Президент США Джо Байден, выступая на телеканале CNN 21 октября 2021 года, заявил, что американцам не стоит беспокоиться, что какая-либо другая держава, включая Россию и Китай, сможет превзойти Америку по военной мощи: «Китай, Россия и весь остальной мир знают: у нас самые мощные вооружённые силы в мировой истории. Не беспокойтесь о том, что они [другие страны] смогут превзойти нас».

Джо Байден
Джо Байден
Иван Шилов © ИА REGNUM

В военном отношении, по совокупной военной мощи, Соединённые Штаты, безусловно, занимают первое место в мире. В то же время надо понимать, что в случае конфликта между США и Россией или США и Китаем совокупная военная мощь и превосходство в обычных вооружённых силах и вооружениях не будут играть решающей роли.

В данных ситуациях речь идёт прежде всего о сценариях крупномасштабной ядерной войны. И такой конфликт, например, между США и Россией приведёт к гарантированному уничтожению его сторон с учётом того, что между Вашингтоном и Москвой поддерживается стратегический ядерный паритет.

Следует заметить, что к стратегическому ядерному паритету с США идёт и Китай. КНР сможет его достичь примерно через 3−5 лет или даже через 2−3 года, в первую очередь за счёт резкого увеличения количества развёрнутых межконтинентальных баллистических ракет наземного базирования. В данный момент известно как минимум о 250 строящихся шахтных пусковых установках для китайских межконтинентальных баллистических ракет DF-41, способных нести от 6 до 10 ядерных боеголовок.

Ядерный взрыв
Ядерный взрыв
National Nuclear Security Administration

Очевидно, что в международных делах Вашингтону приходится считаться с ядерной мощью России и Китая, несмотря на такие бодрые заявления американского президента. Реальная политика отличается от выступлений на публику.

Что интересно. В этот же день, 21 октября 2021 года, состоялось и публичное выступление президента России Владимира Путина. Он принял участие в пленарной сессии XVIII заседания Международного дискуссионного клуба «Валдай».

Владимир Путин охарактеризовал нынешнее положение коллективного Запада: «А те, кто после окончания Холодной войны, об этом мы тоже много раз говорили, почувствовали себя победителями, скоро ощутили, несмотря на то что им казалось, что они забрались на самый Олимп, скоро ощутили, что и на этом Олимпе почва из-под ног уходит — теперь уже у них, и никто не в силах остановить мгновение, каким бы прекрасным оно ни казалось».

Другими словами, президент России заявил конце эры мировой гегемонии США, а также о невозможности обратить данный процесс вспять, как бы этого ни хотелось. А сдача геополитических позиций всегда предполагает учёт интересов других мировых игроков, таких как Россия и Китай, а также других набирающих силу стран.

И Россию, и Китай устроила бы ситуация, когда будут признаны сферы их важных жизненных интересов. Для Китая в первую очередь речь идёт о Тайване. КНР стоит на позиции, что в мире есть только один Китай, Тайвань является неотъемлемой частью китайской территории, а правительство Китайской Народной Республики является единственным законным правительством, представляющим весь Китай. С одной стороны, США официально признают политику «одного Китая», но с другой стороны, проводят политику тихой и постепенной суверенизации острова, укрепляя его обороноспособность и давая обещания военной поддержки в случае военного конфликта с материковым Китаем.

Китай и Тайвань
Китай и Тайвань
Иван Шилов © ИА REGNUM

Для России самым болезненным вопросом на данный момент является Украина, территорию которой планируется использовать для развёртывания военной инфраструктуры США и НАТО. И этот процесс уже запущен. На сегодня публично известно уже о девяти местах постоянного присутствия военнослужащих стран Североатлантического альянса на украинской территории.

Следует заметить, что в американских аналитических кругах есть совершенно трезвые мнения о реальной мощи Соединённых Штатов на данном этапе исторического развития.

По мнению Дэвида Пайна, заместителя директора консультативной группы Конгресса США по новым вызовам и угрозам, «сегодня та же Восточная Европа так же [как и в годы Второй мировой войны] не является объектом жизненного интереса для США».

Пайн полагает, что «Соединённым Штатам следует тщательно оценить соотношение затрат и выгод, чтобы решить, не перевешивают ли риски потенциально катастрофической войны с Россией выгоды от выполнения своих обязательств по обеспечению безопасности перед странами Восточной Европы». Дэвид Пайн считает весьма тревожным, что США «направили на Украину военных инструкторов и летальную военную помощь, чтобы помочь Киеву вести продолжающуюся вялотекущую войну с Россией, рискуя развязать крупную войну между Соединёнными Штатами и Москвой».

Американский аналитик уверен, что последствия такой политики для США могут быть крайне плачевными: «Если Соединённые Штаты продолжат свою рискованную политику военного «балансирования на грани» в отношениях с Россией и Китаем, результатом, хотя пока и трудно представимым, может стать Армагеддон, который приведёт к гибели нашей страны».

Надо признать, что пока со стороны официального Вашингтона нет видимых шагов в признании сфер влияния Москвы и Пекина, несмотря даже на формирующийся стратегический союз России и Китая.

Соединённые Штаты активизируют формат QUAD (США, Япония, Индия, Австралия), создали новое военно-политическое партнёрство AUKUS (Австралия, Британия, США), готовятся к развёртыванию ракет наземного базирования средней и меньшей дальности в Азиатско-Тихоокеанском регионе и Европе, строят военную инфраструктуру НАТО на территории Украины. Все эти шаги американского истеблишмента говорят только об одном: он не настроен добровольно отказаться от части захваченных геополитических позиций.

Таким образом, отрезвление американской элиты может наступить только в результате серьёзного военно-политического кризиса, который поставит планету на грань крупномасштабной ядерной войны. И можно констатировать, что ситуация в мире пока движется по худшему сценарию — к Карибскому кризису-2, который разразится либо из-за Украины, либо из-за Тайваня.