Нагорный Карабах
Нагорный Карабах
Иван Шилов © ИА REGNUM

В преддверии годовщины принятия трехстороннего мирного соглашения по Карабаху от 9 ноября 2020 года глава МИД России Сергей Лавров провел телефонные переговоры со своими азербайджанским и армянским коллегами — Джейхуном Байрамовым и Араратом Мирзояном. В официальном сообщении МИД России указывается, что «министры продолжили обмен мнениями по выполнению этого соглашения, а также обсудили актуальные вопросы двусторонних отношений и отдельные аспекты региональной и международной проблематики». Других деталей переговоров не приводится. Правда, чуть ранее Лавров, говоря о главных результатах мирного соглашения, отмечал, что «стабильность установлена, поддерживается, российский миротворческий контингент способствует тому, что каких-либо насильственных действий мы сейчас не наблюдаем».

Повышенный интерес к контактам Лаврова с Байрамовым и Мирзояном был связан еще и с тем, что накануне в СМИ был осуществлен информационный «вброс» о возможной встрече президента Азербайджана Ильхама Алиева и премьер-министра Армении Никола Пашиняна, а по итогам переговоров якобы ожидается подписание трехсторонних заявлений. Один из документов должен касаться делимитации и демаркации государственной границы между Арменией и Азербайджаном, другой — разблокировки транспортных коммуникаций в регионе. Но в интервью Общественной телекомпании Пашинян заявил, что на данный момент никаких договоренностей по встрече нет. По его словам, «мы не сторонники встреч ради встреч». В то же время пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков сообщил следующее: «Действительно, мы подтверждали, что ведется работа над подготовкой такой встречи, но здесь мы хотим отметить: пока точных договоренностей и пониманий относительно того, когда такая встреча может состояться, нет. Эта работа продолжается». Из чего следует вывод: контакты между Баку и Ереваном при посреднических усилиях Москвы существовали и существуют, но сторонам пока не удается достигнуть приемлемых для себя решений.

Президент Азербайджана Ильхам Алиев, президент России Владимир Путин и премьер-министр Армении Никол Пашинян
Президент Азербайджана Ильхам Алиев, президент России Владимир Путин и премьер-министр Армении Никол Пашинян
Kremlin.ru

Теперь о некоторых особенностях дипломатической ситуации. МИД России выступил со специальным заявлением по случаю годовщины соглашения 9 ноября 2020 года. «Российская сторона не претендует на монополию в общении с Арменией и Азербайджаном, хотя нас и связывают с этими странами и народами долгая и тесная дружба, масштабное партнерство по всем азимутам, — говорится в документе. — Мы выступаем за эффективное использование имеющегося потенциала международного сообщества при адекватном учете изменившихся региональных реалий». Теперь сравним с тем, с чем выступил по этому поводу Госдепартамент США: «Мы призываем Армению и Азербайджан продолжать и активизировать взаимодействие, в том числе под эгидой сопредседателей Минской группы ОБСЕ, для поиска всеобъемлющих решений всех неурегулированных вопросов, так или иначе связанных с карабахским конфликтом». Как видим, американская формула конкретна: она предусматривает как активизацию контактов между собой Баку и Еревана, так и необходимость контактов по линии ОБСЕ, то есть Минской группы, чтобы «решить все остающиеся вопросы, связанные с нагорно-карабахским конфликтом».

Аналогичной позиции придерживается и другая страна-сопредседатель — Франция. Французский посол в Армении Анн Луйо указывает на факт организованной в Нью-Йорке при посредничестве МГ ОБСЕ встречи глав внешнеполитических ведомств Азербайджана и Армении. Она также говорила о каких-то «других решениях, нацеленных на заключение более долгосрочного соглашения по Карабаху». Кстати, сама Минская группа выступила с заявлением, в котором указывается, что сопредседатели «подтверждают свою приверженность продолжению работы со сторонами в соответствии с их мандатом — для поиска всеобъемлющих решений всех других вопросов, которые связаны с нагорно-карабахским конфликтом и являются следствием», и «приветствуют публичные заявления премьер-министра Армении Никола Пашиняна и президента Азербайджана Ильхама Алиева о готовности встретиться друг с другом и с нетерпением ожидают обсуждения со сторонами условий и деталей подобной встречи».

Итак, мы видим два переговорных формата между Баку и Ереваном. Первый: Москва — Баку — Ереван, возникший как результат мирного соглашения 9 ноября 2020 года. Второй, потенциальный, но с участием или при посредничестве МГ ОБСЕ. «Между тем и в 2016 году, и в 2020 году два сопредседателя — США и Франция — словно бы пропускали Россию вперед, когда требовалось остановить, казалось бы, безнадежную военную конфронтацию, — пишет известный российский эксперт Сергей Маркедонов. — На карабахском треке Россия предпочитает сохранять позитивную динамику как в отношениях с Ереваном и Баку, так и со всеми внешними игроками, будь то Турция, Иран, Франция или США. Но помимо этого формата Москва будет параллельно развивать и другие — не вместо, а вместе с Минской группой». Однако на данный момент эти два переговорных формата провисают в силу разных причин объективного и субъективного свойства. Связано это, на наш взгляд, с отсутствием четкой повестки, отражающей приоритеты сторон.

Сопредседатели Минской группы ОБСЕ по урегулированию карабахского конфликта
Сопредседатели Минской группы ОБСЕ по урегулированию карабахского конфликта
Photolure.am

На этот счет имеются одни только предположения, которые стимулируют только дискуссии среди экспертов. В итоге все приобретает проблемный характер, даже сценарий начала полномасштабных переговоров с целью подписания рамочного мирного договора между Арменией и Азербайджаном. Что касается Москвы, то она никогда не дезавуировала работу МГ ОБСЕ и не выступала против возможного продолжения работы в рамках этого формата. Однако пока более практически и перспективно выглядит проект по налаживанию двухсторонних отношений между Баку и Ереваном, «поиск мирного урегулирования конфликта между ними не только с точки зрения Нагорного Карабаха, а в целом». Существующий у Минской группы проект по Карабаху на прежних условиях зашел в тупик, чего не могут не понимать страны-сопредседатели. И что дальше?