Иван Шилов © ИА REGNUM

Премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий в пятницу, 22 октября, создал интригу для политических экспертов и аналитиков, встретившись в Брюсселе с лидером «Национального движения» и кандидатом в президенты Франции Марин Ле Пен. Как сообщил премьер, встреча прошла по просьбе Ле Пен и для него «нормально встречаться со всеми претендентами на президентских выборах во Франции». Однако лидер «Национального движения», комментируя переговоры с Моравецким, сделала акцент на другом. В своем блоге она указала, что вместе с премьером согласилась «с необходимостью защиты суверенитета национальных государств» и обсудила «недопустимый шантаж (Польши — С.С.) со стороны Европейской комиссии».

Это не вполне вписывается в узкий формат двусторонних отношений. Тем более что Моравецкий в Брюссель прибыл затем, чтобы принять участие в саммите лидеров стран-членов Европейского союза, которые уделили два часа обсуждению «польского вопроса». Варшава подвергается серьезной критике, формальным поводом для которой послужило решение Конституционного трибунала Польши признать приоритет национального законодательства над законодательством ЕС. Как максимально заостряет проблему в своем комментарии Deutsche Welle, «спор с Польшей о верховенстве права для Евросоюза — это ставка, больше, чем Brexit». Влиятельное немецкое издание считает, что необходимо положить конец такому поведению Варшавы: «Возможно, метод Меркель, основанный на бесконечном диалоге даже с самыми упорными странами-членами, теперь должен уйти вместе с ней. Премьер-министр Чехии Андрей Бабиш только что лишился власти, словенец Янез Янша может вскоре пойти по его стопам — новые автократии в Восточной Европе не обязательно являются образцом успеха».

Однако такая прямая угроза проведения политического переворота в Польше относит решение «польского вопроса» на отдаленную перспективу. Очередные парламентские выборы в этой стране должны пройти лишь осенью 2023 года, а значит правящая коалиция во главе с партией «Право и Справедливость» (PiS) получает запас времени, чтобы продумать ответную стратегию и контрходы. Судя по заявлениям, которые звучат из Варшавы, там рассчитывают, что в следующем году поменяется власть в ключевых странах Евросоюза, в частности Франции, где правительства могут сформировать союзники PiS, и это позволит значительно ослабить давление Брюсселя на Польшу. Не исключено, что данное обстоятельство вызвало интерес правящей польской партии к Ле Пен, при том, что PiS отдавала себе отчет в том, с какой волной обвинений в «заговоре» со «сторонницей Путина» она столкнется. Но так ли уж хороши шансы председателя «Национального движения» на победу в президентской кампании?

Матеуш Моравецкий
Матеуш Моравецкий
Kancelaria Premiera

Она, конечно, прошлась по евробюрократам, однако это «враг» расплывчатый и неопределенный. На самом деле помешать ей способен конкурент, играющий на одной поле с представительницей правых кругов. Ле Пен назвала его сама — это публицист Эрик Земмур, которому она пророчит неудачу и неспособность выйти во второй тур. Похоже, что конфликтная ситуация в стане конкурентов устраивает действующего президента Франции Эммануэля Макрона, и поэтому он пока никак не отреагировал на встречу Моравецкого с Ле Пен. Хотя польская газета Rzeczpospolita прогнозировала, что «это должно было произвести ужасное впечатление на Сену», поскольку «жест Моравецкого является сигналом для президента Франции о том, что поляк делает ставку на его главного соперника на выборах весной будущего года». Между тем, выступая на пресс-конференции по итогам саммита в Брюсселе, Макрон рассказал, что у него состоялась «искренняя беседа» с польским премьером. Он также подчеркнул, что Европа ждет от Польши «конкретных жестов», которые могли бы разрешить нынешние споры ее с Евросоюзом без необходимости оказывать давление на Варшаву.

Вполне возможно, что Макрон руководствуется двумя соображениями. Во-первых, он не хочет в преддверии избирательной кампании делать «подарок» Ле Пен, которая могла бы использовать нынешний «польский вопрос» для мобилизации французов, самих выступающих против самонаделения Брюсселя себя дополнительными полномочиями в ущерб национальным государствам. Во-вторых, Париж намерен дождаться формирования правительства в Германии. Если верить некоторым британским изданиям, в МИД Великобритании уверены, что после ухода Меркель позиции немцев в Евросоюзе ослабеют и внешнюю политику ЕС будет определять Франция. Однако подтверждения этой гипотезы еще надо дождаться, поэтому Париж не спешит выходить на поверхность и демонстрировать свои амбиции. Что касается Польши, то с ней можно и подождать, переложив тяжесть «войны» с «Правом и Справедливостью» на плечи Брюсселя в целом и Суда Европейского союза в частности. К тому же, у Франции пока нет политических союзников в Польше, способных добиться переориентации Варшавы на Париж.

Так что Макрон, видимо, будет до последнего игнорировать «самодеятельность» PiS, демонстрирующей контакты с его оппонентами. Но это не значит, что ныне действующий президент Франции забудет польской правящей партии ее демарши. Просто месть — это блюдо, которое надо подавать холодным. А «польский вопрос» еще не остыл как следует.