Политическая близорукость Москвы уже давно никого не удивляет. Понятно, что для реализации какой-то иной политики нет ни кадров, ни политической воли. Россия сейчас считает, что может договариваться и в итоге договориться с нацистами о чём-то, считает так же наивно, как в своё время считала, что Янукович в качестве президента Украины — хоть какая-то гарантия от исполнения того предназначения, которое Украине было уготовано с момента развала СССР. Предназначение это — утилизация Украины об Россию с максимально возможной компрометацией последней. Никакой Янукович, никакие присланные к нему на распил бюджетов политменеджеры, никакое «Россотрудничество», превращённое за долгие годы имитации бурной деятельности в заповедник бесполезных мажоров, никакие «совместные бизнес-проекты» не спасли ситуацию до Евромайдана и уж точно не спасут её теперь.

Донбасс. Руины
Донбасс. Руины
Иван Шилов © ИА REGNUM

Идея прекратить политические переговоры и «дождаться появления на Украине адекватного руководства», озвученная недавно Дмитрием Медведевым, тоже утопична. Никаких «адекватов» не будет, никто не появится «из ниоткуда». Никто не придёт чудесным образом освободить сидящего под арестом Медведчука, вернуть ему его собственность и заново открыть закрытые телеканалы. Чем дальше будет развиваться имеющаяся ситуация, тем более русофобские персонажи будут приводиться к власти на Украине, тем активнее будет нагнетаться военная истерия, тем больше экономика будет выбрасывать безработных мужиков на контрактную службу в ВСУ, утилизируя «лишнее» население, которому нет места «на заработках» в Польше.

Виктор Медведчук
Виктор Медведчук
Kremlin.ru

Эта война может закончиться только в Москве или в Киеве, иначе никак. Активно вмешаться в эту войну прямой военной силой Россию может заставить только «большое наступление ВСУ», в ходе которого в объективы телекамер попадут массовые «страдания мирного населения» и «героическое сопротивление ополчения».

Тем, кто в свое время решил «законсервировать конфликт надолго, как Приднестровье», было бы неплохо тогда же задуматься, откуда будут браться новые солдаты и офицеры для «законсервированной войны», основной целью которой, по Минским соглашениям, объявлена интеграция Донбасса обратно в состав Украины.

Уже на протяжении нескольких лет Народная милиция республик испытывает чудовищные трудности с комплектацией, с подготовленными кадрами, квалифицированными специалистами. Внезапно осталось очень мало сумасшедших, которые готовы работать безответными мишенями для украинских снайперов, артиллерии, миномётов и беспилотников за смешную зарплату, Минские договорённости и перспективу если не погибнуть, то остаться инвалидом без соцпакета. Так что в войска вынужденно набирается асоциальный элемент, алкоголики и наркоманы, пополняющие своими приключениями сводки украинских интернет-порталов, ориентированных на мирное население Донбасса.

Пока ВСУ модернизируют оставшуюся у них советскую технику, получают от союзников современные БПЛА, ПТУРы, системы связи и дальнобойные снайперские комплексы, боеспособность Народных милиций республик Донбасса постоянно снижается. Те, кто отстоял республики в 2014—2015 гг., гибнут, получают тяжёлые ранения, выбывают по возрасту. В связи с этим встаёт вопрос: сколько часов смогут продержаться те, кто остался, когда «большое наступление ВСУ» станет реальностью? И не получится ли так, что сбудется мечта некоторых политических деятелей в Москве — к моменту, когда «миротворцы» в полном составе соберутся на границе «умиротворять» ВСУ, спасать будет уже некого. По ту сторону фронта прекрасно понимают, что в случае масштабного внутриполитического кризиса в РФ принятие такого рода решения можно будет если не отменить, то отсрочить. Соответственно, и запас времени для того, чтобы перебить «недобитков 2014-го», у ВСУ будет больше.

Война в Донбассе. 2015
Война в Донбассе. 2015

Как этим самым «недобиткам 2014-го» относиться к тому, что Россия может не прийти на помощь? А никак. На их желание сражаться с оружием в руках, защищая русских людей от нацистов это никак не влияет. Придут и спасут — замечательно, не придут и не спасут — ну, бывает. Заходите через тысячу лет.