Япония, как говорится, напросилась. И нарвалась. Корабли ВМФ России совместно с ВМС НОАК в ходе проходящих в Японском море военно-морских учений «Морское взаимодействие — 2021» в завершающий день маневров, 18 октября, осуществили проход через международный пролив Цугару (Сангарский), который разделяет северный и центральный крупные острова Японского архипелага — Хоккайдо и Хонсю. Эти учения, которые, к слову, проходят на фоне целой серии военных игрищ ВМС США, в частности в Бенгальском заливе и Южно-Китайском море (ЮКМ), к участию в которых Пентагон привлек и ВМС Японии, российской и китайской сторонами проводятся ежегодно. Но такой маневр, как совместный проход через пролив, который, несмотря на его международный статус, в Японии считают «внутренними водами», осуществлен впервые. Тем самым Токио, прежде всего новый премьер Фумио Кисида, ранее выступивший за пересмотр стратегии национальной безопасности своей страны, получил не только болезненный щелчок по репутации своего носа, но и прямое предупреждение против расширения своего военно-морского присутствия за пределами акваторий, связанных с непосредственной обороной островов. Грубо говоря, японцам напомнили, что у них нет — им, как раскаявшемуся агрессору, не положено иметь — полноценных ВМС, а только Силы самообороны. Вот, дескать, пускай и «самообороняются», вместо того чтобы, демонстрируя реваншистские амбиции, лезть по отмашке вашингтонского «патрона» в «чужой огород».

Вооружение
Вооружение
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

И Бенгальский залив, и тем более ЮКМ — стратегически важные моря для Китая, ибо через них проходит значительная часть нефтяного импорта КНР из зоны Персидского залива. Кроме того, в ЮКМ у Китая имеется ряд территориальных споров с Вьетнамом и Филиппинами, наличие которых кое-кто в США рассчитывает использовать, чтобы навязать этим странам и через них всей «десятке» членов АСЕАН свою протекцию в противостоянии с Пекином. Причем делается это под маркой экспансионистского лозунга «свободы судоходства». И возникает вопрос: вы правда хотите этой «свободы», господа американцы и примкнувшие к ним недобитые милитаристы «Восходящего Солнца»? Ну, так кушайте ее, эту свободу, на здоровье и не забывайте, что этот принцип, провозглашенный в конъюнктурных американских интересах еще в январе 1918 года президентом Вудро Вильсоном, распространяется на все международные воды, включая Сангарский пролив. Провозгласив при Джо Байдене два основных императива внешней политики нынешней администрации — сдерживание Китая и возвращение тактики альянсов, США «офлажковывают» Поднебесную как на ближних, так и на дальних подступах, наступая на ее жизненно важные интересы. И дело даже не в том, что американцы торопятся реализовать свой стратегический перевес, пока Китай их не обогнал, что по американским же расчетам ожидается к 2028−2030 годам. Просто в альянсы против Китая, а также России (антироссийская направленность блоков Quad и AUKUS в Тихом и Индийском океанах на днях была разъяснена в Москве заму госсекретаря Виктории Нуланд), втягиваются не только исторически нейтральные Индия, Австралия, а в перспективе предстоящей смены власти и Южная Корея. Но и исторически «заряженная», причем весьма сильным негативом, Япония. Спекулируя на «защите от Китая», Вашингтон применяет в регионе старую, как мир, британскую колониальную практику «разделяй — и властвуй!». Какой месседж несет появление японских военных кораблей, скажем, в Тайваньском проливе, особенно при нынешнем уровне напряженности, жертвам японской агрессии и оккупации в годы Второй мировой войны — а это практически все местные страны — объяснять не нужно. Поэтому в душе российско-китайской акции под носом у Токио в то время, когда его собственные корабли выполняют провокационные задачи вдали от японских берегов, аплодирует абсолютное большинство дальневосточных народов, которым наглядно показано, что «на каждый лом отыскивается свой прием». После прохода через Сонгар японский «король» в их глазах оказался голым.

Российско-китайские учения «Морское взаимодействие 2021»
Российско-китайские учения «Морское взаимодействие 2021»
Mil.ru

Это, как говорится, сиюминутная, тактическая сторона вопроса. Но имеется и более отдаленная, стратегическая, которую, надо полагать, в Москве и Пекине своевременно просчитали и полностью учитывают. Заявление нового премьера Кисиды на две недели опередило упомянутое уже интервью генсека НАТО Йенса Столтенберга британской FT, главное в котором — окончательное объединение России с Китаем в ряду стратегических оппонентов и потенциальных военных противников Вашингтона. Играя на этом тезисе, предводитель натовской военщины, не стесняясь, на глазах у всех, ревизовал и растоптал базовый организационный принцип НАТО как Североатлантического, то есть регионального блока. И провозгласил наделение его отныне глобальной миссией, объединяющей европейский и дальневосточный театры военных действий (ТВД). Пробежавшись «впереди паровоза», реваншист Кисида заранее вписал Японию в эту концептуальную натовскую модель. И пусть кто-нибудь докажет, что имела место случайность. А не координация двух рук — восточной и западной, которые управляются общей для них заокеанской головой. Одно из двух: либо Кисида в верноподданническом экстазе поторопился прогнуться под хозяина, невольно выдав тем самым его планы, а Столтенбергу ничего не оставалось, кроме как их официально подтвердить. Либо японский премьер выкатил «пробный шар» по прямому хозяйскому поручению, а выход следом за ним на сцену брюссельско-натовской марионетки Вашингтона является частью общего сценария и происходит по команде суфлера. В «сухом остатке» в любом случае одно: США под своим лидерством сколачивают глобальную коалицию, разделяя и наделяя вассалов ответственностью за свои ТВД и зоны влияния: НАТО на Западе и Quad с AUKUS на Востоке, а нити управления этой системой альянсов сходятся в Белый дом, Госдеп и Пентагон. Антикитайская и антироссийская направленность этой коалиции даже не скрывается, а, напротив, максимально широко провозглашается. Помимо Вашингтона, связующей ролью между двумя ТВД наделяется и Лондон, что подтверждается его непосредственным участием в тихоокеанском блоковом строительстве в составе AUKUS. Задним числом становится понятен настоящий смысл знаменитого Brexit: вывести Британию из формального подчинения брюссельской бюрократии ЕС и сосредоточить ее влияние в НАТО, возможно, передав Лондону роль «смотрящего» за «старой» Европой. Потому так цинично и «кинули» французов, чтобы «знали свое место».

Премьер-министр Японии Фумио Кисидо
Премьер-министр Японии Фумио Кисидо
(сс) 外務省

Поскольку дипломатам и «придворным» военно-политическим аналитикам язык дан, чтобы не обнародовать свои мысли, а скрывать чужие, самое время к этим мыслям обратиться, чтобы понять, каким именно «фиговым листком» прикрываются японцы, замазывая свое участие в американо-британских играх и маскируя его под «национальные интересы». Итак, 20 октября в японской «Асахи» появляется материал под характерным заголовком «Проход российско-китайской эскадры через Сангарский пролив — серьезный вызов Японии». Главное действующее лицо этого материала — один из руководителей Национального института оборонных исследований японского министерства обороны Синдзи Хёдо, ранее советник посольства в Москве, работающий в аппаратах генсека японского Кабмина и Совета национальной безопасности (СНБ). Через призму сказанного просто приведем основные тезисы и аргументацию, которые полностью подтверждают долгосрочный характер затеваемого раунда продолжающейся «Большой Игры».

Тезис первый. Стратегия 2013 года, принятая при Синдзо Абэ в расчете на решение с Россией «курильского» вопроса, себя не оправдала. Россия — такой же потенциальный враг, как и Китай.

«Тот факт, что Япония заявила в своей стратегии национальной безопасности о том, что она «должна ладить с Россией», — уточняет Хёдо, — привел к тому, что Россия «уперлась». Мало того, Россия в последние годы начала стремительно сближаться с Китаем с точки зрения безопасности».

Тезис второй. Новая «равнобедренная» стратегия Японии — одновременно против России и Китая, о подготовке которой объявил премьер Кисида, тесно коррелирует с курсом США.

«В марте этого года администрация Байдена в «Предварительных руководящих принципах своей стратегии национальной безопасности» обозначила Китай как самую большую угрозу и Россию как вторую угрозу США. Нынешняя американская администрация опасается военного сотрудничества между Китаем и Россией и выражает свою озабоченность им».
ВМС США и Японии
ВМС США и Японии
Navy.mil

Тезис третий. США ушли из Афганистана для того, чтобы не распылять силы и сосредоточиться на противостоянии Китаю в АТР, который они расширили до масштабов ИТР — «Индо-Пасифики».

"Китай опасается действий США по сосредоточению своих войск в Индо-Тихоокеанском регионе», — с удовлетворением констатирует японский военный аналитик.

Тезис четвертый: Россия и Китай как никогда ранее близки к созданию полноценного военного союза. Об этом, считает Хёдо, говорят не только многочисленные совместные учения, явно рассчитанные на формирование способности к совместным военным действиям, но и открыто провозглашаемые намерения Москвы и Пекина.

«В последнее время Путин не рассматривал возможность немедленного создания военного союза с Китаем, но и не отрицал возможность формирования военного союза в будущем», — пугает эксперт соотечественников.

И при этом, оставаясь самим собой, пытается конъюнктурно загнать между нашими двумя странами «черного кота».

«Россия опасается, что если она еще больше склонится в сторону Китая, то может быть нарушен только-только начавшийся в июле американо-российский диалог по стратегической стабильности».
Президент России Владимир Путин и президент США Джо Байден на встрече в Женеве
Президент России Владимир Путин и президент США Джо Байден на встрече в Женеве
Whitehouse.gov

Правда, пропагандистскую «ценность» этого пассажа вынужденно тут же сам и обнуляет, признаваясь, что «посыл нынешней японской стратегии национальной безопасности о том, что Китай и Россию можно разделить, похоже, рухнул».

Тезис пятый. По сути, обвиняя автора прежней стратегии — Абэ в недальновидности на российском направлении, которая привела к банкротству, Хёдо призывает его последователя Кисиду как можно решительнее присягнуть Вашингтону в своей роли «непотопляемого авианосца».

«Сейчас между Японией и США существует большое расхождение во взглядах на безопасность в контексте России. Поскольку США оказывают гораздо большее влияние на Россию, Японии следует приложить усилия, чтобы сблизиться в своих подходах с США. Политика Японии в отношении России не может существовать в отдельности от четырехугольника США-Россия-Китай-Россия».

Еще эксперт СНБ предлагает втянуться с Россией в «войну паритетов» ракетных вооружений, взяв за основу принцип «зеркального ответа» в вопросах дальности поражения. Правда, он не поясняет, каким образом Токио способен уравновесить ядерную мощь Москвы, и за этой «самурайской хитростью» отчетливо просматривается план втянуть США в противостояние с Россией по вопросу пресловутых «северных территорий». И последнее. Хёдо даже не собирается скрывать, что ставка теми японскими кругами, которые он представляет, а это очень похоже на силы милитаристского реванша, делается на внутреннюю дестабилизацию нашей страны.

«В России заметно ослабление внутренней поддержки режима Путина, и в этой связи наблюдается растущая тенденция к жесткой внешней позиции его власти».
Президент России Владимир Путин
Президент России Владимир Путин
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Противопоставляя российскому президенту российского же премьера Михаила Мишустина и его заместителей, совершивших поездки на Курилы, эксперт пускается в рассуждения, что, вопреки позиции Владимира Путина, «в результате всего этого импульс к решению вопроса о северных территориях уменьшился, а интерес к России в японском политическом истеблишменте тоже уменьшился». Отсюда делается вывод о том, что коррекция и адаптация внешней политики Японии на российском направлении к новой стратегии должна включать усиление жесткости. И понятно, что речь здесь идет уже не о классических для Запада попытках противопоставления власти и народа, а о стремлении разыграть некий пасьянс между различными «башнями» внутри российской власти. Как говорится, российским компетентным органам на заметку, ибо пока определенное, хотя и ослабляющееся, положение во власти сохраняют компрадорские «системные либералы», всегда существует угроза ликвидационной сдачи стратегических позиций, которую следует отслеживать и предотвращать. Тем более, если подобная линия на внутренний раскол власти начинает открыто провозглашаться внешними, откровенно враждебными центрами влияния.

Вывод прост: не прошло и года после воцарения в Белом доме администрации Джо Байдена, а наследие его предшественника перечеркнуто уже практически полностью. И взят курс на формирование системы военных альянсов под эгидой НАТО и США при «привилегированном» участии Великобритании. Япония премьера Кисиды — часть этой большой стратегии, стремящаяся компенсировать собственные военные слабости безоговорочной приверженностью политике альянсов даже за счет собственных национальных интересов. Понимают ли это в Москве и Пекине? Отчетливо понимают. И принимают меры. Проход российско-китайской военно-морской группировки через Сангарский пролив — важная профилактическая прививка от реваншизма, устраняющая когнитивный диссонанс японских элит, возвращающая их к современной реальности. Другим «холодным душем», уже «многофункциональным», стали недавние успешные пуски в КНДР баллистических ракет морского базирования с подводной лодки. Помимо Токио, этот «сигнал», скорее всего, тесно связанный с позицией Москвы и Пекина, адресован еще и Сеулу, который всего месяц назад провел точно такое же испытание. Из состояния гибридной войны регион АТР усилиями Вашингтона и его лишенных суверенитета сателлитов быстрыми темпами превращается в арену военно-политической конфронтации, которая по ходу дела отягощается интенсивным блоковым строительством. Что и как последует дальше — увидим.