Конфликт между США и Россией в Европе, кажется, всё ближе. В связи с этим эксперты призывают к тому, чтобы стороны пошли на взаимодействие друг с другом и научились доверять друг другу, прежде чем ситуация выйдет из-под контроля, пишут Давид Савельев и Артин Дерсимонян в статье, вышедшей 22 ноября в Responsible Statecraft.

США И Россия
США И Россия
Иван Шилов © ИА REGNUM
«Риск того, что между Россией и Западом вспыхнет из-за какой-то случайности война, выше, чем когда-либо во время Холодной войны», — подчеркнул в интервью The Sunday Times начальник британского Генерального штаба Ник Картер.

Его позицию разделяют в Москве. Так, Дмитрий Суслов, видный российский политолог, который занимает пост заместителя московского Центра комплексных европейских и международных исследований, отметил, что Россия «не хочет войны», однако риск такого конфликта между Россией и НАТО высок «просто ввиду непрекращающейся эскалации, которая имеет место на протяжении последних лет».

Нынешняя напряженность в Восточной Европе может привести к катастрофическому конфликту, эпицентр которого будет на границах России с Украиной и Белоруссии с Польшей. Сообщения о том, что Россия передвигает свои войска рядом с украинской границей, вызывают беспокойство как в прессе, так и в военном истеблишменте Запада. Более того, непрекращающийся кризис с беженцами на границе Белоруссии и Польши также активно освещается на Западе. Многие ястребы по обе стороны Атлантики утверждают, что оба эти кризиса являются частью «гибридной войны», организованной президентом России Владимиром Путиным.

Владимир Путин
Владимир Путин
Дарья Драй © ИА REGNUM

Тем не менее эксперты испытывают скептицизм по этому вопросу. По словам научного сотрудника Королевского объединённого института оборонных исследований Сэма Рамани, занимающегося вопросами геополитики, не стоит преувеличивать роль Москвы в миграционном кризисе в Белоруссии.

«Россия защищает Белоруссию от обвинений, но она же и пытается сдержать наиболее опасные действия Лукашенко, например срыв поставок российского газа в Европу», — подчеркнул он.

В свою очередь Суслов отметил, что Лукашенко стремится к «диалогу и признанию со стороны европейских лидеров, и пока что он их добивался». И действительно, после телефонного разговора с канцлером ФРГ Ангелой Меркель Лукашенко вывез большую часть беженцев от польской границы, хотя в Варшаве по-прежнему обеспокоены.

Иными словами, главной точкой возможной конфронтации между НАТО и Россией является не Белоруссия, а Украина. После того как в конце октябре украинские военные применили турецкий беспилотник Bayraktar для уничтожения артиллерийского орудия «пророссийских сепаратистов» в Донбассе, Россия начала накапливать свои войска в 150 км от границы с Украиной. Ястребы сразу же заявили, что Москва готовится к вторжению. По словам некоторых из них, таким образом российский президент смог бы закрепить свое наследие.

Со своей стороны Суслов считает, что полномасштабное вторжение маловероятно, отметив, что такое развитие событий было бы «нежелательным и крайне затратным для России». Постсоветская Россия в целом избегала полномасштабных военных предприятий, прибегая вместо них к менее затратной непрямой тактике, например, используя «прокси», наемников, информационную войну и другие нетрадиционные методики.

История последних лет подтверждает слова Суслова. После публикации на Украине в марте официальной стратегии обороны, которая включала в себя конкретные упоминания о возвращении полуострова Крым силой и сокрушении мятежников в Донбассе, российский вооруженные силы начали свои маневры, скорее всего, с тем, чтобы продемонстрировать решительность перед лицом возможного украинского наступления. Полномасштабного вторжения не последовало. Напротив, США и Россия разрешили кризис дипломатическими методами.

Солдаты ВСУ
Солдаты ВСУ
Mil.gov.ua

Как отметила порталу Responsible Statecraft Джули Ньютон, главный исследователь Консорциума университетов, учебной программы, объединяющей ведущие российские и западные университеты, такие как Гарвард, Оксфорд и МГИМО, между Россией и Соединенными Штатами существует порочный круг, в котором обе стороны «полагают, что сдерживание другой стороны возможно только путем демонстрации силы». И недавние высказывания Путина подтверждают логику Ньютон.

«Наши предупреждения последнего времени, они всё-таки дают о себе знать и производят определенный эффект. Известное напряжение там все-таки возникло», — заявил Путин, выступая 18 ноября на расширенном заседании коллегии Министерства иностранных дел.
«Нужно, чтобы это состояние у них сохранялось как можно дольше, чтобы им в голову не пришло устроить нам на наших западных рубежах какой-нибудь ненужный нам конфликт, а нам конфликты не нужны», — добавил он.

По словам Суслова, будущие эскалации можно будет предотвратить, если пересмотреть и установить «механизмы разрешения конфликтов между Россией и НАТО». На сегодняшний день нет согласованных механизмов разрешения конфликта — подобно горячей линии, созданной после Кубинского кризиса, — что и обостряет беспокойство по поводу «случайной войны».

Тем не менее Рамани отмечает, что «диалог России и НАТО осложняется почти полным отсутствием доверия между двумя сторонами», добавив, что факторами этого недоверия стали «расширение НАТО к границам России, цветные революции, кризис на Украине, в Ливии и Сирии, а также плачевное состояние отношений между Россией и большей частью стран Запада».

В целом администрация Байдена показала умение быть осторожной и дипломатичной в отношениях с Россией, даже если ее риторика не соответствует политике. Однако недавняя эскалация конфликта может убедить Москву в том, что Соединенные Штаты вновь заняли свою враждебную позицию.

Суслов подчеркнул, что слова министра обороны Ллойда Остина об «открытой для Украины двери в НАТО» воспринимаются Россией как желание США «так или иначе интегрировать Украину в НАТО». Реальность этих обещаний остается неясной, поскольку власти Франции заявили, что, скорее всего, наложат вето на членство Киева, поскольку это может привести к крупномасштабному военному конфликту.

Ллойд Остин
Ллойд Остин

Как сказал Бен Фридман, директор по вопросам политики в Defense Priorities, Соединенным Штатам «необходимо снова приучить себя мыслить более ясно об альянсах» и вернуть себе способность «проводить различие между странами, которые [США поддерживают] дипломатически, и теми, за которые они готовы идти на войну».

Тем не менее многие в Вашингтоне выступают против дипломатического взаимодействия с Россией, вместо этого предпочитая сохранять конфронтационность. Ньютон подчеркнула, что сторонников дипломатического подхода во взаимоотношениях с Россией часто называют «апологетами Путина». Кроме того, считается, что Россия движима «исключительно агрессией, а не убежденностью в том, что мы столкнулись с ситуацией спирали действий и реакций». Она добавила, что отношения Россия-НАТО — это «классическая дилемма безопасности», когда стороны реагируют на поведение друг друга, бесконечно обостряясь.

«Виноваты обе стороны», — подчеркнула Ньютон, отметив, что «Америке в силу внутриполитических причин нужно пугало, тогда как русские его [очернение] облегчают» своими «агрессивными действиями».

Администрация Байдена может использовать политические или экономические рычаги воздействия, чтобы ослабить напряженность и найти мирное решение почти восьмилетнего конфликта на востоке Украины. Но такие шаги, как увеличение финансирования украинских вооруженных сил, усложнят любую дипломатическую работу.

Анатоль Ливен, старший научный сотрудник Института ответственного государственного управления имени Куинси, специализирующий по России и Европе, обратил внимание на то, что мирное взаимодействие между Соединенными Штатами и Россией также будет полезно для Украины.

«Сейчас Украина движется к худшему из возможных сценариев. Если случится война, это плохо для России и плохо для Запада. Но для Украины такое развитие событий будет носить еще более плачевные последствия, потому что она проиграет, а Запад не поможет», — указал он.