Сохранение существования Украины как независимого государства — это прочно закрепившаяся часть стратегии национальной безопасности США. Причины этого не имеют ничего общего с Украиной как таковой, напротив, как откровенно объяснила тогдашний госсекретарь Хиллари Клинтон еще в 2012 году, это делается для предотвращения восстановления бывшего Советского Союза. После «аннексии» Крыма в 2014 году стратегия Вашингтона получила более полное определение, и Украина превратилась в постоянный оплот против российской экспансии, пишет профессор политологии американского Университета Род-Айленда Николай Н. Петро в статье, вышедшей 6 декабря в The National Interest.

Боеголовушка
Боеголовушка
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Поскольку главной задачей политики США на Украине является предотвращение возрождения бывшего соперника Америки времен холодной войны, многие сомнительные аспекты нынешнего украинского общества, такие как рост этнического национализма, как правило, и правительством, и средствами массовой информации США не замечаются. До 2014 года западные аналитики обычно считали, что рост националистических настроений стал кратковременной реакцией на десятилетия подавления этнической идентичности Советским Союзом. Таким образом, по мере приближения Украины к Европе она должна была проводить более либеральную и инклюзивную политику по отношению к проживающим на ее территории меньшинствам.

Это оказалось не так. Действительно, из-за того, что жители республики на двухкультурном востоке и юге интенсивно сопротивлялись усилиям правительства по насаждению монокультурной украинской идентичности, многие западные аналитики стали колебаться между эйфорическим оптимизмом, вызванным якобы тем, что на Украине силу набирали прозападные силы, и глубоким пессимизмом и «украинской усталостью», когда казалось, что якобы верх берут пророссийские силы.

Евромайдан. Киев. Декабрь 2013
Евромайдан. Киев. Декабрь 2013

После «революции» Майдана 2014 года более значимую роль в политике страны стали играть ее «герои» и идеология интегрального украинского национализма, которые дополняли нарратив украинских властей о том, что востоке страна сталкивается с российской агрессией.

Читайте также: Мэр Днепра: Экзарх Фанара в Киеве собрал труды идеолога украинского нацизма

Видя возможность раз и навсегда вырвать Украину из-под российского влияния, американские элиты в значительной степени проявляют безразличие, а иногда даже открытую враждебность к культурному плюрализму и региональному разнообразию украинского общества. Из-за этого США заняли позиции, которые мало кто из американцев понял бы или поддержал, если бы о них было бы известно широким слоям населения.

Например, в этом году президент Украины Владимир Зеленский ввел самые жесткие ограничения для оппозиционных СМИ, каких в Европе не было после распада Советского Союза. Одним росчерком пера он закрыл три популярных оппозиционных новостных канала, на которых работали более тысячи журналистов и других сотрудников. Что характерно, США поддержали этот вопиющий акт политической цензуры как «защиту своего суверенитета и территориальной целостности».

Читайте также: США поддержали закрытие телеканалов на Украине, не забыв обругать Россию

Хотя многие украинские правоведы отмечали, что президент не имеет полномочий закрывать какое-либо СМИ без постановления суда, Зеленский решил эту проблему, задним числом отменив назначение главы Конституционного суда и проигнорировав решение Верховного суда о восстановлении его в должности. Вся судебная система сейчас парализована и больше не может служить эффективным средством сдерживания исполнительной власти.

Глава Конституционного суда Украины (КСУ) Александр Тупицкий (в центре)
Глава Конституционного суда Украины (КСУ) Александр Тупицкий (в центре)
Ccu.gov.ua

Читайте также: Судебная система Украины переходит под контроль «международных экспертов»

Воодушевленный этим успехом, через несколько месяцев Зеленский закрыл самый популярный в стране оппозиционный новостной сайт Strana.ua, репортеры которого пролили свет на целый ряд самых громких скандалов в стране, в том числе «Вагнергейт» — заговор украинских силовиков с целью убедить президента Белоруссии Александра Лукашенко в том, что Москва организовывает против него государственный переворот (впоследствии информация о нем была слита России), скандал с формулой «Роттердам плюс», из-за махинаций с которой украинские потребители в течение трех лет потеряли более $1,5 млрд, отвлечение средств для оказания помощи в связи с коронавирусом COVID-19, а также использование украинского правительственного самолета, предназначенного для вывоза украинских граждан из Афганистана, для личных целей богатых афганцев.

Читайте также: В погоне за золотом: как Украина бросила своих сограждан в аэропорту Кабула

Еще одним нежелательным последствием американской политики в регионе стал настоящий разгул коррупции, затмивший и без того высокий уровень при предшественнике Зеленского. По данным некоммерческой организации Комитет избирателей Украины, каждый пятый депутат от партии Зеленского «Слуга народа» был замешан в том или ином публичном скандале. Как отметил бывший министр финансов Зеленского Игорь Уманский, огромный масштаб коррупции сегодня привел к «утрате властями адекватного восприятия реальности». Даже новые украинские правительственные агентства, которые по настоянию Запада были созданы для борьбы с коррупцией, теперь, по мнению многих, наживаются на ней.

Эти примеры, к которым можно было бы добавить гораздо больше, подчеркивают основную проблему, лежащую в основе стратегии Америки в отношении Украины — ее суть не в том, чтобы развивать страну, — такая задачи никогда не ставилась. Напротив, суть в сдерживании России.

Результат такого подхода парадоксален: правительства западных стран стали утверждать, что для укрепления независимости Украины необходимо встроить в ключевые украинские правительственные учреждения большое число западных советников, а также добиться, чтобы представителям Запада было разрешено голосовать по ключевым судебным и правительственным назначениям. После того как заместитель главы администрации Зеленского Олег Татаров публично посетовал на то, что такое развитие событий равносильно внешнему управлению, он внезапно оказался отстранен от должности и ему было предъявлено обвинение. Однако почти две трети опрошенных в начале 2021 года украинцев согласились с его описанием.

Встреча Владимира Зеленского с министром энергетики США Риком Перри. Май 2019
Встреча Владимира Зеленского с министром энергетики США Риком Перри. Май 2019
Пресс-служба президента Украины

Нужен новый Вестфальский договор

Текущая политика США на Украине следует знакомому сценарию, который приводит к возрождению ностальгии по прошлому и обычно заканчивается отказом от властной опеки Запада. Сторонники нынешнего курса утверждают, что без такой опеки произошел бы «откат» от реформ и возможно сближение Украины с Россией, что является крайне невыгодно для интересов безопасности США. На самом деле, однако, сознательное безразличие Америки к правам русскоязычных украинцев больше всего увеличивает вероятность будущей политической и геостратегической реакции.

Истинные интересы Америки заключаются в том, чтобы создать условия для самодостаточной, мирной и процветающей Украины; такой, которая может принимать собственные решения по вопросам безопасности. Нынешняя же политика США, напротив, порождает нездоровую зависимость, которая уже препятствует мирным усилиям, побуждая украинских официальных лиц отказываться от диалога с лидерами сопротивления в Донбассе, и приводит к огромным экономическим потерям из-за разрыва нормальных экономических связей с Россией, когда-то бывшей крупнейшим торговым партнером Киева.

Вместо того чтобы наносить дальнейший ущерб Украине, политикам следует принять во внимание многокультурную природу украинского общества, а также задуматься о том, что Вашингтон уже доказал, что не очень хорошо умеет решать внутренние проблемы других стран. Начать стоило бы с восстановления некоторого подобия баланса в политике США в области прав человека по отношению к Украине: ее нужно применить ко всем украинцам, в том числе и тем, кто проживает на востоке и юге страны.

Американские политики также должны дать понять американской общественности, какую цену именно готовы заплатить США для становления антироссийской Украины и, что наиболее важно, поддержания ее в условиях культурного господства и доминирования России. Как именно добиться русофобской Украины, если, как недавно посетовал бывший президент Украины Виктор Ющенко, 40% украинцев, по сути, согласны с президентом России Владимиром Путиным в том, что украинцы и русские — один народ. И с этой точкой зрения соглашаются чаще молодые люди, чем те, кому за 60 лет! Если не может быть дано разумного объяснения, тогда можно утверждать, что нынешняя политика не может отвечать национальным интересам Соединенных Штатов.

Встреча Владимира Путина с Виктором Ющенко. 2005
Встреча Владимира Путина с Виктором Ющенко. 2005
Kremlin.ru

Вместо этого необходимо более творчески подумать о том, как решить проблемы региона и спасти то, что осталось от «мирного дивиденда», обещанного по окончании холодной войны. Транснациональный и международный конфликт такой сложности требует нового Вестфальского договора, суть которого будет такова: Россия, США и НАТО должны пойти на деэскалацию, такие же шаги следует сделать и Москве с Киевом.

Затем все стороны должны договориться о начале всеобъемлющих переговоров, направленных на достижение урегулирования в условиях после окончания холодной войны, при котором и Украина, и Россия присоединятся к новому Общеевропейскому соглашению о безопасности. Такая основа могла бы дать Москве и Киеву достаточный стимул к творческому подходу к разрешению своих разногласий в Донбассе и Крыму. В противном случае они оба должны отказаться от преимуществ европейской интеграции, иностранных инвестиций и гарантий безопасности.

В ноябре автору довелось обнародовать эту идею в беседе с заместителем министра иностранных дел Сергеем Рябковым. Тот ответил без энтузиазма, указав, что в нынешних условиях достичь даже незначительных договоренностей с Западом практически невозможно. Однако последнее предложение Путина о реальных гарантиях безопасности наводит на мысль о том, что дверь к всеобъемлющему урегулированию еще не полностью закрыта.

Теперь от Запада будет зависеть то, отреагирует ли он с большей мудростью, чем в 2008 году, когда по глупости было отклонено предложение на тот момент президента России Дмитрия Медведева начать обсуждение нового общеевропейского механизма безопасности. Это привело к десятилетию все углубляющегося кризиса. Пора дать дипломатам возможность принять истинный вызов этого поколения — добиться урегулирования после холодной войны, выгоды от которого были бы, в буквальном смысле, неисчислимы: экономика Европы и Евразии будет процветать благодаря надежным и стабильным поставкам энергоносителей, а также новым и близлежащим рынкам для расширения.

Без смелого, нового видения своей нынешней траектории США обязательно спровоцируют новую войну, если повезет — холодную. Или нет, если не повезет.