Монархическая природа власти российских императоров не исключала их внимания к теории общественного договора, считает доктор исторических наук, профессор кафедры истории России Московского педагогического государственного университета Всеволод Воронин. Об этом он сказал 18 ноября в докладе на конференции «300 лет Российской империи: управление многообразием» в пресс-центре ИА REGNUM.

Историк отметил, что уже Петр I при выстраивании идеологии российского государства сделал одним из основных её составляющих понятие общего блага, в понимании которого вполне соотносился с Томасом Гоббсом — одним из основоположников теории общественного договора.

Также Воронин напомнил об активной переписке Екатерины II с Вольтером и о том, что воспитателем старшего своего внука Александра Павловича она избрала Фредерика-Сезара Лагарпа, которому долго благоволила, хотя в ее окружении и обвиняли этого швейцарца в якобинстве. Именно стараниями Лагарпа мировоззрение Александра I стало, по оценке Воронина, воплощением руссоизма.

Даже Николай I при всей его репутации рыцаря самодержавия не отказывал в праве на существование республиканской форме правления, о чем вспоминали его современники. Так, известны его слова, что ему понятна республика, как способ правления ясный и честный, по крайней мере может быть таковым; и понятна абсолютная монархия, каковую он сам возглавляет. Однозначно враждебно он высказывался только о представительной монархии как форме власти лживой, мошеннической и продажной.

Данные факты, считает историк, лишний раз показывают нелепость попыток уничижительного сравнения российской государственности с Золотой Ордой, приписывания ей какой-то «азиатской» сущности.