Нино Бурджанадзе
Нино Бурджанадзе
Иван Шилов © ИА REGNUM

30 октября в Грузии должен состояться второй тур выборов в органы местного самоуправления. Известный грузинский эксперт Дмитрий Мониава относит это событие к разряду «самых необычных голосований в новейшей истории Грузии». Потому, что грузины воспринимают эти выборы не как обычную демократическую процедуру, а как «продолжение судьбоносного плебисцита, который должен определить, будет ли Бидзина Иванишвили по-прежнему править страной, а Михаил Саакашвили сидеть в тюрьме». Именно так рассуждают ораторы с разных сторон. По мнению Мониавы, «предпосылки для такой трансмутации создал один из пунктов компромиссного соглашения, составленного 19 апреля председателем Европейского совета Шарлем Мишелем. Он предусматривает, что «Грузинская мечта» должна была назначить внеочередные парламентские выборы, если бы набрала менее 43% голосов на местных выборах. Это позволило партии экс-президента Грузии Михаила Саакашвили «Единое национальное движение» (ЕНД) назвать местные выборы референдумом и сделать лозунг голосования против правящей партии доминирующим.

Выборы охватят 20 городов страны, в том числе и Тбилиси, где ни один кандидат не смог набрать более 50% голосов. Во всех муниципалитетах, где назначены вторые туры мэров, представлены кандидаты от правящей партии «Грузинская мечта». В 17 из них, в том числе в Тбилиси, конкурентами «Мечты» выступают кандидаты от ЕНД. В остальных муниципалитетах борьба развернется между правящей партией и партией экс-премьера Георгия Гахарии «Для Грузии» (в Цагери), партией экс-спикера парламента Нино Бурджанадзе «Единая Грузия» (в Тианети) и независимым кандидатом (в Озургети). Но самая серьезная битва развернется в Тбилиси, где, по данным ЦИК, проживает более одного миллиона избирателей — чуть меньше трети всех избирателей в стране. На этом плацдарме и развернется главная битва между представителем «Мечты», нынешним мэром Кахой Каладзе, набравшим на прошлом голосовании 45% голосов, и председателем ЕНД Никой Мелия, у которого 34% голосов. По всем признакам оппозиция намерена взять Тбилиси, используя идею создания коалиционного правительства в альянсе с другими мелкими партиями.

Тбилиси
Тбилиси
(сс) Alexxx1979

Мелия пригласил в «правительство» представителей пяти оппозиционных партий, в том числе «Единую Грузию». Таким образом оппозиция стремится сколотить в Тбилиси второй политический «центр силы», а не бьется за право разрабатывать бюджет столицы, принимать решение по экономическим вопросам и вопросам развития, инфраструктуры, здравоохранения, образования, культуры, спорта, экологии в пределах своего города. И, как бы упреждая такой ход событий, премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили предупредил, что в случае победы на выборах мэров муниципальных городов оппозиция все равно не сможет ничего сделать без поддержки власти. Иначе думает и действует Бурджанадзе. На митинге ЕНД в поддержку кандидатов партии в мэры и Саакашвили она заявила следующее: «Сейчас не время разборок и не время вспоминать обиды. Сейчас не время делиться на правых и неправых. Сейчас время единства и объединения. Без того, чтобы отложить обиды в сторону и объединиться, нам не выиграть».

Она также сообщила, что примет участие во всех предвыборных митингах оппозиции и поддержит кандидатов ЕНД. А ведь еще совсем недавно Бурджанадзе называла Саакашвили «политическим животным», считала его возвращение в Тбилиси «фарсом и игрой». И вдруг такой политический кульбит? В чем же дело? Бурджанадзе, похоже, считает, что при любом раскладе Саакашвили уже не вернется в большую политику, даже в случае если его освободят из тюрьмы и его партия победит на выборах. Он допустил ошибку, представив выборы в качестве референдума по поводу собственного возвращения. Это первое. Второе. Она считает, что «возвращение Саакашвили выгодно руководителю правящей партии Бидзине Иванишвили, который использует фигуру бывшего президента в качестве «пугала» для привлечения граждан на свою сторону». При этом сторонники Саакашвили закручивают интригу, утверждая, что «Иванишвили проводит политику в интересах России». В свою очередь глава правящей партии Ираклий Кобахидзе заявил, что «Саакашвили действует в интересах России, что он делал и во время своего руководства страной».

Ираклий Кобахидзе
Ираклий Кобахидзе
Kmu.gov.ua

Что касается Бурджанадзе, то она видит, что без Саакашвили у грузинской оппозиции нет серьезных и раскрученных игроков и что в такой ситуации она имеет шанс получить лидерство в составе оппозиционной коалиции. Напомним, что Бурджанадзе — опытнейший политик. Вместе с Саакашвили и Зурабом Жванией она стояла во главе «революции роз», была исполняющим обязанности президента, пока в должность главы государства не вступил Саакашвили. К тому же еще подобный политический «кульбит» Бурджанадзе уже совершала в 2019 году, когда «неожиданно» оказалась в одном объединении с прозападной оппозицией, в том числе с партией Саакашвили. Теперь важно выявить основы такого альянса, который был достигнут на основе закулисных договоренностей. Внешне пока работает формула «все против одного», то есть против правящей партии, на выборах оппозиция будет биться именно за этот электорат. В то же время большинство грузинских экспертов выражают уверенность в том, что нынешние муниципальные выборы в стране пройдут с проблемами, а коалиционная оппозиция вряд ли смирится с возможным поражением.

Зураб Жвания
Зураб Жвания
Robert D. Ward

Есть и проблема Саакашвили. Он может оставаться в тюрьме в соответствии с вынесенными ему приговорами. Или в случае победы на выборах «Грузинская мечта», как бы поддаваясь международному давлению, освободит его, чтобы потом снова обвинить экс-президента в попытках устроить переворот, а себя «выставить в роли защитника государства». Бурджанадзе же выглядит одинокой, без видимой западной или российской поддержки. Она понимает, что при стандартном ходе событий вернуть ей былое влияние в Грузии, стать вновь востребованным политиком будет очень непросто. Но все может поменяться в любой момент. В Грузии быстро меняются правила игры.