Президенту США Джо Байдену пришлось нелегко последние несколько месяцев. Опросы показывают, что рейтинг его одобрения падает ниже 40 процентов, и грядущий 15 октября отчет о работе главы государства ничего не сделает, чтобы поддержать его. Катастрофа в Афганистане, число погибших от COVID-19, превышающее число погибших во время правления Дональда Трампа, усиливающийся кризис на южной границе — все это будет второстепенным по сравнению с грядущей рецессией. И, в отличие от многих других экономических событий, это будет прямой причиной политики, проводимой Белым домом.

Джо Байден
Джо Байден
U.S. Department of Defence

Три основные проблемы, вероятно, ввергнут страну в экономический спад и вызовут стагфляцию к концу 2022 года: инфляция, проблемы с цепочками поставок и разваливающийся рынок труда.

Американцы заметили рост цен повсюду — от бензоколонки до прилавков продуктовых магазинов. Инфляция достигла тридцатилетнего максимума. Экономисты и политические эксперты меняют свой тон, переходя от отрицания самого наличия кризиса к подготовке общественности для нынешней и грядущей боли. СМИ теперь рассказывают о том, что выросшие цены снизятся «не очень скоро», что приведет к полному риску «безудержной» инфляции. Взвинченные цены уже обходятся среднестатистическому домохозяйству более чем в 2000 долларов в год.

Доллары
Доллары
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Безрассудные федеральные траты и печатание денег только ускоряют инфляцию. Политика последних полутора лет фактически «вплетена» в то, что будет дальше. Однако принятие инфраструктурного пакета Байдена стоимостью в 3,5 триллиона долларов подорвет экономику. За массовый разгул расходов придется расплачиваться в декабрьской борьбе за повышение лимита долга. Страх перед дефолтом или нетрадиционными обходными путями, такими как монета в триллион долларов, будет сдерживать инвестиции и приведет к повышению банковских процентных ставок для снижения риска. Политики могут ввергнуть страну в глубокую рецессию полностью по собственной вине — и последствия будут ощущаться в первую очередь американскими семьями и малым бизнесом.

Полки магазинов во многих городах и сейчас уже частично пусты, вызывая плохие воспоминания о марте и апреле 2020 года. Промышленные товары и сырье всех видов становятся всё более дефицитными, но на этот раз трудность (пока) вызвана не проблемами спроса, такими как панические покупки, а проблемами предложения. Короче говоря, в экономике стремительно заканчиваются товары. Нехватка в нашей рабочей силе ограничивает число докеров, водителей грузовиков и более важных рабочих мест, необходимых для обеспечения быстрого потока товаров по разумной цене. Среднестатистическая семья может рассчитывать на гораздо более высокие цены на предметы первой необходимости, иметь значительно меньший выбор товаров в продуктовых магазинах и магазинах с большими коробками и сталкиваться с многомесячными задержками доставки при заказе онлайн.

Пустые полки в супермаркете
Пустые полки в супермаркете
Aleksandar Bulovic»

Возможно, самым большим фактором, вызывающим экономическую атрофию, является ошибочная политика администрации Байдена в области занятости. Жесткие мандаты на вакцину COVID-19 не помогают, но гораздо более вероятной причиной склеротических рыночных условий является «бонус» по безработице в 2020—2021 годах. Хотя дополнительное федеральное финансирование по безработице закончилось в сентябре, многие сотрудники предпочли не возвращаться к традиционной работе. Некоторые не могут вернуться на свою работу из-за проблем с уходом за детьми. Другие потеряли свои навыки или тип работы с начала пандемии. Эти факторы уже проявились в данных за прошлую неделю. Экономисты прогнозировали рост числа рабочих мест в сентябре на полмиллиона рабочих мест. Оказалось, что это меньше 40 процентов от этой суммы. Конечно, уровень безработицы снизился, но только потому, что отдельные люди покинули рынок труда. Уровень участия в рабочей силе по-прежнему упорно держится на уровне около 61 процента, при том, что в стране существует множество доступных рабочих мест — в июле их было почти 11 миллионов, — хотя долгосрочных безработных всего 2,7 миллиона.

При этом программа экономического восстановления Build Back Better включает в себя множество положений о социальном обеспечении, которые либо сделают больше американцев более зависимыми от правительства, либо повысят цены (или, скорее всего, и то, и другое). Ее положения о «долевом участии» включают расширение налоговых льгот на детей и жилищных субсидий, которые вернут кризис низкокачественных ипотечных кредитов середины-конца 2000-х годов. Расширение жилищных субсидий, финансирования программы Medicaid и грантов на высшее образование приведет к росту цен на все эти товары, усилив инфляционное давление, которое нанесет ущерб не только предполагаемым бенефициарам, но и обществу в целом. Предлагаемое Байденом повышение налогов нацелено на богатых, но средняя семья оплатит истинную стоимость счета за счет повышения цен на аренду и ипотеку, повышения страховых взносов на медицинское страхование и более высокого уровня обучения в колледже. Сколько еще ваша семья может потратить на безрассудство Вашингтона?

С наступлением новой рецессии многие американцы не готовы пережить тяжелую экономическую стагнацию. По состоянию на конец прошлого года почти две трети семей жили от зарплаты до зарплаты, и более половины из них имеют сбережения, которых хватит на три месяца. У четверти фактически вообще ничего нет. Стремление начать сберегать часто сдерживает американцев — низкие банковские процентные ставки препятствуют сбережениям, а инфляция сводит на нет стоимость счетов.

Что еще хуже, следующий кризис станет видимостью оправданий для более широкого государственного вмешательства, которое так часто и так эффектно проваливалось в прошлом. Болотные твари в Вашингтоне (и не только демократы) считают, что каждый кризис, вызванный растущим правительством, «решается» путем дальнейшего роста этого правительства. Но в конце концов карточный домик, построенный за счет резкого повышения налогов, выплаты людям за то, что они не работают, безудержного печатания денег и заимствований, приведет страну к моменту 1789 года — не к началу нашей республики, а к долговому и экономическому кризису, который привел к Французской революции.