В ура-патриотическом сегменте российских СМИ многие годы самой популярной темой является дискуссия на тему «Дотянет ли Украина до следующих выборов». После краткого анализа вывод делается всегда твёрдый: не дотянет. А если и дотянет, то после них точно распадётся. Ибо не может она не распасться, не может её Земля носить так долго при всех её пороках. Там уже всё хуже и хуже, и не за горами время, когда Анти-россия небратьев рухнет под тяжестью своих преступлений.

Украина
Украина
Иван Шилов © ИА REGNUM

Это заклинание похоже на то, что говорил Сталин 7 ноября в 41-м: «Если судить не по хвастливым заявлениям немецких пропагандистов, а по действительному положению Германии, нетрудно будет понять, что немецко-фашистские захватчики стоят перед катастрофой. В Германии теперь царят голод и обнищание, за 4 месяца войны Германия потеряла 4 с половиной миллиона солдат, Германия истекает кровью, ее людские резервы иссякают. … Еще несколько месяцев, еще полгода, может быть, годик — и гитлеровская Германия должна лопнуть под тяжестью своих преступлений».

Парад 7 ноября 1941 года
Парад 7 ноября 1941 года

Так бывает, когда очень трудно и страшно, кажется, что силы на исходе, а выстоять необходимо, и любой ценой требуются слова поддержки, даже если это ложь. Приходит время не аналитики, а сеанса массового гипноза. Так надо. Это свидетельство психологической, а не физической усталости. Физически сил хватило до мая 1945-го. Знай мы сроки войны и цену Победы тогда, в 41-м, смогли бы мы выстоять? У страха ведь глаза велики, да ничего не видят.

Кстати, такие же процессы происходят сейчас и на Украине. Там тоже России лет 20 прочат несколько месяцев, от силы годик. И Путину обещают скорый крах. Там такие же славяне, как и мы, и им тоже страшно. И реагируют они так же, защищаются тем же самогипнозом. Им трудно, они не видят выхода, ухудшениям конца не предвидится, а поверить в то, что это ещё лет на 80, выше человеческих сил. Вот и обещают России жить до следующих выборов, а там — конец их мучениям.

На самом деле анестезия подобной лжи во спасение помогает слабо, но её часто меняют. И потому в целом психика как-то выдерживает. Ведь принять вражду двух частей одного народа, где перемешаны родственники, история, вместе прошла половина жизни — это стресс невыносимый. Надо как-то защищаться.

Кто-то обратил внимание на то, что в России чудовищно популярны украинские мелодрамы, а на Украине — российские? Это такие нехитрые истории про любовь, где нет ни капли политики, но есть радость и горе, любовь и злоба, честность и коварство, верность и предательство. Мечты о счастье и их исполнение. В конце всё кончается свадьбой и воссоединением, зло наказано, справедливость восстановлена. Этого хотят зрители в России и на Украине и голосуют выбором сериалов, а не политиков.

Код генетический у нас единый. Пока нам внушают ненависть и прозападные ценности, по обе стороны границы люди тоскуют по нашим традициям. У нас не верят в то, что наша вражда всерьёз и надолго. Это скорее семейная ссора, спровоцированная чужими завистниками, как в сериале. Ссора сойдёт, а мир вернётся.

В одном украинском фильме главная героиня объясняет руководству крупнейшего Киевского (столица) универмага, что женщина, оказавшись между отделом женского белья и детской одежды, выберет покупку детям. «Мы так воспитаны», — объясняет она, и все соглашаются. Отделы удаляют друг от друга — и дела налаживаются.

И зрители согласны. Мы так воспитаны. Где? В общей истории. Мы одинаковые в глубине души. В Европе женщина купит бельё, а у нас — детскую одежду. Те, кто всему предпочитает кружевные трусы, ещё молоды и глупы. У них ещё нет своих детей. На Украине и в России женщина-мать — это общее. Тут рефлексы одинаковые, и лучше всего видно, что никакой разницы между нами нет.

И потому по обе стороны линии фронта война — это потрясение, от которого хочется спрятаться. Путь даже в такие мифы. Ссора с роднёй — вещь невыносимая. Если длится долго, можно сойти с ума.

На самом деле то, что происходит сейчас на Украине, — очень надолго. Украина переживёт и следующие выборы, и те, что за ними, и потом после них. Как бы там ни было плохо, бандеровщину давить там не могут потому, что это распад Украины. А никто, кроме нацистов, идеологию сепаратизма от России как основу власти постсоветских элит не разрабатывает.

Украинские националисты
Украинские националисты
Antanana

Чем тогда обосновывать отделение от России? Центру, Югу и Востоку Украины это не нужно. Им нужны гроши, а не самостийность. А гроши — это Россия, а не Европа. Газ, рынки, кооперация, транзит. Ничего этого Европа со своими квотами Украине не даёт.

Украина — это южный диалект русского суперэтноса. Как баварцы в Германии. Попробуйте там сказать, что Бавария — не Германия! У баварцев есть собственная гордость, своя идентичность. Они её берегут и ею гордятся. Свой костюм и своя кухня. Но сказать, что Бавария — это Антигермания, означает вычеркнуть себя из немцев. То, что немцы не позволяют у себя, они радостно насаждают у нас. Что поделать, инстинкты наследственны и по результатам проигранных войн не меняются!

Есть у украинцев своя самоидентичность, дорогая для них? Конечно, есть. Ей несколько столетий. Выкорчёвывать её глупо. Как баварскую у немцев. Собирание наших земель впереди, но оно пойдёт поверх украинской самоидентичности, выраженной в их культурных особенностях. Русские будут интегрировать украинцев, щадя их национальные комплексы, а не выжигая их калёным железом. Только так это будет успешным.

Крах СССР — это такая долгосрочная катастрофа, что готовить воссоединение придётся несколько десятилетий. Лишь через 30 лет смогут обозначиться те кризисные явления в Европе, что станут причиной вызревания раскола Украины на сторонников и противников Запада. К этому времени изменится всё: США, Россия, Китай, Европа. На Украине сменятся поколения, пережившие Майдан. Придут те, кто сыт по горло его последствиями.

Пока будет накапливаться кризисный потенциал в Европе, неофициальный культурный обмен между Россией и Украиной будет идти поверх границ. Они снимают свои сериалы, привлекая наших актёров и выводя фильмы на наш общий рынок. Мы это активно смотрим — в интернете миллионы просмотров.

Что смешно — западенцы по спутнику смотрят наши телепрограммы больше, чем свои местные. Шоу-бизнес у нас тоже перемешан, а рынок общий. Отбиваются от политических активистов и сшивают обе республики обратно, как нитками. Новогодние поздравления Путина — это уже притча во языцех. Украина смотрит их больше, чем своих президентов.

В общем, мягкая сила массовой культуры оказалась заброшена идеологическими бойцами и потихоньку точит дерево конфликта, как вода камень. Сейчас лишь мелодрамы остались незамеченной интегрирующей силой, но и тут не так просто всё разрушить — это деньги, а значит, за этим стоят какие-то политики. Сериалы защищены политической крышей, и, пока пушки молчат, фильмы про любовь делают своё интеграционное дело.

Это ещё одна причина России не воевать с Украиной. Как и Украине с Россией. ВСУ и добробаты — не Украина. Глубинный народ подвержен эмоциям пропаганды, но в глубину это чувство не проникает. Как идущий в России сериал «Сваты», где герои ругаются и мирятся, но до войны не доходят. Зеленский не в заявлениях, а в своём бизнесе проявляет интуицию лучше всего. А наши и не спешат его закрывать. С чего бы это?

ВСУ
ВСУ
(сс) Ministry of Defense of Ukraine

При всех этих перетягиваниях и отталкиваниях нам важно не допустить военного столкновения, которого так хотят в Вашингтоне и Лондоне. Украина будет переходить через выборы, учиться жить в бедности, социальном расслоении, уставать от истерики, опустошаться от эмиграции и депопуляции, жить в долг, терять веру в свои элиты, вырождаться и превращаться в европейскую Зимбабве — но она будет существовать. Верить, что ещё годик — и режим падёт под тяжестью своих преступлений, не нужно.

Украина — часть системного кризиса капитализма Запада, а это процесс долгосрочный. Украинский дикий капитализм, замешанный на остром комплексе национальной неполноценности значительной части украинского населения, будет выгорать до тех пор, пока в мире не сложатся новые союзы, в которых Россия и Китай создадут альтернативу Западу. Вот тогда Украина начнёт метаться между Западом и Востоком.

Но и тогда не факт, что Украина распадётся. Китай через Азию и Россию стремится в Европу, куда его не пускают США. Если «Пояс и путь» всё же возникнет, Европа станет многовекторной и отдалится от США, повернувшись к Китаю и России. Тогда раскол транзитной Украины будет одинаково невыгодным Европе, России и Китаю. И она получит новый шанс.

Правда, придётся исключить из процесса Англию и США. Условия для этого начнут возникать не раньше, чем лет через 20−30, и завершатся к концу века. Видение ситуации будет совсем не таким, как теперь. Россия именно тогда восстановит свою зону влияния. А до этих пор надо запасаться терпением и уметь работать на будущее.