Аресты, уголовные суды, преследование журналистов, правозащитников и активистов, критикующих властные структуры и выступающих за дружеские отношения с Россией, стали в последние годы в Прибалтике обычным делом. Об этом президент Российской ассоциации прибалтийских исследований, профессор СПбГУ Николай Межевич сообщил Sputnik Meedia.

Страны Прибалтики на карте
Страны Прибалтики на карте
Анна Рыжкова © ИА Красная Весна

Комментируя решение суда Литвы о лишении на четыре года свободы координатора «Бессмертного полка» в Клайпеде Алексея Грейчуса за якобы шпионскую деятельность в пользу России, Межевич напомнил, что преследование инакомыслящих в Прибалтике ведется давно — едва ли с момента получения независимости.

По его словам, первый этап борьбы с несогласными начался буквально в 1990—1991 годах: «Задачей этого этапа была дезорганизация. Методы использовались разные, в том числе экономического характера: разрушение крупных предприятий, где были сплоченные коллективы, и так далее. То есть задача была — «атомизировать» общество. Этот этап в более или менее связной форме продолжался до конца 90-х годов».

С переходом в новое столетие начался следующий этап, когда были точечно ликвидированы те общественные организации, которые так или иначе представляли линию несогласных с курсом на разрыв отношений с Россией и встраивание стран Прибалтики в евроатлантический курс. В этот же период от большой политики были отодвинуты те люди в Эстонии, Латвии и Литве, которые были реалистами, а не националистами, и говорили о том, что следует вести прагматичную политику по отношению как к Востоку, так и к Западу.

И, наконец, несколько лет назад начался третий этап, когда «террор стал именно террором в полном смысле этого слова» — индивидуальным, направленным на конкретных активистов.

По словам Межевича, «всем объясняют буквально на пальцах: или ты полностью поддерживаешь генеральную линию, или у тебя будут большие, или, в крайнем случае, маленькие проблемы. Маленькие проблемы — это когда ты будешь просто безработным, а большие проблемы — это когда тебе работа не понадобится, потому что в тюрьме, в одиночке и без права переписки ты работать все равно не сможешь».