15−16 октября прошла международная конференция «Россия и АСЕАН в АТР: динамика взаимодействия, региональные процессы и глобальный контекст».

Флаг Вьетнама
Флаг Вьетнама

В мероприятии приняли участие ведущие российские и иностранные эксперты по региону из МГИМО, ИДВ РАН, ИСАА МГУ, СПбГУ, ДВФУ, представители МИД России и других стран.

Одним из главных выводов по результатам конференции является значительное расхождение во взглядах на эффективность российской политики в регионе между представителями МИДа и экспертным сообществом. В МИДе уверены, что сотрудничество со странами Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) в критически важном регионе Юго-Восточной Азии (ЮВА) развивается динамично и эффективно, приведя в пример растущий товарооборот и многочисленные соглашения и встречи. Действительно, товарооборот между Россией и АСЕАН вырос с $13,4 млрд в 2019 г. до почти 16 млрд в 2020 г. При этом свыше половины этого товарооборота приходится на Вьетнам. В то же время товарооборот стран АСЕАН с КНР — составляет около 150 млрд, с США — около 300 млрд., то есть на порядок больше. Похвастаться в части экономического сотрудничества со странами региона нам нечем.

Дипломатично, но достаточно откровенно на эту тему на конференции высказался посол Социалистической Республики Вьетнам в РФ господин Данг Минь Кхой, определивший уровень экономического сотрудничество как скромный на фоне имеющихся возможностей.

Российским чиновникам традиционно присущ избыточный оптимизм; масштабность, «громадье» все новых планов заслоняет недоработки и маскирует нереализованность предыдущих проектов. В действительности Россия занимает все меньшее место в важнейшем регионе с населением более 650 млн человек и уникальным геополитическим положением.

Об этом говорили в своих выступлениях крупнейшие отечественные востоковеды — Владимир Мазырин, д.э.н., профессор, руководитель центра изучения Вьетнама и АСЕАН Института Дальнего Востока РАН и Владимир Колотов —д.и.н., профессор, заведующий кафедрой истории стран Дальнего Востока Санкт-Петербургского государственного университета.

Были приведены данные закрытого анонимного опроса, проведенного среди политиков, бизнесменов и аналитиков стран АСЕАН, на тему дальнейшего геополитического выбора, ориентации этих стран. Опрос показал явное лидерство США и Китая при сохранении определенных надежд на Индию, ЕС и Японию. На Россию ставку не делают, влияние нашей страны в регионе исчезающе мало. Создание Всестороннего регионального экономического партнёрства (треть мирового ВВП), а также четырёхсторонний диалог по безопасности между Австралией, Индией, США и Японией (QUAD) и трехсторонний военный союз AUKUS между США, Великобританией и Австралией меняют стратегические расклады в АТР, неотъемлемой и важнейшей балансирующей частью которого является ЮВА. Кажущееся неизбежным дальнейшее ослабление позиций России в этом регионе неизбежно приведет и к ослаблению наших позиций в целом на мировой арене.

Не случайно практически в каждом выступлении на конференции поднимались вопросы безопасности. Действительно, Россия является и рассматривается как донор безопасности в силу своего статуса ядерной державы и постоянного члена СБ ООН. Кроме того, Россия не ведет неоколониальную политику и не проводит экономическую экспансию, что тоже делает ее удобным партнером в многовекторной политике, которую проводят страны ЮВА в отношении США, Китая и Индии.

Однако в сложившемся мироустройстве именно экономические и информационные (шире — гуманитарные) связи определяют уровень доверия и межгосударственного сотрудничества, следовательно, формируют карту стабильности или дестабилизации, безопасности. Военная сила остается последним и решающим аргументом, но ее применение становится все более опасным, а потому ограниченным.

Без реального, а не «для галочки» укрепления экономических и гуманитарных связей со странами АСЕАН Россия в ближайшие годы окончательно покинет этот стратегически важный и полный своих проблем регион, поскольку будет происходить дальнейшая потеря взаимного интереса. Такое развитие событий никак не соответствует заявленному российским руководством «повороту на Восток» и национальным интересам России.

Не менее важны и гуманитарные аспекты. «Россотрудничество» в последние годы стало притчей во языцех и подвергается критике с разных сторон, но агентство находится в структуре МИДа России и неизбежно подчиняется его консервативным и традиционным правилам. Рассчитывать на какие-то революционные изменения по линии ведомства не приходится, необходимо создавать новые неформальные инструменты международной работы и не только в отношениях со странами ЮВА.

На достаточно острую тему «мягкой силы» на конференции выступила Надежда Колотова, студентка магистратуры Восточного факультета СПбГУ. Приходится согласиться с ней, что Вьетнам куда более активен и позитивен на российском направлении, чем наша страна на вьетнамском. Это касается и образовательной сферы, и научно-аналитической, и информационной. Важно, что молодые востоковеды видят острые проблемы и не остерегаются говорить о них.

Между тем, как без архитектора и инженера не построить современное здание, так и без востоковедов нет востоковедения и невозможен пресловутый «поворот на Восток». С учетом сложности изучения восточных языков и необходимости глубокого понимания культуры и культурных различий каждый специалист становится буквально на вес золота. Ведь в реальности специалистом можно стать только после длительного «погружения в среду». Даже толковым переводчиком становятся спустя годы интенсивной работы на месте — язык, которому учат, всегда отличается от языка, на котором говорят. А от хорошего переводчика до толкового и влиятельного аналитика — еще годы, если не десятилетия.

Важно эффективное, а не ритуальное взаимодействие научно-аналитической и информационной работы, власти и бизнеса. Только синергия этих сил обеспечит поступательную реализацию наших интересов на Востоке вообще и в ЮВА в частности.

Александр Савельев