Основополагающей чертой жизнеспособного общества является уважение к предкам, сохранение о них светлой памяти. Мы подспудно ощущали это все 1990-е и 2000-е годы и особенно остро ощущаем сегодня. Что только ни делали наши противники, чтобы опорочить их доброе имя, но большинство из нас бережно хранили эту память, а эта память хранила и хранит нас — каждого в отдельности и народ как целое. На шествиях «Бессмертного полка» и у солдатских могил мы физически ощущаем, как их жертва укрепляет нашу волю, а память и скорбь обращаются в силу. Но чтобы эта память действительно хранила наш народ и дальше, мы должны хранить её в чистоте, препятствовать любым попыткам замутнить, опорочить, перечеркнуть её.

Великая Отечественная война
Великая Отечественная война
Иван Шилов © ИА REGNUM

Вот на чём в этом контексте мне представляется важным сосредоточить внимание.

Главный идеологический и политический враг современной России — это антисоветизм. Он взращен на неприятии новыми капиталистами советского социалистического общественного строя. Антисоветизм препятствует нашему органичному развитию, подрывает возможность народного единства, разрушает преемственность нашей истории. Мы не сможем его полностью исключить из политики исторической памяти, но что мы можем и должны сделать, так это вскрывать этот конъюнктурный политический подход, дискредитировать его, вытеснять из приличного дискурса.

В преломлении к обсуждаемой сегодня теме мы наблюдаем попытки отделить от Победы 1945 года советскую систему, то есть систему, благодаря которой эта победа и была одержана. Тем более наши сегодняшние верхи хотят отделить от Победы 1945 года Коммунистическую партию и вождя СССР И. В. Сталина. Это я говорю о смысловом уровне. Что же мы видим на уровне символическом? Здесь — задрапированный мавзолей, двуглавые орлы на мемориалах, посвящённых Великой Отечественной войне, бело-сине-красный флаг на панно с портретом Жукова и так далее. Наши предки, напомню, воевали под Красным знаменем и красной звездой. Под ними мы должны их помнить. Под ними они и должны лежать.

Те, кто занимается порочным делом выхолащивания идеологической основы Победы 1945 года, считают, что у них хватит авторитета, чтобы изменить отношение людей к Сталину, Ленину, всему тому периоду в жизни нашей страны. Нет, не хватит — будь они в правительстве, в церковной иерархии или где-то ещё. Здесь я полагаюсь на народное чувство, и дополнительные основания мне для этого дают те слова благодарности и ностальгии, с которыми люди сегодня вспоминают Советский Союз. Хулители советского строя, хулители СССР сами в результате дискредитируют себя и те организации, которые берутся представлять. Отстоять правду о войне и Победе 1945 года, не защитив правду о СССР и советском строе, не удастся. Это наша победа только в той мере, в которой мы встаём в ряды советского народа-победителя. Отмежуйся от него, и не заметишь, как станешь бандеровцем.

Красноармейцы у здания Рейхстага. Берлин. 1945
Красноармейцы у здания Рейхстага. Берлин. 1945

В связи с тем, что я сказал выше, перед нами стоит важнейшая задача противодействовать не только общим посылам антисоветизма, но и прикладному искажению той общественной среды, в которой воспитывалось поколение победителей. Мы обязаны формировать её объективное понимание.

Особенно много плохого у нас говорится о 1920-х годах — мол, разброд, шатания, «нравственная разнузданность», «антисемейная и антинациональная политика большевиков»… Нет, именно большевики, именно общественная среда 1920-х — начала 1930-х годов воспитали будущих победителей. Эта среда устанавливала правильную иерархию ценностей, задавала верные патриотические ориентиры.

Главное, что нами утеряно по сравнению с тем временем, — это способность жить, мыслить и действовать в категориях единого народа, который был до тебя и будет после тебя, а ты лишь его частичка. Именно такое понимание и подвигало поколения победителей на жертвенность, вселяло веру в бессмертие. Почитайте на этот счёт, например, «Одухотворённые люди» Андрея Платонова!

Внешне сейчас немало делается, чтобы если не погрузиться в эту среду, то хотя бы прикоснуться к ней: молодёжь одевает гимнастёрки, телогрейки, пилотки… Но мало одеть гимнастёрку и пилотку — важно понимать, что было под ними: в голове и сердце наших предков, какие книги и песни сформировали их отношение к родине и товарищам, к жизни и смерти.

Усилить неприятие советской эпохи — а она была, как мне думается, важнейшим для будущего нашей страны опытом построения в ней справедливого общества и общенародного государства — призван насаждаемый тезис о «трагическом» и «страшном» XX веке. Да, этот век был особенно драматичен, но это был великий, героический век, век самых выдающихся свершений нашего народа в его истории! Главные из них — Великая Отечественная война и послевоенное восстановление. В событиях XX века заложен своего рода универсальный текст нашей культуры. Этот текст уже написан, его нельзя пытаться переписывать, его надо принять таким, как он есть, читать его внимательно и благоговейно. Но при том, что этот текст есть, нас всячески отваживают от него, от того, чтобы быть его наследниками. Но тогда наследниками чего хотят сделать наш народ? Царизма?

Послевоенные СССР
Послевоенные СССР

Если далее конкретизировать сказанное выше, то важно правильно распределять смысловые акценты в понимании того, за что мы ненавидим и презираем Гитлера, созданное им германское государство, тех, кто ему служил. Мы их ненавидим не столько за то, что они напали и напали первыми, сколько за то, какими преступными, варварскими методами они и их приспешники из числа прибалтов, украинцев, венгров, румын, а также русских и так далее вели эту войну. Здесь, с одной стороны, мы видим линию власти на вскрытие преступлений геноцида на нашей земле, это новое из практики последних лет, но одновременно мы продолжаем наблюдать в кинематографе «хороших» и «благородных» гитлеровцев, рукопожатия танкистов, рассуждения о том, что солдаты вермахта выполняли в войне против СССР «свой долг», видим повышенную заботу об их захоронениях. А они все преступники. По решению Нюрнбергского трибунала — не все. А по нашей народной памяти — все, кто пришёл на нашу землю в качестве агрессора, преступники. А вот немецких коммунистов, немецких антифашистов мы помним иначе. Или тех латышей, литовцев и эстонцев, кто сражался в рядах Красной армии. Именно они спасли честь и доброе имя своих народов в той войне. О латышах, о Латышской стрелковой дивизии РККА необходимо сказать особенные слова благодарности в контексте Битвы за Москву — она насмерть стояла под Наро-Фоминском и Кубинкой.

Под таким углом зрения особенно кощунственной выглядит «двойная бухгалтерия» в подходе к соучастию в преступлениях немецких нацистов, к их пособникам. Когда мы говорим о прибалтах или украинцах, добровольно пошедших служить Гитлеру, мы с гневом отвергаем разговоры о том, что служили они не Гитлеру, а своему «национальному делу», что воевали они не против русского и других народов СССР, а «только против коммунистического режима». Когда же речь заходит о служивших Гитлеру русских людях — причём, понятно, не простых, а имеющих особенный историко-культурный статус, как то казачьих атаманах, бывших царских офицерах и генералах, представителях политической элиты белой эмиграции, — то тут некоторые почему-то проявляют готовность согласиться с подобными доводами.

Те, кто избрал сотрудничество со смертным врагом своей родины, и тем более те, кто изначально одобрил нацистское вторжение, имевшее целью уничтожение нашей страны и населяющих её народов, навеки должны оставаться покрытыми позором и презрением.

Само собой разумеется, мы должны изживать хрущевско-перестроечную трактовку событий Великой Отечественной войны, особенно её начального периода. Не буду её детализировать, она понятна. Здесь нам в помощь новые материалы из архивов, которые систематически стало открывать Министерство обороны, за что ему большое спасибо. Эти материалы, однако, нуждаются во внимательном взгляде историков и публицистов, в их адаптации для современного читателя, в доходчивом разъяснении.

Активный акцент сегодня делается на личную и семейную память о родственниках, воевавших в ту войну на фронте и отдававших свои силы во имя победы в тылу. Эта личная память, конечно, важна, но без общенародной памяти и тем более вне её она мало что значит. Личные мотивы, которые были свойственны, конечно, всем участникам Великой Отечественной войны, обрели свой несокрушимый и победоносный характер только в силу сплочения в общую ненависть к врагу, в общую волю к победе всего советского народа. А его вели за собой вожди, коммунисты, партия — та, военная, ВКП (б), а не перестроечная КПСС.

Руководители ВКП(б) в Кремле.В первом ряду справа налево: Л.М. Каганович, В.М. Молотов, И.В. Сталин, М.И. Калинин, Н.И. Ежов, А.А. Андреев. 1937
Руководители ВКП(б) в Кремле.В первом ряду справа налево: Л.М. Каганович, В.М. Молотов, И.В. Сталин, М.И. Калинин, Н.И. Ежов, А.А. Андреев. 1937

О фильмах и кинематографе: их создатели должны помнить, что Великая Отечественная война — это война наших отцов и дедов. В ней победили они, а не мы, и никто не смеет ни умалять, ни искажать их подвиг. Никто не смеет домысливать за них, что они думали о том, за что воюют. Мы знаем о них и об их мыслях из великой «лейтенантской прозы» и военной поэзии, из военных песен, из документов тех времён, из дневников участников войны. Эта литература огромна по охвату и глубине. Вот это и надо экранизировать. Это и должно ложиться в основу новой художественной прозы. А журналы боевых действий! Да по ним можно снять десятки, если не сотни, прекрасных фильмов! Но нет, берут книгу какого-то отщепенца, на волне перестройки написавшего пасквиль, как это было с недавним фильмом о Ржевской битве, и пытаются заставить нас это смотреть…

Ещё одна важная тема — это хранение памяти о Победе 1945 года на пространстве бывшего СССР. Она требует отдельного разговора, тем более что и русские люди в новых государствах, и лучшие представители титульных этносов, всех братских народов СССР бережно хранят эту память. Хотя тоже хранят в непростых условиях. В дни битвы под Москвой особенно хочется сказать слова благодарности в адрес тех, кто в Казахстане хранит память о генерале Панфилове, его дивизии, героическом защитнике нашей общей тогда столицы, лучшем комбате Панфиловской дивизии Баурджане Момышулы.

Защищая правду о Великой Отечественной войне и участии Советского Союза во Второй мировой войне, мы защищаем не абстрактную научно-историческую истину, но — главное для нас, сокровенное, святое — правду о своём народе. Эта правда и, соответственно, последовательное противодействие подлогу есть инструмент нашей новой цивилизационной, культурно-исторической, мировоззренческой сборки.

Статья представляет собой сокращённое изложение выступления автора на круглом столе «80 лет Московской битве: исторический подвиг и современность», состоявшемся в ИА REGNUM 8 декабря 2021 года.