Что и требовалось доказать. Как говорится, витало в воздухе. Генсек НАТО Йенс Столтенберг в интервью Financial Times обрушился с жесткой критикой на Китай и заявил о «включении Пекина в расширяющийся перечень целей Североатлантического альянса». Столтенберг, покидающий в будущем году свой пост, тем не менее сделал заявку на очень серьезные вещи. Главные обвинения, предъявленные Пекину, такие. Прежде всего, шефа НАТО пугает быстрое развитие КНР в целом и конкретно в киберсекторе. Еще ему не нравится эффективная оборонная модернизация с созданием и принятием на вооружение новых типов вооружений, в частности, межконтинентальных баллистических ракет (МБР) и гиперзвука. И наконец, не по душе генсеку активизация Китая в Арктике и участие, в рамках реализации стратегии «Пояса и пути», в создании «критически важной инфраструктуры» в Европе, повышающей внешнюю зависимость последней от китайских технологий и инвестиций.

Йенс Столтенберг
Йенс Столтенберг
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

«Новизной» подкупает и второй блок «новых идей» Столтенберга, суть которых сводится к тому, что НАТО пора перестать смотреть на Китай и Россию по отдельности, а следует объединить эти две «угрозы» в одну, общую и большую.

«Все эти различия между Китаем, Россией, АТР и Европой условны; это одна большая среда безопасности, и мы должны решать все связанные с ней проблемы в комплексе», — убеждает он европейских партнеров Вашингтона.

И попутно запугивает их упомянутыми китайскими МБР и другим «оружием большой дальности, способным поразить все страны — союзники НАТО». Словом, Китай уже «угрожает» безопасности Европы, что и побудило альянс приняться за разработку новой стратегической концепции на 20-е годы, в которой, в отличие от предшествовавшей редакции-2010, пресловутую «китайскую угрозу» предлагается указать прямо. Принять будущую стратконцепцию предполагается в 2022 году на саммите в Мадриде, а предварительные наработки этого документа уже были опубликованы в ноябре прошлого года под заголовком «НАТО 2030: вместе в новую эру». Под этот «шумок» натовский босс и протаскивает весьма далеко идущие расчеты на «глобализацию» альянса, которому давно уже становится тесно в Северной Атлантике, этой «селедочной луже», как именовал ее один из отцов-основателей западной геостратегии, многолетний руководитель лондонского Chatham House Арнольд Тойнби.

«НАТО — это союз Северной Америки и Европы, — вещает Столтенберг, — Но этот регион сталкивается с глобальными вызовами: терроризмом, проблемами в киберпространстве и подъемом Китая».
Глава НАТО Йенс Столтенберг
Глава НАТО Йенс Столтенберг
NATO North Atlantic Treaty Organization

Третья «идея», высказанная Столтенбергом, проливает свет на планы, вынашиваемые в натовских, то есть, называя вещи своими именами, американских штабах. После сброса с себя «груза» оккупации Афганистана, которую генсек альянса ассоциирует с «борьбой против терроризма», на которую США «отвлеклись» от более насущных дел, прежде всего многолетнего противостояния России, НАТО «ищет возможности» нового применения своего потенциала. Это особенно актуально в условиях, когда Вашингтон переключается на АТР и борьбу с «китайским гегемонизмом». Интересно и показательно, что Столтенберг связал эти перемены с «продолжающейся дискуссией о будущем военного присутствия США в Европе». Генсек откровенно сетует, что европейцы норовят «свернуть деятельность за пределами своих границ, чтобы усилить внутреннюю обороноспособность». И мягко обвиняет сателлитов США по НАТО в том, что они вполне могли бы взять на себя продолжение военной миссии в Афганистане, предоставив Вашингтону карт-бланш на «отражение китайской угрозы», но европейские политики предпочли ретироваться. Признавая проблему их военной несамостоятельности, Столтенберг лавирует между Брюсселем и Вашингтоном, чтобы никого не обидеть. С одной стороны, афганская миссия альянса, по его словам, была обусловлена террористическим нападением на США в 2001 году. С другой, он ненавязчиво умалчивает о том, что присутствие европейцев в Афганистане вместе с американским контингентом было обусловлено применением тогда, единственный раз за всю историю, статьи 5 Вашингтонского договора 1949 года о коллективной обороне.

Что это такое? И чем обусловлен этот внезапный, казалось бы, выброс из натовского подсознания такого мощного фонтана? На наш взгляд, существуют ряд факторов, которые это объясняют. Во-первых, представляется, что главной проблемой Вашингтона, а следовательно и НАТО, под дудку которого альянс и пляшет, остаются не Россия с Китаем, а Европа. Очень похоже, что именно европейцам это послание и адресовано. Обратим внимание на недавние телефонные переговоры с партийно-государственным лидером КНР Си Цзиньпином главы Евросовета Шарля Мишеля. Очень похоже, что в Вашингтоне реально напуганы перспективой «сепаратных», за спиной США, а следовательно против США, сделок Европы с Китаем. Обещанный саммит с Пекином лидеров государств всего коллективного Запада, о котором они договорились, пройдет без Вашингтона. Для США это опасно с точки зрения как военно-политических амбиций, так и информационного «месседжа» миру, который такой саммит пошлет. Евразия начинает сближение внутри самой Евразии, третьи, сторонние государства не приглашаются, а значит, постепенно превращаются если не в изгоев, то в периферию большой мировой «игры». Американцев такой «пасьянс» не устраивает совершенно. От слова совсем. Вот и выпущен на авансцену Столтенберг, говорящая голова Вашингтона, в задачу которому вменяется, с одной стороны, показать европейцам пряник укрепления связей с США, а с другой — запугать их кнутом «китайской угрозы».

Председатель КНР Си Цзиньпин
Председатель КНР Си Цзиньпин
Kremlin.ru

Выпад Столтенберга — не единственное такое действие. Очень показательны в этом плане еще как минимум два события. Внезапно, на ровном месте, без всякого повода, фактическая ликвидация российского представительства при НАТО. Российский ответ в виде закрытия последнего, а также приостановки деятельности соответствующего представительства НАТО у нас в стране — лишь констатация уже свершившегося факта: контакты между Москвой и Североатлантическим блоком более теперь невозможны и бессмысленны. Случайно ли Столтенберг так усердно заступается за восточноевропейскую агентуру американского влияния, увещевая между строк своего интервью «старых европейцев», что любая попытка отказа альянса от «сдерживания российской угрозы» вызовет возражения новых членов блока? На самом деле этим пассажем запугивают уже именно восточных европейцев, заявляя им, что Китай, с которым они сотрудничают в формате 17+1 и Россия, которой они боятся и ищут от нее защиту у США и НАТО, — «две головы одного вселенского зла». Где-то мы это уже слышали? Да, конечно, это Рональд Рейган с его адресованной Советскому Союзу «империей зла»…

Другой момент, казалось бы, не связанный с интервью генсека НАТО, — ангольский наскок турецкого лидера Реджепа Тайипа Эрдогана на нынешний Совет Безопасности ООН, упакованный в контекст «невозможности» для мира и дальше «плясать под дудку» держав — победительниц во Второй мировой войне. Как Столтенберг, так и Эрдоган — элементы внешнего по отношению к Европе влияния внутри НАТО. Планы реформирования Совбеза, сверстанные в ООН еще в начале XXI века, судя по всему, приказали долго жить, причем именно совместными усилиями Москвы и Пекина, которым расширение этого главного органа, размывающее их право вето, не нужно. «Наезжая» на Совбез, турецкий президент на самом деле бросает перчатку именно России и Китаю, что подтверждается его позицией по непризнанию российского Крыма и спекуляциями в защиту теперь уже бывших уйгурских сепаратистов в китайском Синьцзяне.

Президент Турции Реджеп Эрдоган
Президент Турции Реджеп Эрдоган
Tccb.gov.tr

Во-вторых, оказывая давление на Европу, доказывая ей непреходящую «нужность» НАТО как единственной «защиты» Запада от «ревизионистских» стран, к которым стратегические документы США причисляют Россию и Китай, Столтенберг обнаруживает стремление потихоньку, ненавязчиво, укрывая эту тему от европейской общественности, расширить средствами геополитики Большую Евразию. Ловкость рук — и никакого мошенничества. США не являются субъектом нашего континента и представляют собой внешнюю к нему силу? Прекрасно, а «мы не мытьем, так катаньем» решаем эту проблему как нужно «нам». Включаем в Евразию акватории всех омывающих ее океанов — и получаем сразу три нужных «нам» эффекта. Первое: «возвращаем» в евразийскую обойму США и Канаду. Случайно ли именно канадский военный корабль вместе с американским на днях устроил очередную провокацию в Тайваньском проливе? Второе: превращаем весь этот территориальный конгломерат, включая Арктику, где доминирует Россия и где «обнаружилось» присутствие Китая, в зону «сдерживания ревизионистов». То есть, если называть вещи своими именами, в театр военных действий (ТВД). А раз НАТО теперь — глобальный блок, а США заняты в АТР, то, следовательно, Вашингтон строит европейцев под свои нужды в Старом Свете, в лоб сталкивая их с Россией. На той же Украине, например. Третье: повязывает тех же европейцев — через новый блок AUKUS с участием Лондона общей стратегией в южных и восточных акваториях, окружающих восток Евразии. Становится понятно, что связка AUKUS — Quad — это не только про Австралию и размывание ее неядерного статуса. И даже не особенно про Индию. Это прежде всего про европейских сателлитов США по НАТО, которых, вопреки их желанию, связывают (и повязывают) участием в авантюрах за пределами формальной территориальной ответственности блока. Кто еще не понял, что Афганистан был всего лишь «генеральной репетицией»?

Сказанное генсеком Столтенбергом достаточно глубоко раскрывает стратегию коллективного Запада. Она заключается в объединении и максимальной активизации всех своих плацдармов на евразийской лимитрофной периферии — от Европы к Турции, Израилю и Среднему Востоку и далее — к Индии, Южной Корее и Японии транзитом через АСЕАН, на участников которого имеются свои виды. Поэтому нам всем следует осознать новую реальность. Россию и Китай целенаправленно окружают тем самым «кольцом анаконды», создание которого Запад много раз провозглашал своей сокровенной целью, но у него никак не получалось реализовать этот план на практике. Следующий шаг элиты Запада планируют сделать в начале декабря на «саммите демократий». Там под превращение в ТВД практически всего мира будет подведена гуманитарная, правозащитная база, делающая следующий шаг к расколу мирового сообщества — учреждение прообраза «альтернативной ООН». Без России и Китая, то есть против наших стран. Смысл приведенной эскапады Эрдогана — в том, чтобы начать «разминать» эту тему заранее и чужими, не американскими, руками.

ООН
ООН
Dendodge

Что в «сухом остатке»? Повторим то, о чем уже неоднократно говорилось. Запад извлек максимальные уроки из провальной стратегии держав фашистской «оси» в канун Второй мировой войны, когда Германия и Япония в своих агрессивных, кровавых авантюрах действовали за рамками тесной стратегической координации. Объединяя сателлитов единой стратегией — путем создания глобальной системы альянсов во главе с НАТО и объединения западного и восточного ТВД, Вашингтон если не напрямую планирует «горячую» войну, то вовсю разворачивает гибридный вариант такой войны. Новый раунд глобальной «Большой игры» пока не сыгран только благодаря российско-китайскому сближению, формирующему глобальный баланс. Без альянса Москвы и Пекина и наши страны, и весь остальной мир вслед за ними утратят выбор будущего и его лишатся, превратившись в часть Pax Americana. И если усилия против нас координируют те, кто считают нас своими врагами, сам Бог перед лицом исторической памяти и ответственности за настоящее и будущее велел это делать нашим странам и народам. В конце концов, Россия и Китай вместе — это две трети всей Большой Евразии.