Это же так естественно — идеальный план требовал идеальной подготовки и таковым, словно из учебника по менеджменту, тут было всё:

Холокост
Холокост
  • четко сформулированная задача; короткий, наполненный цифрами и фактами, а не пустыми рассуждениями доклад; прекрасно выбранное место на берегу сказочной красоты зимнего озера; отличная еда и выпивка, которые не отвлекали от дела, а подчёркивали важность рассматриваемого проекта и внимательнейшее отношение организаторов к участникам обсуждения.
  • блестящий менеджер проекта — деловой, не привыкший терять время попусту, умеющий вести дискуссию и слышать собеседника, убедительно отстаивать своё мнение и не позволять дискуссии уходить в сторону
  • подбор участников, наконец. Никаких первых лиц, вечно меряющихся друг с другом животами и любящих пускаться в рассуждения о великом. Никаких мелких сошек или присутствия по принципу «чтобы был». Все приглашённые — уважаемые профессионалы своего дела, имеющие вес в своих ведомствах, способные предложить наилучшее решение — техническое, организационное, правовое или финансовое.

Итак…

Идеальное место: вилла Марлье по адресу Ам-Гросен-Ванзее, 56−58, в тихом и уютном берлинском пригороде Ванзее.

Дата: 20 января 1942 года

Идеальный менеджер: обергруппенфюрер СС и генерал полиции Рейнхард Гейдрих

Идеальный помощник: оберштурмбанфюрер СС Адольф Эйхман

Идеальные участники: тринадцать представителей министерств и ведомств Третьего Рейха, старшие офицеры СС и СД.

Предмет: окончательное решение еврейского вопроса

Окончательное! Это очень точная формулировка задачи. Они не обсуждали и не должны были отвечать на вопрос «УБИВАТЬ ИЛИ НЕТ?». Вопрос был уже решён. Как говорил персонаж Мюллера в «Семнадцати мгновениях весны», наши шефы — они фантазёры, у них нет конкретной работы. (Реальный группенфюрер Генрих Мюллер тоже сидел за столом в Ванзее, как же без него.) Собравшиеся на совещание должны были ответить на вопрос «КАК?». Что и было сделано.

Генрих Мюллер
Генрих Мюллер

Они тщательно пересчитали европейских евреев, не упустив даже горстку из двухсот несчастных на территории Албании. Двухсот из одиннадцати миллионов, подлежащих уничтожению. И наверняка всех участников порадовала Эстония. В документах напротив названия страны стояло Judenfrei. К началу 1942 года Эстония освободилась от своих евреев. Окончательно. А вот Латвия недоработала. Несмотря на героические усилия одного из участников совещания — штурмбанфюрера СС Ланге, доложившего о расстреле 30 000 латвийских евреев, 3 500 еще ползали по земле.

Одиннадцать миллионов! Тяжелейшая, непосильная задача. Их же необходимо было собрать, умертвить, утилизировать тела.

Понимали ли сидевшие за столом в обеденном зале виллы Марлье, в чём принимают участие? Без сомнения, понимали. Недаром те из них, кто дожил до конца войны и предстал перед судом, старательно обходили тему своего «вклада» в решения Ванзейской конференции. Вильгельм Штуккарт пытался даже отрицать само участие в ней.

Бывшая вилла немецкого предпринимателя Эрнста Марлье
Бывшая вилла немецкого предпринимателя Эрнста Марлье
A.Savin

Могли ли не участвовать? Без сомнения, могли. Изменило бы это что-либо в судьбах миллионов евреев Европы? Нет, не изменило бы. На места «отказников» прислали бы других — более сговорчивых. Угрожал ли отказ их жизни? Скорее всего — нет. Даже солдат СС, отказывавшихся участвовать в расстрелах, не наказывали, а просто переводили в другие части или, в худшем случае, отправляли на фронт.

Угрожал ли отказ их карьере? Вероятно, хотя и это не факт. Все они были востребованными ценимыми профессионалами. Тот же Шуккарт, в свои неполные 40 лет, имел характеристику лучшего юриста Рейха. Из-под его пера вышли Нюрнбергские законы, документы о воссоединении с Германией Австрии, Судетской области, Мемеля и Данцига. Эрих Нойман из Управления по четырехлетнему плану был прекрасным организатором производства продовольствия на оккупированных территориях, вывоза в Германию ценного оборудования и сырьевых ресурсов. Да и их начальники были не последними людьми в Рейхе, никак не менее могущественными, чем Гейдрих.

Георг Лейббранд
Георг Лейббранд

Участник Ванзейской конференции Георг Лейббранд тому пример. Один из ведущих руководителей в ведомстве Розенберга, он в 1943 году открыто выступил против оголтелой нацистской политики на оккупированных территориях, считая её неразумной и вредной для Германии. Лейббранд ушёл в отставку, вышел из партии и поступил добровольцем на подводный флот. Его никто не тронул, и он благополучно скончался в 1982 году в возрасте 83 лет.

Члены айнзацгруппы расстреливают евреев близ Ивангорода, Украинская ССР, 1942 год
Члены айнзацгруппы расстреливают евреев близ Ивангорода, Украинская ССР, 1942 год

Нет, 20 января 1942 года никто из участников совещания, собранного генералом Гейдрихом, не встал из-за стола, не отодвинул от себя папку с документами и не покинул виллу Марлье. Все разногласия были рабочими, деловыми, с незначительными бюрократическими эксцессами на тему того, чье ведомство главнее.

Они живо обсудили нехватку «газенвагенов», посочувствовали бойцам Айнзацкоманд, порадовались достижениям «И.Г. Фарбениндустри», разработавшей эффективный пестицид на основе цианида, способный многократно увеличить пропускную способность «душевых» в построенных и строящихся лагерях смерти.

Альфред Мейер
Альфред Мейер
Bundesarchiv

Впрочем, теперь и не о них разговор. Участники тех событий ушли в небытие: меньше чем через пять месяцев Гейдрих был убит в Праге; «талантливый организатор» Эйхман спустя 20 лет после Ванзейской конференции был найден Моссадом, осуждён и повешен; намного раньше такая же участь постигла Бюлера и Шёнгарта; рижский палач Ланге и заместитель Розенберга Мейер покончили с собой; кто-то погиб под бомбами в осаждённом Берлине; кто-то умер от болезней, не дожив до пенсии; ну, а кому-то удалось прожить долгую, но не очень счастливую жизнь.

Члены Жеготы в 1946 году
Члены Жеготы в 1946 году

Вопрос в том, отчего столь скрупулёзный план, в котором с превеликой точностью подсчитаны евреи, вагоны и локомотивы, километры колючей проволоки и килограммы «Циклона Б», не был доведен до конца. Как случилось, что почти половина из одиннадцати миллионов приговорённых так и не была «эвакуирована»? Ответ можно найти всё в том же учебнике менеджмента — при планировании не были учтены факторы, о которых планирующие не могли знать, а следовательно, учесть в своей почти блестящей работе.

Не могли знать, что через год вермахт потерпит поражение под Сталинградом, а спустя еще два года Красная армия, ликвидировав генерал-губернаторство вместе с генералами и губернаторами, освободит десятки тысяч узников лагерей смерти и придёт в Берлин.

Не могли предположить, что будет создана «Жегота» — подпольная организация, призванная спасти те самые два миллиона двести восемьдесят четыре тысячи польских евреев, внесенных в протокол Ванзейской конференции. И что членами «Жеготы» станут тысячи поляков, а почти две тысячи из них погибнут, участвуя в операциях спасения.

Сугихара Тиунэ
Сугихара Тиунэ

Не догадывались и о том, что швед Валленберг и австриец Шиндлер будут платить деньги коррумпированным нацистским чиновникам и офицерам СС, выкупив у них тысячи человеческих жизней. Что японский дипломат Сугихара Тиунэ выдаст беженцам с оккупированных Германией территорий тысячи японских транзитных виз, а король Бельгии Леопольд III наденет повязку с шестиконечной звездой в знак солидарности со своими подданными.

Вильгельм Критцингер
Вильгельм Критцингер

Всего этого собравшиеся 20 января 1942 года на вилле Марлье в тихом берлинском пригороде Ванзее не могли знать. Под руководством эффективного менеджера Рейнхарда Гейдриха они оперативно, всего за полтора часа, решили сложнейшие вопросы, отложив «на потом» только один — вопрос определения «мишлингов» — полукровок. После с удовольствием отобедали — шла война, и не каждый из присутствующих, несмотря на чины и звания, мог позволить себе такую еду — отличные вина, прекрасно приготовленные мясо и рыбу, деликатесные сыры. Отчего же не покушать после плодотворной работы, не выпить рюмку французского коньяку и не выкурить контрабандную кубинскую сигару. Тем более что все расходы брало на себя СС.

Да, да. Всё это просто кино: немецкий фильм 1984 года «Ванзейская конференция» и американский «Заговор», снятый через семнадцать лет после первого.

Просто кино…

Но в 1947 году в архиве министерства иностранных дел Германии обнаружился итоговый протокол «идеального совещания». Экземпляр принадлежал Мартину Лютеру, сохранился чудом и был единственным. В том же году Вильгельм Критцингер — один из немногих оставшихся в живых участников тех событий — дал детальные и откровенные показания перед судьями Нюрнбергского трибунала. Он был уже смертельно болен, и терять ему было совершенно нечего. А ещё в архиве хозяйственного управления Главного управления имперской безопасности отыскались счета: еда, выпивка, разбитая посуда…

20 января 1942 года. Восемьдесят лет назад.

Все участники были приглашены на завтрак, который начался в девять утра. Чрезвычайно занятый Гейдрих прилетел точно к назначенному времени начала совещания — 12:00. Он сам сидел за штурвалом лёгкого одномоторного самолёта и приземлился прямо на лёд замерзшего озера Ванзее… Безумно красивого в это время года.