Необычный материал два дня назад опубликовала газета «Нью-Йорк Таймс». Чего стоит один заголовок: «Арестованы, убиты или перевербованы: ЦРУ признает, что потеряло десятки агентов». Подобная информация редко выходит в широкое пространство и, если выходит, пройдя через все редакционные фильтры, то не случайно. Авторы статьи — опытные журналисты.

ЦРУ
ЦРУ

Джулиан Барнс освещает вопросы национальной безопасности и деятельность разведслужб, Адам Голдман пишет о ФБР и также о вопросах национальной безопасности.

На прошлой неделе, сообщает издание, руководство контрразведки США направило по всем резидентурам и базам ЦРУ в мире совсекретную шифровку, которая предупреждает о «тревожном числе арестов и убийств агентов, завербованных в других государствах с целью работы на США».

В шифровке приводится конкретное число агентов, ликвидированных конкурирующими спецслужбами. Комментирующие новость экс-сотрудники ЦРУ удивляются столь широкой циркуляции подобной статистики — обычно внутри управления это не практикуется.

Такое предупреждение подчёркивает особые трудности при вербовке, с которыми сталкивается ЦРУ в последние годы, поясняет «Нью-Йорк Таймс» и сообщает перечень стран, где агентура ЦРУ преследуется и перевербовывается особенно активно: Россия, Китай, Иран, Пакистан. Отметим для себя, что Россия ставится на первое место, но неизвестно, дань ли это традиции борьбы отечественных спецслужб с американскими или отражение заявляемой статистики.

Комплекс зданий ЦРУ
Комплекс зданий ЦРУ
Carol M. Highsmith

В шифровке анализируются причины проблем в деятельности Центрального разведывательного управления, которые нарастали в последние годы: «низкий профессионализм, недооценка иностранных спецслужб, слишком быстрая вербовка при недостаточном внимании к рискам» и даже «излишняя доверчивость к агентам».

Растущее мастерство спецслужб других стран объясняется использованием технологических инноваций, таких как биометрическое сканирование, распознавание лиц, искусственный интеллект, хакерские инструменты для отслеживания перемещений сотрудников ЦРУ.

У ЦРУ есть множество способов сбора разведданных, но «сети доверенных информаторов по всему миру остаются центральным элементом усилий», подчёркивают авторы статьи.

Ещё одно объяснение частых провалов в том, что сотрудники ставят «задачу выше безопасности» («mission over security»). В словах отставных кадров слышится досада американской контрразведки: это происходит потому, что за вербовку сотрудники получают повышение по службе, а за успешные контрразведывательные операции повышение не даётся.

Шпионские страсти
Шпионские страсти
Цитата из к/ф «Три дня Кондора». Реж. Сидни Поллак. 1975. США

Есть в статье и полезная информация для всех в мире, кто по каким-либо причинам может рассматривать идею поработать на Соединённые Штаты. «В итоге никто не несёт ответственность, когда дела у агента идут плохо», — объясняет экс-сотрудник ЦРУ Дуглас Лондон. «Иногда происходят вещи, не зависящие от нас, но бывают и случаи небрежности и халатности, но люди на высоких должностях никогда не несут за это ответственность».

Что же, потенциальные агенты предупреждены: ЦРУ вас бросит, и никто не ответит за вашу горькую судьбу. А, может быть, сетовать на судьбу и не придётся: конкурирующие спецслужбы могут вас ликвидировать ещё до того.

И главный вопрос: в чем смысл шифровки и широкое освещение совсекретного циркуляра ежедневной газетой? Ознакомившиеся с документом источники газеты находят смысл в том, чтобы повысить внимание, бдительность, мастерство офицеров ЦРУ «в поле» в управлении агентами. «Это готовность сказать, что мы не настолько совершенны, как нам кажется. Это положительный момент. Делайте свою работу и не ленитесь», — наставляет экс-сотрудник ЦРУ Дуглас Лондон.

Шпионские страсти
Шпионские страсти
Цитата из к/ф «Три дня Кондора». Реж. Сидни Поллак. 1975. США

Но нельзя ли было сделать это менее публично? Конечно, можно. Тогда в чем цель публичности? Свойственные отношениям разведки и контрразведки трения превысили штатные уровни? Те и другие пытаются переложить ответственность за потери в агентурных сетях? Требуется основательная реформа разведки и контрразведки, если они дают такие сбои? Но сопротивление внутри системы такое, что без публичного обоснования дело не сдвинется с места?

Сегодняшние терзания внутри ЦРУ также вызывают отзвуки разбирательств, которые разворачивались в конце 1940-х. Тогда МИ-6 и только что созданное ЦРУ стремились выстроить агентурные сети в Советском Союзе и забрасывали агентов в прибалтийские республики, на Украину и в Грузию, а в Албании в 1949 году готовили свержение социалистического правительства Энвера Ходжи. Но практически все агенты по прибытию были либо убиты, либо арестованы и перевербованы, как впоследствии понимали в Лондоне и в Лэнгли. Причина провала открылась в декабре 1963 года, когда в Москву, в последний момент избежав раскрытия, прибыл советский разведчик Ким Филби. Дело в том, что в 1949—1951 годы Ким Филби стоял на ключевом посту представителя в Вашингтоне британской «Сикрет интеллиженс сервис», она же МИ-6, и координировал взаимодействие с недавно созданным ЦРУ и ФБР. До сих пор коллективное сознание американского разведывательного сообщества остаётся травмированным таким глубоким провалом.

Причина появления этого удивительного материала в «Нью-Йорк Таймс» сегодня скрывается в туманной пелене, всегда обволакивающей деятельность спецслужб. Но опыт исследователей и историков показывает, что туман регулярно пробивается лучами света и объяснения не заставляют себя ждать.