Первые контакты нашей страны с Вьетнамом состоялись в 1863 году, когда французы проводили военные операции по захвату Кохинхины (Южного Вьетнама). В то время там оказался морской офицер К. М. Станюкович, который имел возможность непосредственно наблюдать за французским «умиротворением» захваченных территорий и ожесточенным сопротивлением аннамитов, как тогда называли вьетнамцев. В его отчете чувствуется симпатия к защищавшим свою страну людям и уверенность в их победе. История подтвердила этот поразительно точный прогноз. Разумеется, К. М. Станюкович не мог знать, что восстановление суверенитета Вьетнама произойдет в середине ХХ века при непосредственной помощи и поддержке нашей страны.

Флаг Вьетнама
Флаг Вьетнама

С начала 20-х годов ХХ века в СССР появляются первые вьетнамцы, которые, получив доступ к передовым по тем временам политическим технологиям борьбы против европейского колониализма, стали во главе национально-освободительного движения. В 1930 году при содействии Коминтерна была образована Коммунистическая партия Индокитая. Осенью 1941 года проходившие подготовку в школах Коминтерна вьетнамцы вошли в состав истребительных батальонов НКВД и принимали участие в боях по обороне Москвы.

Вооруженное восстание, которое освободило Вьетнам, произошло в ходе Августовской революции 1945 года, однако завоевания революции предстояло еще защищать и здесь наша страна подставила надежное плечо.

Дипломатические отношения между СССР и Демократической республикой Вьетнам были установлены 30 января 1950 года. Советское оружие было эффективно использовано вьетнамскими партнерами в борьбе за освобождение и объединение своей страны в ходе войн против Франции (1946−1954), США (1964−1975), Красных кхмеров (1978) и КНР (1979).

Наши страны в 2001 году подписали Декларацию о стратегическом партнерстве в XXI веке, а в 2012 году отношения России и Вьетнама приобрели наивысший статус всеобъемлющего стратегического партнерства.

К сожалению, информационная политика выстроена таким образом, что новости о событиях в наших странах зачастую попадают к аудитории через англоязычные ресурсы в искаженном виде. В России мало кто знает, что Вьетнам одна из самых политически стабильных и динамично развивающихся стран. Для сравнения стоит привести весьма показательную статистику: в 1992 году ВВП Украины в целом в 2 раза превышал ВВП Вьетнама, а по итогам 2020 года ВВП Вьетнама почти в 2 раза превысил ВВП Украины. И это происходит на фоне впечатляющего роста количества населения (ок. 100 млн чел.) во Вьетнаме и падения этого показателя на Украине. Вот что значит стабильность, мирная политика, независимый курс и эффективное управление! СССР в свое время больше всех вложил в освобождение Вьетнама, однако наибольшую выгоду от развития этой страны в настоящее время получают бывшие противники СРВ — США и Китай, а РФ не входит даже в десятку основных экономических партнеров Вьетнама.

Несмотря на традиционно дружеские отношения и отсутствие противоречий идеологического и политического характера, их конкретное содержание явно не соответствует форме. До сих пор товарооборот между РФ и СРВ колеблется на уровне $6 млрд долл., тогда как товарооборот с бывшими противниками, с которыми до сих пор сохраняется масса проблем (от прав человека до территориальных споров) достигает $90,8 млрд долл. с США и $133 млрд долл. с КНР. На этом фоне доклады о выдающихся достижениях российско-вьетнамского экономического сотрудничества выглядят странно. Это особенно важно потому, что у РФ действительно есть все объективные условия, чтобы выйти на уровень сотрудничества с Вьетнамом, ничем ни уступающий КНР и США.

Хотелось бы надеяться, что данная проблематика будет рассмотрена на высшем уровне накануне 20-летия установления отношений «Всеобъемлющего стратегического партнерства» и будут найдены эффективные подходы к переводу этих отношений действительно на новый качественный уровень.

В период пандемии СOVID-19 наши страны предприняли усилия по выходу из этого кризиса нового типа, каждая по своему, однако в период борьбы против новой коронавирусной инфекции они оказывали эффективную помощь друг другу. Так в самом начале 2020 года, когда в РФ господствовали шапкозакидательские настроения, Вьетнам серьезно отнесся к парированию угрозы и ввел жесткие карантинные меры, что позволило почти до весны 2021 года отстрочить статистически значимое распространение вируса в стране. Именно в период, когда первая волна коронавируса захлестнула РФ, а в стране чувствовался дефицит СИЗ, Вьетнам направил маски и санитарное оборудование. А в РФ были довольно быстро разработаны и зарегистрированы собственные вакцины, они по первому запросу в приоритетном порядке были предоставлены Вьетнаму, включая и технологию их производства на месте.

Во главе России и Вьетнама стоят опытные политики, которые уже встречались друг с другом. Оба в свое время исполняли обязанности премьер-министров, так что их авторитета и влияния должно хватить для вывода отношений на новый уровень не только с точки зрения формы, но и их практического наполнения.

Для России это выход на перспективные и платёжеспособные рынки наиболее динамично развивающегося региона мира, где у нас нет никаких политических и идеологических противоречий, что особенно важно в период ужесточения западных санкций.

Для Вьетнама это снижение зависимости от непредсказуемого и конфликтного характера отношений основных торговых партнеров (КНР и США), которые очень умело пользуются своим влиянием в политических и экономических целях, чего нельзя сказать про Россию.

Будем надеяться, что на грядущей встрече президентов России и Вьетнама будут найдены эффективные подходы для преодоления имеющихся барьеров и отношения всеобъемлющего стратегического партнерства между Россией и Вьетнамом будут выведены на новый достойный их уровень. Очевидно, что проведение политики «поворота на Восток без востоковедов» себя исчерпало и наносит серьезный ущерб позициям РФ в АТР. Наполнение отношений между нашими странами конкретным содержанием, соответствующим процессам ускоренной модернизации, отвечает долгосрочным интересам народов наших стран.

Владимир Колотов