Полагаю, в Японии обратили внимание на примирительный тон высказываний президента РФ Владимира Путина по поводу дальнейшего развития российско-японских отношений.

Курилы
Курилы
Иван Шилов © ИА REGNUM
«Да, действительно, внутриполитически жизнь в Японии выстроена таким образом, что смена на политической сцене происходит достаточно быстро. Но интересы японского и российского народов остаются неизменными, а в их основе стремление к окончательному урегулированию отношений вплоть до заключения мирного договора. Мы будем к этому стремиться, несмотря на то, что происходит вот такая смена фигур на политической сцене Японии», — цитирует президента ТАСС.

При этом Путин счел возможным публично выразить свое личное доброжелательное отношение к новому японскому премьер-министру Фумио Кисиде, назвав его опытным политиком, владеющим пониманием существующих между Японией и Россией проблем.

«Он очень опытный человек, он находится в материале наших отношений, он занимался международными делами, как известно. Это достаточно близкий человек в политическом смысле и к бывшему премьер-министру (Синдзо) Абэ», — сказал Путин о своем японском коллеге. И заключил: «У нас еще при Абэ был выстроен целый ряд наших совместных действий, совместной работы по выведению российско-японских отношений на новый уровень. Мне бы очень хотелось, чтобы эта работа была продолжена в таком же ключе и в будущем».

Кисида, действительно, поднаторел в международных делах, беспрецедентно долго — около пяти лет — находясь на посту министра иностранных дел в кабинете Синдзо Абэ. По поводу же его близости с Абэ столь однозначно, на мой взгляд, говорить не совсем оправдано. Как и о выборе стратегии и тактики политической и дипломатической работы на российском направлении.

Синдзо Абэ
Синдзо Абэ
Kremlin.ru

Автору этих строк уже доводилось отмечать, что, будучи главой внешнеполитического ведомства, Кисида был не доволен Абэ за то, что при нем вопросы отношений с Россией как бы изымались из ведения МИД Японии и передавались чиновникам администрации премьер-министра и руководству министерства экономики, торговли и промышленности Японии. По японским понятиям это было унизительно для японского МИД, считающего дипломатию своей исключительной прерогативой и не подпускающего к ней посторонних. Влиятельная японская газета «Хоккайдо симбун» пишет: «Известно, что Кисида не раз проявлял несогласие со слишком уступчивой линией бывшего кабинета Абэ, высказываясь в том плане, что, мол, «в окружении премьера есть довольно много оторванных от реальности людей, которые готовы на излишне мягкие подходы к Москве». Если верить утечкам в японских СМИ, Кисида однажды разочарованно сказал, что «вокруг премьер-министра Абэ есть люди немного с другой планеты».

Об этом же пишет в недавней статье один из лучших японских аналитиков по России, профессор университета «Такусёку дайгаку» Кэнро Нагоси: «Господин Кисида, который занимал пост министра иностранных дел в течение четырех лет и восьми месяцев при администрации Абэ, был лоялен премьер-министру, но критиковал «наивную», по его словам, дипломатию в отношении России, которая выстраивалась непосредственно администрацией Абэ. В особенности он обрушивался на группу окружавших Абэ политиков — выходцев из министерства экономики — возглавлявшуюся личным советником Абэ Такая Имаи, в отношении которых Кисида даже допускал в своем близком окружении оценки типа: «Проблема кроется в людях вокруг премьер-министра. Честно говоря, мне иногда кажется, что там находятся люди немного из другого мира». В этих словах нынешнего премьера ясно читается тот дискомфорт, который он испытывал в своем противостоянии людям из администрации премьера в своей внешней политике.
Такого же мнения придерживались и многие высокопоставленные мидовские бюрократы, утратившие дипломатическую инициативу в пользу официальной резиденции премьера. В этом контексте вполне вероятно, что при премьере Кисиде выработку внешнеполитического курса в отношении России снова возглавит министерство иностранных дел Японии».

Говорить о близких отношениях Кисиды с Абэ едва ли верно и потому, что последний поддержал на выборах председателя Либерально-демократической партии, а значит, и премьер-министра, не бывшего министра своего кабинета, с которым долго работал, а женщину-политика с экстремистскими наклонностями — Санаэ Такаити, которая ратует за увеличение вдвое расходов Японии на наращивание вооруженных сил страны и размещение на японской территории нацеленных на КНР и Россию американских ракет средней дальности. Хотя на сей раз шансы Такаити были не велики, Кисида не может не увидеть предпочтения Абэ, которые, как выяснилось, не в его пользу, что может сказаться в недалеком будущем. Ведь Абэ, хотя и покинул пост премьера, не оставляет амбиций стать «доном» японской политики, или, как говорят в Японии, «делателем королей».

Фумио Кисиде (2021)
Фумио Кисиде (2021)
(сс) 首相官邸ホームページ

Но вернемся к высказанной Путиным позиции в отношении Кисиды и его правительства. Хотя на сей раз президент предусмотрительно исключил из своего выступления намеки на «взаимоприемлемое решение территориальной проблемы», нахождение некоей ничьи «хикивакэ», возвращение к «компромиссу», он тем не менее продолжает призывать к непременному подписанию давно ставшего анахронизмом «мирного договора». Это тем более странно, что японский политический класс в лице Абэ уже однажды отверг предложение подписать такой договор «без предварительных условий». А Кисида и вовсе грубо исказил суть статьи Советско-японской совместной декларации 1956 года о возможности передачи Японии островов Малой Курильской гряды, на которую, похоже, все еще имеет виды президент РФ. Ведь не случайно в телефонных разговорах с Ёсихидэ Сугой и Фумио Кисидой он особо интересовался, как они относятся к так называемым сингапурским договоренностям о якобы согласии Абэ ограничиться в претензиях к России лишь островом Шикотан и группой островов Плоские, Хабомаи по-японски. Заметим, что в действительности, соглашаясь «взять за основу Совместную декларацию», Абэ, полагаю, в отличие от Путина, имел в виду не отказ от притязаний на самые крупные острова Большой Курильской гряды — Кунашир и Итуруп, а решение «проблемы» как бы в рассрочку по лукавой формуле «два плюс альфа», когда Шикотан и Хабомаи Япония получает сразу, но при условии продолжения переговоров о больших островах.

Кисида не соглашался даже с таким «компромиссом», о чем, кстати, честно, без присущего Абэ лавирования и уловок заявил в парламенте на весь мир, а именно, что никакого мирного договора с Россией без «возвращения» всех якобы принадлежащих Японии «северных территорий» не будет. Возникает вопрос, как при такой позиции Кисиды президент Путин рассчитывает заключить с Токио «мирный договор»? На условиях сдачи суверенных российских земель подписать такой документ не позволяет Конституция РФ, да и подавляющее большинство российского народа. А без островов, как в ультимативной форме заявляет Кисида, мирный договор Японии не нужен.

В создавшейся ситуации повторю свой призыв прекратить бессмысленные переговоры о заключении «мирного договора» через 76 лет после окончания войны и 65 лет после прекращения состояния войны и восстановления в полном объеме советско-японских дипломатических и иных отношений. Если же российские власти действительно заинтересованы в развитии взаимовыгодного сотрудничества с нашей дальневосточной соседкой, то речь должна идти не о «торговле территориями», а о создании по-настоящему выгодного для японского бизнеса политического и торгово-экономического климата. Кстати, советскому правительству это удавалось…