Когда представитель Госдепартамента США сообщил, что госсекретарь Энтони Блинкен намерен обсудить с главами внешнеполитических ведомств Израиля и ОАЭ реализацию Авраамовских соглашений, предусматривающих нормализацию отношений Израиля с арабскими странами, некоторые эксперты были озадачены. Тем более что это мероприятие проводилось с месячным опозданием, отчего хотелось уловить какие-то новые акценты в американской политике на Ближнем Востоке.

Ирин
Ирин
Иван Шилов © ИА REGNUM

Действительно, на первых порах казалось, что администрация президента США Джо Байдена предпринимает усилия, чтобы преуменьшить значимость связей между Израилем и арабскими странами. Известна фраза одного из представителей Белого дома: Авраамовские соглашения — это бренд, созданный администрацией Трампа, который означает что-то метаисторическое, преобразующее, библейское и даже религиозное. Это бренд, который при администрации Байдена более не позволителен, теперь она предпочитает сухой и уничижительный оборот «эти важные договоренности». Такие ходы Вашингтона связывали с заявленным желанием нынешнего президента США возобновить с Ираном переговоры по ядерному соглашению, снять у того подозрения, что против него сколачивается «ближневосточная Антанта». Поэтому временами, когда Белый дом перестал стимулировать заключение дополнительных арабо-израильских мирных соглашений, казалось, что американцы разводят проблемы Израиля и его отношений с арабским миром с вопросами соглашения по иранской ядерной программе. Помимо того, Байден решил возобновить диалог с руководством Палестины, также прерванный при Трампе, так как палестинцы отказывались принять видение Вашингтона по урегулированию палестино-израильского конфликта. Правда, не указывается точно, как Белый дом намерен использовать Авраамовские соглашения в качестве инструмента для достижения прогресса в израильско-палестинском вопросе.

Эти ощущения стали укрепляться, когда в апреле 2021 года в Вене начались переговоры по возвращению США в Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД). Этот документ предусматривает выполнение Тегераном ряда шагов по ограничению своей ядерной программы в обмен на отмену санкций, введенных ранее Вашингтоном и Брюсселем. Но они были прерваны после июньских президентских выборов в Иране и смены правительства в Тегеране. По оценке экспертов, главные причины фиаско венского дипломатического раунда заключаются в том, что американская дипломатия не проявила необходимой гибкости в переговорном процессе, особенно по части отмены некоторых санкций. В Иране же считают главными виновником срыва Израиль и некоторые арабские страны, в частности Саудовскую Аравию. До сих пор возобновить переговорный процесс по СВПД так и не удается.

Теперь о некоторых важных нюансах, связанных с переговорами Блинкена со своими коллегами из Израиля и ОАЭ Яиром Лапидом и Зайдом Аль Нахайяном. Конечно, сам повод для этой встречи, годовщина Авраамовских соглашений, которые квалифицируются как «значительный политический акт на Ближнем Востоке за последние 20 лет», предполагает участие всех глав внешнеполитических ведомств трех стран на совместной пресс-конференции. Интрига тут в том, означает ли это возвращение США к идее создания антииранского фронта, о чем пишут сейчас многие западные СМИ? Ведь за прошедший год арабские страны и Вашингтон всё же взяли курс на диалог с Тегераном, этот процесс идет, хотя и с понятными пробуксовками. Важно в этой связи отметить, что как расширение отношений Израиля с арабскими странами, так и их попытки выйти на общение с Ираном объективно в определенной степени снижают уровень региональной напряженности. Не случайно Блинкен заверил своих гостей в том, что США по-прежнему поддерживают процесс нормализации отношений между Израилем и арабскими странами. В то же время американцы приветствуют налаживание отношений между Саудовской Аравией и Ираном.

Основные объекты ядерной программы Ирана
Основные объекты ядерной программы Ирана
Yagasi

Любопытная ситуация сложилась в ходе двухсторонних переговоров Блинкена с Лапидом. С одной стороны, переговорщики заявили, что их страны начали обсуждать «другие варианты», на случай «если Иран отклонит предложение вернуться к соблюдению соглашения, когда США вновь присоединятся к нему». С другой, Лапид заявил, что в Израиле рассматривают «план Б» в отношениях с Тегераном, на случай если Иран не вернется к переговорам. Речь идет о готовности израильтян применить военную силу в отношении иранских ядерных объектов. В этой связи Блинкен уточнил, что «окно возможностей для возвращения Ирана к соглашению закрывается», но вновь не назвал дату, после которой будет уже слишком поздно. Западное издание Axios утверждает, что «израильтяне посоветовали США разработать новый пакет санкций против Тегерана и одновременно дать понять, что на столе есть и военный вариант решения проблемы». То есть в отношении Ирана американцы выставляют себя в роли некоторого «временного защитника» от возможной агрессии Израиля, но вряд ли такая тактика приведет Вашингтон к необходимым результатам. Договариваться с Ираном можно и без Израиля, работая в формате участников СВДП (Россия, США, Великобритания, Германия, Китай и Франция).

Тем не менее спецпосланник США по Ирану Роберт Малли заявил, что он «в ближайшие дни отправится в Саудовскую Аравию, Катар и ОАЭ, чтобы обсудить возможные варианты развития событий». Кстати, и участники СВДП, правда, без США, тоже между собой ведут консультации по вопросам снятия американских санкций с Ирана, выполнения им взятых на себя обязательств в ядерной сфере, а также возвращения Вашингтона в ядерную сделку. Они также проводят отдельные консультации с американскими эмиссарами без участия Тегерана. 21 сентября официальный представитель МИД Ирана Саид Хатибзаде заявил, что переговоры по возобновлению в полной мере действия ядерной сделки вновь начнутся в Вене «в течение нескольких недель». При этом Тегеран вновь призвал США разблокировать часть его замороженных банковских счетов в качестве жеста доброй воли для возобновления переговоров. Но пока мы видим отсутствие у Вашингтона ясной стратегии действий. Как заявил в этой связи один американский эксперт, «США в отношении Ирана используют самый агрессивный шахматный дебют — гамбит, когда белые жертвуют фигурой ради приобретения стратегического преимущества в будущем».

Однако пока ничего не получается, и, рано или поздно, Вашингтон и Тегеран вернутся к переговорам по СВДП. Кто-то из них должен будет сделать первый сильный ход.