Пока готовится встреча лидеров России и Сербии Владимира Путина и Александра Вучича, и сербская, и российская сторона повышают ставки перед предстоящими переговорами о цене на газ. Об этом ИА REGNUM рассказал российский политолог, ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков.

Природный газ
Природный газ
Иван Шилов © ИА REGNUM

Напомним, что ранее президент Сербии Александр Вучич заявил о том, что его страна не сможет платить за газ $790 за 1000 кубометров, сколько получается по той формуле, которую предлагает российская сторона — 30% привязки к нефтяным ценам и 70% биржевой стоимости. Поэтому он намерен приехать в ноябре на встречу к Владимиру Путину, чтобы договориться с ним о существенной скидке для Сербии.

«Сербская сторона надеется на то, что у неё будет самая низкая цена на газ в Европе, намекая, что при современных реалиях они будут получать газ по $200 за 1000 кубометров. А российская сторона в свою очередь намекает на то, что будет обычная европейская цена в районе $700 за 1000 кубометров. Понятно, что и одно, и другое, скорее всего, крайние варианты, а на самом деле будет что-то посередине», — рассказал Юшков.

Плата за газ
Плата за газ
Дарья Антонова © ИА REGNUM

По мнению политолога, на какой цене стороны в итоге остановятся, будет зависит от того, как завершатся переговоры Путина и Вучича — если они успешно договорятся, Сербия получит довольно большую скидку. Это значит, что она будет покупать газ по $250-$300 долларов за 1000 кубометров, полагает Юшков.

«В таком случае Сербия будет продолжать играть роль некого российского союзника на Балканах. Сербы успешно умеют это изображать, но неизвестно, попросят ли от них реальных действий, и согласятся ли они действительно что-то делать в этом плане. Конечно, когда дело доходит до скидок, до каких-то экономических бонусов, инвестиций, то сербы, как и любые другие славянские народы, умеют хорошо изображать дружбу и братство. Но российская политика становится всё более прагматичной и требует каких-то действий, а не просто разговоров о дружбе», — рассказал эксперт.

Юшков не исключил, что сербской стороне во время переговоров могут предложить или продать какие-то активы российским компаниям, или какой-то другой вариант, который потребует «более активной демонстрации дружбы и братства». «В этом случае, если сербская сторона согласится, тогда да — мы даем ей скидку», — добавил политолог.

«В последние годы у России четкая направленность — мы готовы предоставлять вам скидки, но вы должны их отрабатывать. А не как в 1990-е годы, когда мы давали скидки, а страны, пользующиеся ими, в лучшем случае ничего про нас не говорили, а в худшем за наши деньги еще и поливали нас грязью или отнимали наши активы. Поэтому посмотрим, что будет дальше. Всё будет решаться именно на переговорах двух лидеров», — сказал Юшков.

Эксперт напомнил, что примерно до 2014 года существовала практика давать скидку на покупку газа тем странам, через территорию которых идет российский газопровод. Поэтому подобные обещания получили и Болгария, и Сербия, и Венгрия при планировании «Южного потока», добавил он.

«Трубопровод должен был проходить через Чёрное море, выходить в Болгарию. Этот маршрут частично и реализован — из Болгарии в Сербию, из Сербии в Венгрию и дальше в Австрию. В этом плане у сербов переговорная позиция хорошая. Они могут сказать — вот, раньше мы так договаривались, мы не отказались, мы не бросили вас. Но они не отказались и не бросили потому, что на них особо и не давили. Давили на болгар. Первой по течению страной в «Южном потоке» была Болгария. На нее все и давили, она и прогнулась, и подорвала этот проект. До Сербии просто не дошло. Если бы Болгария выдержала, дальше давили бы на Сербию».
Игорь Юшков
Владимир Путин беседует с Александром Вучичем
Владимир Путин беседует с Александром Вучичем
Kremlin.ru

Юшков считает, что этот момент Сербия может использовать в переговорах, но Россия в принципе от подобной практики отходит — Болгария не получила никакой скидки, а с Турцией этот вопрос даже не стоял.

Эксперт отметил, что сербский участок газопровода «Балканский поток», который является продолжением «Турецкого потока», действительно важен в стратегическом плане для России.

«Подписан договор с Венгрией, с 1 октября газ в Венгрию поступает именно через Сербию. Газпром обязан 3,5 миллиарда кубометров газа ежегодно отгружать на сербско-венгерской границе. Раньше Венгрия получала транзитом исключительно через Украину, и точка приема была на украинско-венгерской границе. Сейчас она перенесена. Поэтому Сербия является важным звеном в транзите, но отказаться от транзита Сербия и не может», — рассказал Юшков.

Политолог уточнил, что у Сербии с Газпромом подписан контракт на транзит, но заканчивается контракт на поставку газа. Поэтому здесь Белград не может обуславливать один контракт другим, добавил он.

Отвечая на вопрос, может ли сербский участок газопровода обеспечить условия для полного отказа от транзита через Украину, Юшков отметил, что фактический весь «Турецкий поток», который переходит в так называемый «Балканский поток», полностью достроен и заполнен. Поэтому все поставки газа в обход Украины, скорее всего, будут перенаправлены на «Северный поток — 2», предположил эксперт.

«В плане «Турецкого потока» фактически всё завершено. Только Молдавия всё еще не снабжаются через «Турецкий», т. е. «Балканский» поток. Вся Турция снабжается через «Голубой поток» и «Турецкий поток». Болгария, Греция, Северная Македония, Румыния, Сербия, Венгрия и Хорватия — все эти страны снабжаются через южную трубу. Если там что-то останется, из Венгрии газ будет попадать в Австрию. С Молдавией, у которой 30 сентября закончился долгосрочный контракт с Газпромом, в данный момент ведутся переговоры. Видимо, одно из условий, которые Газпром обсуждает с Молдавией — это вопрос переноса точки сдачи-приемки. Чтобы газ не через Приднестровье шел (в этом случае транзит идет через территорию Украины — ИА REGNUM), а через юг, и заходил со стороны Болгарии и Румынии. Сейчас у Газпрома и Молдавии месячный контракт. Этот месячный контракт полностью привязан к спотовым ценам в Европе. У них было по $250 за газ, а за октябрь получилось $700. Это стимулирует Молдавию быть более решительной, когда речь идет о заключении долгосрочного договора», — подытожил Игорь Юшков.