «подпись под Lex TVN уничтожила бы все шансы», поскольку Дуде этого не простили бы американцы.

Анджей Дуда и Джо Байден на саммите НАТО
Анджей Дуда и Джо Байден на саммите НАТО
Gov.pl

Действующий польский президент, безусловно, еще молодой политик, в мае сего года ему исполнится всего 50 лет. И во внутренней политике после сложения полномочий в 2025 году ему будет крайне сложно найти себя. Он превратился в чужого в родной партии «Право и Справедливость» и не стал своим для оппозиционных сил. Поэтому понятно его желание найти себя в какой-нибудь международной структуре и получить мировое признание. Но делать это можно по-разному. Можно быть электриком на судостроительном заводе имени Ленина в Гданьске, возглавить профсоюз «Солидарность», получить в 1983 году Нобелевскую премию мира, пережить правление Польской объединенной рабочей партии и после ее ухода со сцены избраться президентом Польши в 1990 году, как это сделал Лех Валенса. Но он же — при всех к нему претензиях и вопросах — в итоге остался верен стране и не конвертировал политическое влияние во что-то материальное. Сейчас Валенса, проживающий в Гданьске, жалуется на то, что пандемия коронавируса разорила его.

А можно поступить как советский президент Михаил Горбачев, «лучший немец», который довел до краха партию, которую он возглавлял, страну и союзников, но зато получил признательность заграницы. Действующий президент Польши Анджей Дуда сегодня превращается в такого «польского Горбачева». Пока это угрожает породившей его PiS, однако кто знает, до чего дойдет дело дальше.