Мир продолжает обсуждать переговоры лидеров России и Китая Владимира Путина и Си Цзиньпина. Лейтмотив разный. От ощущения надежды на преодоление глобального кризиса у развивающихся стран до «мягкой», подспудной истерики на Западе с попытками вдохнуть новую жизнь в старую политику сдерживания. Очень показательной является статья в «боевом листке» «глубинного государства», отражающем коллективные интересы финансовой олигархии — The Wall-Street Journal. Автор — некто малоизвестный Эндрю Михта, подвизающийся в военно-политических колледжах США, даже не университетах, в настоящее время работающий в Германии. Для WSJ такой «эксперт» — не уровень, и если ему дали слово, то отнюдь не случайно. Оно и понятно: генеральный тезис — о том, что историческое время якобы работает на США, а Россия и особенно Китай, с которым у Америки балансирование на грани конфликта, будто бы уже достигли своего пика и в перспективе станут всё более уступать американцам. Эдакая «ловушка Фукидида» наоборот. Оказывается, это не Вашингтон в упадке, а его пекинские и московские оппоненты, хотя вся международная динамика говорит об обратном. В экспертной среде ничего подобного никогда не звучало, и никто из известных политологов, разумеется, за подобную «грязную работу» не брался, но сделать ее редакции по заказу олигархического «политбюро» было очень нужно. Вот и сделали, выведя в «аналитические» топы заштатного статиста.

Россия и Китай
Россия и Китай
Иван Шилов © ИА REGNUM

По существу. В статье, рекламно озаглавленной «Роковой упадок России и Китая», вероятность «агрессии» со стороны Москвы и Пекина тем выше, чем сильнее они будут ощущать собственную слабость на фоне возрастания американской мощи. Главный аргумент, бездоказательно бросаемый автором, носит откровенно пропагандистский характер и сводится к тому, что «вот сейчас Америка как возьмет, да как переориентируется с «войны с терроризмом» на конфронтацию великих держав — так все вокруг в осадок и выпадут!» Битыми здесь представляются обе части этого тезиса. Реально с терроризмом борются как раз Россия и Китай. США же, обозначая такую борьбу, на деле поддерживают террористов, взращивая их в собственных пробирках. А потом частично утрачивают над ними контроль, используя эту ситуацию для вмешательства в конфликты таким образом, чтобы внешне всё выглядело их борьбой с «бармалеями», а фактически — созданием проблем тем, кто им реально противостоит. Примеры Сирии, а теперь и Афганистана, который попытались оставить занозой для Москвы и Пекина, да не получилось, — говорят именно об этом.

Солдаты США в Афганистане
Солдаты США в Афганистане
The U.S. Army

Что еще «предъявляет» г-н Михта? Гиперзвуковой прорыв в США, от чертежей которого до «железа» расстояние неслабое? Попытка возрождения триады СЯС (стратегических ядерных сил), изрядно запущенной в связи с просчетом 90-х годов, когда ошибочный упор был сделан на стратегию глобального неядерного удара в сочетании с надеждой на послушное обнуление вместе с Россией ядерных потенциалов? Преодоление фронды с США в Европе и возврат в Америку производственных мощностей, технологических и логистических цепочек из того же Китая? Подрыв демографии в России и Китае, который весьма волюнтаристски изображается «нарастающим общественным давлением» на московские и пекинские власти? Но это всё «очень жидко» и не тянет на заявку безоговорочного лидерства, которое к тому же по ранее сверстанным планам предполагалось разделить между участниками квазимногополярности под американским контролем. А потом выяснилось, что Китай, к которому в конце нулевых годов с этим вопросом обратились, наотрез от этого отказался. Из всего этого претенциозного словоблудия ясно вылезает только одно, что, по мнению автора этих строк, имеет значение. Там, где речь идет о репатриации производственных цепочек, учитывая «кукловодческий» статус WSJ, усматривается перспектива на предстоящие в 2022 году промежуточные выборы с их итогом в виде возврата инициативы республиканцам, которые с идеей такой репатриации и носились при Дональде Трампе. Следует присмотреться к ходу мыслей «кукловодов»: Джо Байден подрядился разорвать альянс России и Китая, поэтому в его пользу пересчитали голоса от Трампа. В части электоральных махинаций у американской «закулисы» всё сработало. А вот за пределами ее сферы влияния вышел пшик: каждый шаг по пути вбивания клина между Москвой и Пекином, как и подчеркнули в своем разговоре Путин и Си, способствовал не расхождению, а дальнейшему сближению двух главных евразийских держав. В какой-то момент, надо полагать, «концептуальным элитариям» из «глубинного государства» стало понятно, что так недалеко и до полноценного российско-китайского военного союза. И они решили сменить руку: вот откуда ширяющийся рой комментариев в американских СМИ, что электоральные «акции» демократов за год до выборов-де падают, а республиканцев — растут. Просто дают «сигнал», что в этот раз снова посчитают «как надо», но уже в пользу «нанайских» оппонентов Байдена.

Переговоры Владимира Путина с Си Цзиньпином
Переговоры Владимира Путина с Си Цзиньпином
Kremlin.ru

Вот именно поэтому мы и обратили внимание на эту заштатную статейку. Появись она где-нибудь на уровне «желтой прессы», была бы одна история, а в случае с WSJ, похоже, дается электоральная установка на смену, точнее, пересмотр не сыгравших ориентиров. А всё остальное в условиях хваленой американской «демократии» — дело техники. Вернее, ловкости рук, которой «глубинным концептуалам» не занимать.

Что же на самом деле вызвало такой поток спутанного сознания, из-за которого явственно чувствуется неподдельный страх перед войной уже в ближайшее время? Инкриминируя подготовку к такой войне Москвы и Пекина, в Вашингтоне, утратив связь с логикой, будто бы забывают о собственном недавнем стратегическом выводе, что Китай примерно к 2028−2030 году сравняется с США по военной мощи, после чего нападать станет поздно. Это означает только одно, и это второй важный содержательный момент статьи. Пентагоном, следовательно, разрабатываются планы военного конфликта до этого временного рубежа, и американские спекуляции вокруг якобы «ожидаемого» Западом одновременного военного решения Россией «украинского вопроса», а Китаем — тайваньского прикрывают собственные милитаристские приготовления. Самая большая опасность здесь — в том, что США рискнут на авантюру в расчете на ее ограничение «локальными» масштабами тех же Украины и Тайваня. На деле же в любой такой конфликт, а в два вместе взятых тем более, автоматически встроены объективные, не зависящие от (не)желания участников механизмы эскалации до глобального обмена ядерными ударами.

Суммируем месседж материала г-на Михта в WSJ: США готовят нападение на Россию и Китай руками Киева и Тайбэя, чтобы затем вмешаться самим, изображая «миротворцев». Повторим: калибр автора, если речь о подобном официозе Уолл-стрита, не имеет значения, ибо его позиция продиктована свыше, обсуждением, а возможно, и решениями, принятыми в верхних политических штабах. Именно поэтому в центр переговоров президента Путина и председателя Си были поставлены военные вопросы. Темы пандемии, включая производство российских вакцин в Китае, а китайских — у нас, звучали. Должное отдавалось продолжающемуся росту товарооборота, который за десять месяцев нынешнего года преодолел целую прошлогоднюю планку. Обсуждались перспективы проведения встречи и переговоров лидеров пятерки стран — постоянных членов Совета Безопасности ООН. Эта тема особенно волнует Москву и Пекин в свете прошедшего «саммита за демократию». Не будет преувеличением сказать, что перед нами «лакмусовая бумажка». Если западное трио Совбеза и дальше будет уклоняться от поддерживаемой Китаем российской инициативы, выступая за нее лишь на словах, то это может быть показателем того, что на ООН в западных столицах ставится крест, и это засвечивает их планы. Отрицательный результат — тоже результат.

Джо Байден и Энтони Блинкен на «Саммите за демократию»
Джо Байден и Энтони Блинкен на «Саммите за демократию»
Цитата из видео «США на саммит «За демократию» не позвали Россию, Китай и даже некоторые страны Евросоюза» на YouTube

Еще лидеры двух наших стран говорили о расширении энергетического партнерства, и не только в контексте увеличения газовых поставок из России в Китай, но и в связи с атомной энергетикой. Хорошо известно, что энергетическая тема — была, есть и будет вопросом «двойного» назначения, непосредственно связанным с безопасностью и обороной. Но в центре переговоров всё-таки оказалась стратегическая координация с сильным уклоном в военные вопросы. Впечатление хорошо подготовленного «экспромта» оставляет выдвижение российским президентом именно в канун разговора с Си Цзиньпином инициативы о письменных гарантиях отказа НАТО от дальнейшего расширения, тех самых, в которых в свое время обманули СССР и Горбачева. Путин с высоты своего политического опыта играючись использовал французского президента Макрона в качестве спарринг-партнера по выдвижению важнейшего предложения, которое уже составляет головную боль Пентагона и НАТО. То, как быстро и решительно китайский лидер солидаризовался с Путиным, говорит о том, что вопрос проговаривался заранее. Тем более что НАТО остается проблемой не только для России, но и для Китая, так как США периодически понуждают сателлитов — Великобританию, Францию, Германию, Нидерланды — участвовать в провокациях в Тайваньском проливе, где они устраивают сквозные проходы.

Освоение газовых ресурсов и формирование газотранспортной системы на Востоке России
Освоение газовых ресурсов и формирование газотранспортной системы на Востоке России
Gazprom.ru

Главы государств особо подчеркнули прогрессирующий характер двустороннего всеобъемлющего стратегического партнерства. Агрессивное вмешательство США в вопросы внутренней политики России и Китая под предлогом неких новых «правил» неприемлемы и должны встречать солидарный ответ. Демократия — универсальная ценность, на которую Вашингтон не имеет монополии, хотя и примеряет ее на себя, и которая имеет четкую цивилизационную привязку, сообразуясь с системой ценностей и традициями конкретной страны и народа. Неприемлема идеологизация международных отношений, причем под любым предлогом, будь то права человека или государственный и политический строй. Данные вопросы находятся в сугубой внутренней компетенции и не являются поводами для вмешательства в национальную повестку со стороны. Тем более недопустима политика одностороннего диктата и санкций по внутриполитическим основаниям. И поскольку Вашингтон такую практику продолжает, дипломатия России и Китая и впредь будет четко координировать позиции по всем важнейшим вопросам. Так было и в уходящем году, когда после скандального демарша Вашингтона в ходе китайско-американской встречи на Аляске в Китай срочно прибыл глава МИД России Сергей Лавров и обсудил по горячим следам складывающуюся ситуацию со своим коллегой Ван И. Координация распространится и на военную сферу; многие детали незадолго до переговоров лидеров обсудили главы военных ведомств двух стран Сергей Шойгу и Вэй Фэнхэ. Будет и дальше расширяться палитра совместных военных учений. Обговорено «обеспечение более эффективной защиты интересов безопасности обеих сторон». С учетом прошедших военно-морских маневров Россия — АСЕАН можно констатировать формирование зон стабильности на уязвимых флангах Евразийского континента. Между тем именно туда, а также в зону проливов между океанами и Южно-Китайского моря направлены подрывные усилия США, как раз в этом и заключена суть вашингтонского концепта «Индо-Тихоокеанского» региона.

И последнее, что обращает внимание. За недавнее время прошли сразу три двусторонних встречи: Си — Байден, Путин — Байден и только после этого Путин — Си. Даже чисто стилистически это говорит о последовательности американских попыток вбить между Россией и Китаем клин, договорившись с каждым из них против другого в сепаратном режиме. А закончилось всё по-видимому состоявшимся в закрытой части разговора лидеров наших двух стран обменом мнениями по итогам переговоров с американской стороной. Уровень откровенности в отношениях, на который они вышли, позволяет приоткрывать друг для друга дипломатические позиции, организуя взаимодействие на всё более и более высоком уровне. Поэтому не случайно, что комментируя итоги переговоров, военные эксперты неизменно подчеркивают, что, при сопоставлении совокупных потенциалов коллективного Запада с одной стороны и России и Китая — с другой, натовская сторона никакими преимуществами не располагает, и ее относительное превосходство в одних видах вооружений компенсируется отставанием в других.

Переговоры президента США Джозефа Байдена и председателя КНР Си Цзиньпина
Переговоры президента США Джозефа Байдена и председателя КНР Си Цзиньпина
Gov.cn

И самое последнее. Это не выбор Москвы и Пекина — закручивать спираль противостояния, которого — Путин и Си сошлись во мнениях — следует избежать, как и самого развития ситуации в логике Холодной войны и ее наследия. Россия и Китай готовы к конструктивному диалогу с Западом, но исключительно на равноправной основе. Обсуждать стратегическую безопасность и стабильность — да, выслушивать нравоучения по части гуманитарной повестки и норм международного поведения — однозначно нет! Разделится ли мир на противостоящие друг другу военно-политические блоки — зависит от Запада. И у него еще сохраняется шанс отвернуть от опасного курса на конфронтацию, чреватого очень серьезным международным кризисом. Этот совместный месседж — и есть главный результат российско-китайских переговоров.