Альянс НАТО плохо подходит для Европы двадцать первого века. И дело не в том, что так говорит президент России Владимир Путин, и не в том, что российский лидер пытается использовать угрозу более масштабной войны на Украине, чтобы навязать этой стране нейтралитет и остановить расширение альянса. Напротив, это связано с тем, что альянс страдает серьезным конструктивным недостатком: расширившись до Восточной Европы с ее геополитической спецификой, блок стал излишне массивным, его цели и задачи стали слишком нечеткими, а курс — чрезмерно провокационным для его же блага, пишет преподаватель истории Католического университета Америки профессор Майкл Киммидж в статье, вышедшей 17 января в Foreign Affairs.

НАТО
НАТО
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Созданный в 1949 году для защиты Западной Европы блок НАТО поначалу достиг триумфальных успехов. Он сдерживал наступление Советского Союза, поддерживал мир и обеспечивал экономическую и политическую интеграцию Западной Европы. После окончания Холодной войны США и различные страны Центральной и Юго-Восточной Европы поощряли резкое расширение альянса, открыв его двери более чем дюжине стран в рамках нескольких раундов расширения.

Сегодня альянс представляет собой рыхлого и мешковатого «монстра» из 30 стран, включающего в себя страны Северной Америки, Западной Европы, Прибалтики и Турцию. Из-за такого положения дел был стерта грань между целями нападения и целями обороны. Так, альянс осуществил вооруженные кампании в Сербии, Афганистане и Ливии. Ввиду большого размаха организации и туманности ее целей существует риск того, что блок будет втянут в крупную европейскую войну.

Чтобы упростить свою стратегическую задачу и улучшить свои оборонительные возможности, НАТО следует публично и недвусмысленно отказаться от включения новых членов. Альянс должен ясно дать понять, что долгая фаза его расширения завершена. Отказ от политики открытых дверей, каким бы сложным этот шаг ни был, и переосмысление архитектуры безопасности Центральной и Восточной Европы не станут уступкой Путину. Наоборот, это необходимо для того, чтобы самый успешный союз двадцатого века устоял и процветал в двадцать первом.

Войска НАТО в Риге. Ноябрь 2014 года
Войска НАТО в Риге. Ноябрь 2014 года
U.S. Army Europe

Больше не значит лучше

Блок НАТО в своем первоначальном виде выполнял три основные функции. Первая и самая главная заключалась в обеспечении обороны. Во время Второй мировой войны Советский Союз быстро продвинулся на запад, проглотив несколько «независимых» государств и закрепившись в качестве крупной европейской державы. Североатлантический альянс не обратил эту тенденцию вспять. Напротив, решение было найдено в создании периметра, за который Советский Союз не мог выйти.

Во-вторых, благодаря блоку удалось решить давнюю проблему западноевропейской безопасности и, в частности, проблему чередования французского, немецкого и британского антагонизма. Превращение Франции, Германии и Соединенного Королевства из периодических врагов в стойких союзников стало залогом прочного мира. Наконец, блок гарантировал США возможность принимать участие в решении вопросов европейской безопасности, чего не удалось сделать после Первой мировой войне со всеми ее запутанными последствиями.

С 1949 по 1989 год блок НАТО выполнял все эти основные функции. Советский Союз так и не послал свои танки через Фульдский проход. Напротив, он создал советскую версию НАТО — Варшавский договор, задача которого заключалась в противодействии американской мощи в Европе, сдерживанию Германии и укреплению советского военного присутствия от Восточного Берлина до Праги и Будапешта. В Западной Европе НАТО настолько эффективно поддерживало мир, что об этой функции альянса почти забыли.

Война между Францией и Германией стала немыслимой, что в конечном счете привело к созданию Европейского cоюза. Несмотря на войну во Вьетнаме, несмотря на Уотергейт и энергетический кризис 1970-х годов, Соединенные Штаты никогда не уходили из Европы. В 1989 году Вашингтон инвестировал в европейскую безопасность не меньше, чем в 1949 году. Иными словами, альянс НАТО показал себя блестяще.

Но затем наступил драматический период переосмысления. Президенты Билл Клинтон и Джордж Буш — младший основывали свою политику в отношении НАТО на двух предположениях. Во-первых, НАТО было лучшим средством обеспечения мира и безопасности в Европе. Дух французско-германского примирения можно было бы распространить вместе с НАТО, благодаря чему, как предполагалось, снизился бы риск того, что то или иное неприсоединившееся европейское государство обзаведется ядерным оружием и встанет на опасный путь.

Джордж Буш-младший
Джордж Буш-младший
Af.mil

Аналогичным образом расширение НАТО рассматривалось как средство защиты от России. Канцлер Германии Гельмут Коль и многие восточноевропейские лидеры понимали, что 1990-е годы были аномальным периодом и что Москва рано или поздно вернется к прежней форме. Когда бы это произошло, расширенный НАТО мог бы стать тем оплотом против России, которым первоначальный альянс был против Советского Союза.

Второе предположение о расширении НАТО вытекало из оптимистичных представлений о международном порядке. Возможно, Россия находится на пути к демократии и российская демократия, естественно, будет рада сотрудничеству с НАТО. Россия, быть может, не стала демократией, но тем не менее она, возможно, будет соблюдать правила миропорядка, возглавляемого Вашингтоном. В 2003 году Управление политического планирования Госдепартамента США подготовило документ под названием «Почему НАТО должна пригласить Россию присоединиться».

Этому не суждено было состояться, но американские политики предполагали, что привлекающая к себе западная модель — подтолкнуть Россию в Европу, как и ряд стран, еще не вступивших в НАТО: Армению, Азербайджан, Беларусь, Грузию, Молдову и Украину. НАТО и западная политическая модель будут идти вперед рука об руку. Учитывая, насколько хорошо НАТО работала до сих пор, больше НАТО по определению означало бы больше мира, больше интеграции, больше порядка.

Оба предположения, лежащие в основе расширения НАТО, оказались неверными. Структура, созданная для Западной Европы середины века, не имела особого смысла для Восточной Европы после окончания Холодной войны. Блок НАТО в его первоначальном виде был ограничен железным занавесом, географией и политикой. За пределами НАТО Австрию и Финляндию нельзя было включить в свой состав: формально они были нейтральными, но четко заявили о том, кто им ближе, тихо поддержав императивы западной безопасности.

Более того, ужасы Второй мировой войны приглушили национализм в Западной Европе, в которой было достаточно много сильных национальных государств. После 1945 года среди них не было нерешенных вопросов о границах. Никакая внешняя сила — ни Советский Союз, ни Китай — не пожелала изменить границы Западной Европы. Таким образом, НАТО могло преуспеть в том, чтобы быть, как и предполагалось, оборонительным военным союзом.

Заседание НАТО. 1949
Заседание НАТО. 1949

После своего расширения блок НАТО действует в Восточной Европе совершенно иным образом. В 2022 году нет эквивалента «железному занавесу», тогда как на востоке Европы нет географических преград, которые бы могли сдержать расширение НАТО. Напротив, альянс неуклюже и бессистемно растянулся по всей Восточной Европе. Калининградская область — это небольшой остров России в море территории НАТО, которая раскинулась от Эстонии до Черного моря.

НАТО двадцать первого века запуталось в мучительном вопросе о том, где заканчивается западная граница России и начинается восточная граница Европы, — вопрос, который с семнадцатого века был причиной бесчисленных войн, причиной ряда из которых становился российский империализм, тогда как другие были вызваны вторжение западных держав. НАТО случайным образом пересекает десятки разделительных линий на безжалостной игровой площадке империй, национальных государств и этнических групп, которой является Восточная Европа.

Не альянс причина региональной нестабильности, но как ненейтральное присутствие и объект вражды России он не может быть отделен от этой нестабильности. Возможно, если бы все европейские страны (кроме России) были членами НАТО, альянс мог бы стать эффективным оплотом против Москвы, но это далеко не так.

Непредвиденные опасности расширения НАТО усугубляются политикой открытых дверей, из-за нее непонятно, каким будет восточный фланг альянса. Заявление НАТО в 2008 году о том, что Украина и Грузия когда-нибудь станут его членами, было в лучшем случае амбициозным, а в худшем — неискренним. Тем не менее возможность смещения границы НАТО на восток вполне реальна, как показали недавние переговоры о возможном вступлении Финляндии и Швеции.

Более того, стремление украинских властей вступить в НАТО вовлекло альянс в самый взрывоопасный этнонационалистический конфликт в регионе, даже если сторонники самостоятельности НАТО рассматривают членство Украины исключительно как вопрос соблюдения устава альянса, в котором закреплена политика открытых дверей, или Богом данное Киеву право выбирать себе союзников. Оборонительный альянс не способен справиться с конфликтом между лицом, не являющимся членом, ищущим членства, и ядерной державой, одержимой отказом от этого членства. Это конфликт, который НАТО может только проиграть и который может даже поставить под угрозу существование альянса, если государство-член, такое как Польша или Литва, будет втянуто в продолжающуюся войну между Россией и Украиной.

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг в Украине
Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг в Украине
President.gov.ua

Дополнительным риском для расширяющейся НАТО является международный порядок вокруг нее. Вместо того чтобы присоединиться к возглавляемому США порядку в Европе, Россия стремится построить собственный международный порядок и сдержать американскую мощь. По иронии судьбы расширение НАТО или обещание включить в него новые страны играют в этом Путину на руку. Это поддерживает его рассказ о предательстве Запада и оправдывает интервенционизм России перед российской общественностью. В России НАТО воспринимается как иностранное и недружественное. Его расширение является опорой внутриполитической легитимности Путина. России нужен такой лидер— согласно логике российского лидера, — который может сказать «нет» альянсу, созданному для того, чтобы говорить «нет» Москве.

Вновь заняться обеспечением безопасности

НАТО должно изменить курс, публично и явно отказавшись от добавления новых государств-членов. Оно ни в коем случае не должно отказываться от своих обязательств перед уже присоединившимися странами — авторитет США в Европе зависит от их соблюдения — но он должен пересмотреть предположения, лежащие в основе расширения НАТО в 1990-х годах. С учетом того, что альянс уже чрезмерно расширился в одном из самых опасных районов мира, присоединение Украины было бы стратегическим безумием. Театр абсурда приверженности Запада политике открытых дверей сам по себе оскорбителен для Украины (и для Грузии) и со временем вызовет неприязнь к Вашингтону. Даже если все знают, что то, что там говорят, не соответствует действительности, как украинские, так и американские власти мутят воду и отвлекают внимание тем, что не говорят откровенно.

Соединенным Штатам нужна новая стратегия взаимодействия с Россией в Восточной Европе, которая не опиралась бы в первую очередь на НАТО. Альянс существует для того, чтобы защищать своих членов, и поспособствовать этому может закрытие открытых дверей. Без сомнения, прекращение расширения потребует значительных усилий дипломатов. Такое развитие событий противоречило бы неоднократным обещаниям США и европейских чиновников, а также шло бы вразрез с прошлыми шагами. Но союз, который не может действовать в своих интересах и цепляется за доказавшие свою ложность предположения, подорвет себя изнутри. Выживание требует реформ, а окончательное оформление НАТО позволит найти подход, отвечающий сложностям региона, международному порядку, в котором западная модель не доминирует, и ревизионизму России, который не исчезнет в ближайшее время.

Соединенные Штаты и их европейские союзники и партнеры должны в то же время предложить новый институт для переговоров с Россией, в рамках которого основное внимание уделялось бы разрешению кризисных ситуаций и конфликтов, а также стратегическому диалогу. НАТО не должно играть в этом никакой роли. Стоит послать сигнал Москве, возможно, лидеру, который придет после Путина, что НАТО — это не все и не конец всей европейской безопасности. Самое главное, Вашингтон должен внести залог. Статус-кво шаток, и любой дюйм, который можно получить от дипломатии США, Европы и России, стоит того. Шансы на успех такой дипломатии малы, но не дать ей шанса было бы непростительной ошибкой.

НАТО
НАТО
Tiszta-lap.hu

В случае нового военного конфликта с Россией Соединенным Штатам следует сформировать специальную коалицию с союзниками и партнерами для борьбы с возможными угрозами вместо прямого участия НАТО (если только Россия не нападет на члена НАТО). С 1991 года послужной список НАТО на территории, не входящей в НАТО, «пестр», включая неудачные миссии в Афганистане и Ливии. Эти неудавшиеся авантюры, предпринятые вне непосредственной зоны ответственности НАТО, доказывают, что альянсу следует играть в обороне, а не в нападении.

Закрытие открытой двери НАТО не решит проблем Вашингтона с Россией. Эти проблемы выходят далеко за рамки альянса. Но прекращение расширения НАТО стало бы актом самообороны для самого альянса, обеспечивая ему те преимущества, которые сопряжены с большими ограничениями и большей ясностью.