В Москве прошла первая встреча спецпредставителей Турции и Армении по нормализации отношений. Анкару представлял Сердар Кылыч, а Ереван — Рубен Рубинян. Переговоры продолжались 1,5 часа. Их итоги были позитивно оценены внешнеполитическими ведомствами двух стран, квалифицировавшими их как «конструктивные». Было также сообщено, что «стороны обменялись предварительными мнениями о процессе нормализации, который будет осуществляться посредством диалога между Турцией и Арменией без предварительных условий».

Иван Шилов © ИА REGNUM

Но именно это несколько запутывает ситуацию, если, конечно, речь ведется именно о восстановлении дипломатических отношений между двумя странами. Мировая практика показывает, что провести такую акцию можно и иначе. Это делается через обмен нотами, телеграммами на самом высоком государственном уровне или между министрами иностранных дел через подписание соглашения. Первым шагом к этому обычно является признание одним государством другого, что между Турцией и Арменией уже имеет место быть. Другие сопутствующие вопросы или проблемы могут решаться или обсуждаться с участием официальных представителей в рабочем порядке. Отсюда следует вывод: нынешний турецко-армянский диалог имеет более широкую повестку, нежели официально заявленную, и он может носить относительно длительный характер. Ведь московской встрече Кылыча и Рубиняна предшествовала острая драматургия.

После второй карабахской войны Ереван и Анкара обменивались сигналами о готовности начать мирный диалог. Но этот процесс блокировал Баку, навязав Турции вариант так называемого «пакетного решения»: без уступок Армении по части практической реализации проекта по открытию так называемого Зангезурского коридора, связывающего западный Азербайджан с Нахичеванью и Турцией через армянскую территорию, не вести переговоры с Ереваном по нормализации отношений. Как пишет в этой связи хорватское издание Advance, такая «позиция была странной». Россия как стратегический союзник Армении выступала в роли чуть ли не инициатора по нормализации ее отношений с Турцией, в то время как Баку и Анкара оказывали сильное давление на Ереван, требуя выполнения своих новых условий. Поэтому ситуация была заведена в тупик, и потребовалось немало усилий для того, чтобы развести турецко-армянский и армяно-азербайджанский переговорные процессы.

Совместный российско-турецкий мониторинговый центр
Совместный российско-турецкий мониторинговый центр
Министерство обороны Российской Федерации

Как ни крути, но взаимоотношения Еревана с Анкарой и с Баку определяют разные геополитические и политические факторы. Турция не является подписантом соглашения 9 ноября 2020 года, прекратившего вторую карабахскую войну, а ее политика в отношении Армении не согласуется с кампаниями в Сирии, Ливии, Ираке. Нагорный Карабах стал для Анкары всего лишь одним из конфликтов в серии столкновений, в которых она участвовала косвенно на стороне Азербайджана. Но именно на Турцию, а не Азербайджан, напрямую завязана проблема армянского вопроса. Поэтому процесс попытки нормализации армяно-турецких отношений выходит далеко за рамки двухсторонних отношений. Турецкий писатель и журналист Явуз Байдар говорит, что «если оценивать проблему в широком смысле, то легко заметить запутанную дипломатическую хореографию президента Реджепа Тайипа Эрдогана, связанную с попытками через армянский вопрос решить как геополитические проблемы с Западом, и в частности с США, так и определенные внутриполитические задачи, связанные с вопросами демократии».

Реджеп Тайип Эрдоган
Реджеп Тайип Эрдоган
Официальное интернет-представительство президента России

Не случайно, отмечает турецкий эксперт по международным отношениям Мустафа Таньери, «армянское лобби в Америке испытывает большие неудобства в связи со сближением Турции и Армении и призывает администрацию президента США Джо Байдена помочь им раскрыть истинные намерения Анкары». Тем не менее существует точка зрения, согласно которой премьер-министр Армении Никол Пашинян стремится нормализовать отношения с Турцией под подавлением США и Европы, чтобы «нейтрализовать влияние России». Турецкое издание Habertürk даже полагает, что «Пашинян опасается переворота ультранационалистических пророссийских групп» и неслучайно «с момента своего избрания целых четыре раза говорил о поиске пути нормализации с Турцией». В этом, на наш взгляд, и проявляется специфика состоявшихся в Москве переговоров спецпредставителей Турции и Армении.

Для Анкары в широком смысле это возвращение в конструктивное русло, выстроенное еще в октябре 2009 года при подписании известных Цюрихских протоколов. Что касается современности, то детали следующего раунда переговоров определятся позже. Дата и место проведения второй встречи уточнят по дипломатическим каналам. В этой связи МИД России выразил надежду на то, что диалог между Ереваном и Анкарой окажется все же успешным. Посмотрим.