Грузия
Грузия
Иван Шилов © ИА REGNUM

Когда председатель правящей партии «Грузинская мечта» Ираклий Кобахидзе заявил, что правящая партия намерена проводить парламентские выборы в 2024 году по старым правилам (с избранием мажоритарных депутатов, а проходной барьер будет составлять не 2%, а 5%), стало складываться ощущение, что власти пытаются перевести внимание оппозиции от судебного процесса над экс-президентом Михаилом Саакашвили и увести его в политическую дискуссию. Тем более что конституционные поправки, предполагающие снижение проходного избирательного порога, являются частью соглашения от 19 апреля между правящей командой и оппозицией, которое было подготовлено при посредничестве главы Евросовета Шарля Мишеля. Кстати, такой законопроект в первом чтении был принят 7 сентября парламентом Грузии. Но Кобахидзе уточнил, что проходной барьер в 5% является абсолютно легитимным, а у правящей партии «нет никаких обязательств по его пересмотру», а «действующая в Грузии избирательная система вполне отвечает принципам демократии». По его же словам, «сохранение проходного барьера 2%, возможно, станет подарком оппозиции от правящей партии, но это будет зависеть от их поведения».

По оценке экспертов, «Грузинская мечта» выбрала для такого заявления удобный момент, видя, что после досрочных местных выборов и акций в поддержку Саакашвили оппозиция стала выдыхаться, ее активность пошла на спад и начался разброд между различными группами. Тогда в бой бросилась посол США в Грузии Келли Дегнан. Напомним, она была назначена на эту должность в феврале прошлого года. Ранее она была политическим советником командующего ВМС США в Европе и Африке, работала в дипломатических представительствах в Косово, Италии, Турции, Афганистане и в американской миссии при НАТО в Брюсселе. В Госдепартаменте Дегнан занимала должность специального помощника госсекретаря по политическим вопросам. Пост посла США в Грузии оставался вакантным с весны 2018 года. Американский журнал Foreign Policy со ссылкой на источники в дипломатических кругах сообщал, что Грузия не выдаст агреман карьерному дипломату Бриджит Бринк, которая должна была стать главой дипломатической миссии. Причиной было названо якобы ее «предположительно благожелательное отношение» к экс-президенту Грузии Михаилу Саакашвили. Согласно изданию, «многочисленные источники в США и Грузии» полагали, что за данным решением стоял основатель и председатель правящей партии «Грузинская мечта» олигарх Бидзина Иванишвили.

Посол США в Грузии Келли Дегнан
Посол США в Грузии Келли Дегнан
Посольства США в Тбилиси

Дегнан в Грузии в статусе посла участвовала в переговорах между властями и оппозицией по подписанию соглашения по выходу из политического кризиса и фактически позиционировала себя в Грузии, как подметил один из лидеров оппозиции, «в роли правящего краем современного Михаила Воронцова-Дашкова». Ее пока еще считают одним из главных лиц грузинской политики, без которой вряд ли возможны серьезные не только внешнеполитические, но и внутриполитические решения. Сложность ситуации в том, что раньше определенные силы грузинской оппозиции называли Деган «другом Иванишвили». Теперь она критикует «Грузинскую мечту», заявляя, что «некоторые люди, похоже, не понимают» самой сути демократии, и напоминает, что «однопартийное правление работает против множества взглядов» и «фактически создает угрозу тирании со стороны большинства». Проблема тут не в полемике относительно вопросов грузинского варианта «демократии», а в открытом вмешательстве США во внутренние дела Грузии.

Чуть раньше представитель Госдепартамента США Нед Прайс жестко отреагировал на назначение парламентом Грузии шести судей Верховного суда и стал пугать Тбилиси отказом в иностранных инвестициях. Речь о том, что Дегнан и посол Европейского союза в Грузии Карл Харцел подготовили совместное воззвание к грузинскому парламенту с требованием не назначать судей Верховного суда и избирать членов Высшего совета юстиции до проведения судебной реформы. Сначала «Грузинская мечта» подписала этот документ, а потом не стала реализовывать судебную реформу по западным сценариям. Тбилиси также отказался от финансовой помощи ЕС в размере 75 миллионов евро, предназначенных для реформирования судебной системы. То есть, как считают некоторые грузинские эксперты, Дегнан стала терпеть в Грузии политические поражения, а ее переигрывает «Грузинская мечта», отказываясь менять структуру власти в соответствии с рекомендациями Запада. Вспомним и то, что ранее премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили проигнорировал прямое западное требование уйти в отставку.

В этой связи бросается в глаза то, что «Грузинская мечта», сталкиваясь с поддерживаемой Западом партией Саакашвили «Единое национальное движение», проникается пониманием того, что коллективный Запад не намерен раскрывать над ней в случае необходимости спасительный зонтик коабитации. Это когда президент республики принадлежит к другой политической партии, чем парламентское большинство, как это происходит в Грузии. Подобная ситуация возникает из-за того, что Грузия — президентско-парламентская республика, президент должен назначать премьер-министра, который будет приемлем и принят депутатами, что зависит, в свою очередь, от парламентского большинства, то есть «Грузинской мечты». Не случайно Дегнан подозревает эту партию в склонности к дрейфу в сторону авторитаризма. Более того, как констатирует Foreign Policу, «Грузия начинает поворачиваться спиной к Западу». Признаки такого разворота усматриваются в том, что, несмотря на позиционирование себя в качестве «самой прозападной и проамериканской страны региона», Тбилиси начинает отодвигать в сторону прозападные оппозиционные силы, а также «укреплять свои связи с Россией и даже с Белоруссией».

Михаил Саакашвили
Михаил Саакашвили
(сс) European People's Party

В этой связи указывается, кстати, на факт вступления в силу межгосударственного соглашения о сотрудничестве между Комитетом государственной безопасности Белоруссии и Службой государственной безопасности Грузии. В ответ Вашингтон стал грозить лидерам правящей партии «личными адресными санкциями». Конечно, все это не означает, что Тбилиси становится пророссийским. Он просто начал сталкиваться с такими серьезными внутренними и внешними вызовами, которые требуют новых широких нестандартных решений, и пытается иначе «кодифицировать» свои отношения с Западом, реагируя на новые геополитические глобальные и региональные реалии. Что же касается Москвы, то она считает, что Грузии стоит трижды подумать, прежде чем выступать на арене не в своей весовой категории, становиться частью конструкции, которая неспособна защитить даже себя.