Когда 17 ноября 2020 года в Вильнюсе президенты Польши и Литвы Анджей Дуда и Гитанас Науседа подписали совместную польско-литовскую политическую декларацию, у некоторых возникла иллюзия, что это что-то изменит в наших «односторонне выгодных» межгосударственных отношениях. Помимо прозвучавших пышных лозунгов об укреплении добрососедского, европейского и трансатлантического сотрудничества, было сделано заявление о создании Президентского совета, который должен собираться для заседаний раз в год, то в Литве, то в Польше. Вместе с тем, несмотря на упоминание в преамбуле 500-летия со дня рождения Сигизмунда Августа (последнего короля Польши и последнего великого князя Литовского из литовской династии Ягеллонов), переговоры Дуды и Науседы выглядели обычной текущей встречей, что вряд ли является чем-то экстраординарным.

Литва
Литва
Ольга Шклярова © ИА REGNUM

Продолжением «сотрудничества» стал состоявшийся недавно визит польского президента в Вильнюс, где он упомянул о праздновании в Варшаве в этом году 230-летия принятия Конституции 3 мая. Об этой инициативе стоит упомянуть, прежде чем мы перейдем к событиям в Вильнюсе. Торжественные мероприятия в этом году начались в польско-литовском формате как встреча парламентариев двух стран. В онлайн-режиме в Варшаве за них отвечали маршалы Сейма Эльжбета Витек от правящей партии «Право и Справедливость» (PiS) и Сената Томаш Гродский от оппозиционной «Гражданской платформы» (РО), а в Вильнюсе — председатель Сейма Литвы Виктория Чмилите-Нильсен от Движения либералов Литовской Республики (ДЛЛР). Было принято совместное постановление, напомнившее об этом историческом событии, затем выступили президенты двух стран.

Однако здесь у представляющего правящую партию Дуды произошло столкновение с оппозицией из-за того, что президент (в отличие от литовского коллеги) не осмелился упомянуть «свободную Украину» и «аннексию Крыма», что было осуждено резкой на слова и выходки депутатом Клаудией Яхирой из «Гражданской платформы». Она выразила удовлетворение (а это бывает редко) по поводу слов президента Литвы, сказавшего: «Я хотел бы подчеркнуть, что Литва никогда не признает незаконную аннексию Крыма и будет действовать, чтобы положить конец фактической оккупации востока Украины. Что бы ни случилось, мы не можем позволить Украине скатиться в прошлое». Президент Польши попытался реабилитироваться 17 октября этого года в Вильнюсе, но он все же оказался не на высоте по сравнению с «литовским воином».

Президент Польши Анджей Дуда
Президент Польши Анджей Дуда
Nato.int

«К сожалению, спасти страну (Речь Посполитую — Д. Б.) от царской агрессии не удалось (Пруссия и Австрия также участвовали в разделах Польши и Литвы — Д. Б.), — заявил Дуда. — Однако для того времени это был великолепный союз. Общину, существовавшую в рамках польско-литовского союза, смело можно назвать прообразом Европейского союза. Мы очень гордимся тем, что можем вместе отметить юбилей». Он также упомянул о «гибридной атаке со стороны Белоруссии» и выразил надежду на принятие соответствующих решений по этому поводу Советом Европы, который должен наложить санкции на Лукашенко. Дуда говорил о необходимости строительства газового коллектора между Польшей и Литвой, выразив надежду, что этот «энергетический мост» будет построен к 2025 году. Это позволит полякам продавать Литве американский газ, который принимает терминал СПГ в Свиноуйсьце.

Науседа, который не страшится даже Китая, отправился гораздо дальше и ушел в историческое Дикое поле (юго-восток Украины), за Днестр и на Кавказ, в очередной раз отодвинув в сторону своего польского союзника. «Литва и Польша уделяют особое внимание тому, что происходит в Белоруссии, — подчеркнул он. — Режим Лукашенко становится все более агрессивным, возникают угрозы для всей Европы. Мы не только жертвы гибридной атаки, но и живем на границе с АЭС в Островце. Нельзя ослаблять давление на режим. Польша поддерживает нас в случае с белорусской атомной электростанцией. А мы должны поддержать белорусов, которые страдают в этой стране. Мы знаем, что количество политзаключенных продолжает расти. Наша цель — безопасный Восток. Поэтому мы должны поддерживать страны «Восточного партнерства»: Украину, Молдавию и Грузию. Их цель — интеграция в Евросоюз».

Литовский президент не ограничился геополитикой: «Синхронизация энергосетей является приоритетом для Литвы. Важно, что этот проект будет реализован не позднее 2025 года. Ожидается, что Rail Baltica начнет работу к 2026 году». Он особо приветствовал появление в Вильнюсе человека, посетившего нефтеперерабатывающий завод Orlen Lietuva, Мачея Радзивилла, советника президента PKN Orlen Даниэля Обайтека. «Я счел очень хорошим знаком то, что человек по имени Радзивилл участвует в таких важных проектах, потому что это своего рода талисман в контексте нашей истории, — сообщил Науседа. — Раз уж в деле замешаны Радзивиллы, значит, все будет хорошо. Знаю, что в открываемой нами выставке примут участие и представители семьи Радзвиллов. Наше сотрудничество — отличный пример того, как история переплетается с настоящим и переносится в наши планы».

То, что он сказал, примечательно потому, что 20 октября мы празднуем 366-ю годовщину предательства князей Януша и Богуслава Радзивиллов, которые в 1655 году подписали договор в Кейданах о свержении короля Польши и великого князя Литовского Яна II Казимежа Вазы. Соглашение де-факто нарушило польско-литовский альянс и передало Литву шведскому протекторату. Говоря о сегодня, можно сказать, что отношения между Варшавой и Вильнюсом только на первый взгляд выглядят «правильными». Несмотря на соединяющую нас среду, мы совсем не союзники. Оказывается, даже такая маленькая, слабая и лишенная армии страна, как Литва, не намерена на деле поддерживать Польшу. Тому становится все больше и больше свидетельств. Начнем с того, что за неделю до визита Дуды в Вильнюс литовские депутаты отклонили проект резолюции, выражающий поддержку Варшаве в ее споре с ЕС голосами правящих партий. Президент Литвы говорил о посредничестве, а не о поддержке сильнейшего государства инициативы «Троеморья».

Гитанас Науседа
Гитанас Науседа
Kapeksas

Другое важное дело — долгосрочный ущерб PKN Orlen, который ранее причиняли ему власти Литвы. Это еще один классический пример того, как Вильнюс «выстрелил себе в ногу», потому что владелец НПЗ в Мажейкяй только в прошлом году заплатил 566 миллионов евро налогов в бюджет Литвы. В настоящее время руководство PKN Orlen хочет инвестировать в Мажейкяй 640 миллионов евро, что, конечно же, увеличит налоговые поступления. И столкнувшийся с печальным положением государственных финансов Вильнюс вынужден идти на уступки польскому концерну. Однако самая главная проблема касается положения польского меньшинства в Литве. А здесь Варшава полностью разоружилась перед литовской шовинистической политикой. Потакания интересам литовцев в польских Сувалках с одновременным закрытием глаз на дискриминацию поляков, проживающих в Вильнюсском районе, — позор, которому нет объяснения.

С момента провозглашения Литвой независимости Вильнюс ведет борьбу с польским образованием всеми возможными способами и по сей день. Что особенно интересно, представители правящего Союза Отечества — Литовские христианские демократы (TS-LKD), в настоящее время готовят конституционный закон, который напрямую затронет польскую общину. «Государственные и муниципальные учебные заведения преподают и оценивают достижения на литовском языке» — это статья 7 закона, который реально может быть принят Сеймом Литвы. Общеизвестно, что литовцы никогда не собирались идти на какие-либо компромиссы в отношении польского меньшинства в Вильнюсском крае, которые они ранее обещали Варшаве. Экзамен на аттестат зрелости на польском языке был отменен в 2000 году и в течение 20 лет не восстанавливался, несмотря на письменное соглашение между министрами образования обеих стран. Складывается впечатление, что сегодня, когда Польша и Венгрия борются с Брюсселем, литовцы не только не намерены поддерживать Варшаву, но даже идут на репрессивные меры против национальных меньшинств.

Литва имела все возможности мирно развиваться. Но вместо того чтобы воспользоваться этим шансом, страна, управляемая кланом Ландсбергисов, на 31-м году независимости оказывается в разорении. Литовцы слишком поздно заметили, что заявления об «угрозах» со стороны России, Белоруссии или польского меньшинства лишь отвлекают внимание от грабежа, который творят власти этой прибалтийской республики. При этом сами литовцы — люди очень трудолюбивые и добрые, мне доводилось видеть это много раз. Но их страна неоднородна. Существует национальное меньшинство жемайтов, которые не считают себя литовцами. Их много для 3-миллионной Литвы, около полумиллиона. У них есть отдельный язык, нечто среднее между литовским и латышским. Есть русскоязычное меньшинство, в основном русского происхождения, и поляки, частично — иммигранты, частично — литовцы, которые были полонизированы в течение нескольких сотен лет. Но что в этом странного?

Официальным языком был сначала русский (до 1696 года), затем польский (до 1795 года), снова русский (до 1918 года), а литовский язык создан только в XIX веке. Кстати, единого литовского языка не существует, lietuvi kalba делится на диалекты и поддиалекты. Несмотря на небольшую территорию, занимаемую Литвой, литовский язык очень разнообразен, и это обстоятельство значительно затрудняет свободное общение. В этом случае любой разумный человек будет избегать того, что разделяет, и станет искать то, что объединяет жителей республики. Но Вильнюс борется с меньшинствами и спорит со своими соседями. А польские власти проявляют ангельское терпение к своим литовским партнерам и жертвуют интересами собственного меньшинства в пользу по их мнению, «добрососедских отношений». Могло бы все быть иначе. Достаточно посмотреть на карту: даже ученик начальной школы увидит, что через Литву и Белоруссию можно проложить дорогу в Калининградскую область. 144-миллионной России нужна сухопутная дорога в миллионный Калининград. Но пока не видно, чтобы Вильнюс осознавал геополитические выгоды своего положения, являясь источником раздоров, а не интеграционных проектов.