Дипломатическая перепалка между Литвой и Китаем — второй по величине экономикой мира — началась с одного слова. В августе Вильнюс удовлетворил просьбу Тайваня об открытии в стране «тайваньского» представительства. Такая формулировка оскорбила Пекин, который настаивает на том, что остров является частью КНР, и предпочитает использовать вместо него слово «Тайбэй», пишет Стюарт Лау в статье, вышедшей 6 октября в Politico.

Гитанас Науседа
Гитанас Науседа
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Ссора быстро накалилась. Хотя в Вильнюсе и подчеркнули, что ставят под сомнение политику «одного Китая», само по себе такое решение — первое в своем роде в ЕС — было расценено многими как, возможно, первый шаг к тому, чтобы в конечном счете признать Тайвань отдельным государством.

Китай, который на протяжении многих лет не отзывал своих послов, в случае с этой прибалтийской республикой пошел на такой шаг. В Пекине также настояли на том, чтобы Литва отозвала своего посланника. Более того, было прекращено движение товарных поездов в Вильнюс по китайскому «Одному поясу и одному пути», а также приостановлено действие новых лицензий, полученных литовскими продовольственными компаниями, которые экспортировали свою продукцию в КНР. От первоначальных ожиданий того, что прибалтийская республика сможет стать важной точкой для китайских финансово-технических инвесторов, почти ничего не осталось.

По словам высокопоставленного дипломата ЕС, работающего в КНР, выбранный Пекином курс очень напоминает воплощение китайской поговорки «Убить курицу, чтобы напугать обезьяну».

«Пекин посылает сигнал, что всякий, кто последует примеру Литвы, осмелится противостоять ему, столкнется с серьезными последствиями. И такое послание лучше всего проверить на небольшой стране», — подчеркнул дипломат.

Пекин сейчас наблюдает, встанет ли «обезьяна» — Европейский союз — на сторону «курицы» или ее «мясника».

Встреча Энтони Блинкена с Габриэлюсом Ландсбергисом. 15 сентября 2021 года, Вашингтон
Встреча Энтони Блинкена с Габриэлюсом Ландсбергисом. 15 сентября 2021 года, Вашингтон

На повестке дня

Соединенные Штаты уже поддержали Вильнюс. Так, госсекретарь Энтони Блинкен в сентябре, после встречи в Вашингтоне со своим литовским коллегой, подчеркнул «твердую поддержку Литвы со стороны США перед лицом попытки принуждения со стороны Китайской Народной Республики».

ЕС пока занимает более двусмысленную позицию. В своем недавнем стратегическом диалоге с министром иностранных дел Китая Ван И глава внешней политики ЕС Жозеп Боррель встал на защиту Вильнюса. Он тем не менее также приложил все усилия, чтобы заверить Пекин, что ЕС не ставит под сомнение его политику «одного Китая».

«ЕС и его государства-члены заинтересованы в развитии сотрудничества с Тайванем, единомышленником и важным экономическим партнером в регионе, без какого-либо признания государственности», — отметил европейский чиновник в беседе с главой китайского МИД.

Во вторник, 5 октября, 27 лидеров ЕС собрались на обед, который включал в себя обсуждение отношений между ЕС и Китаем. На нем президент Литвы Гитанас Науседа призвал своих коллег послать сигнал «единства» во взаимоотношениях с КНР. По словам Борреля, обед закончился «очень интересными дебатами».

«С одной стороны, между Китаем и США существует значительная двухполярность, а с другой — многополярность участников, — подчеркнул он. — И европейцы должны действовать. Европейцы должны создать общую стратегическую культуру, чтобы совместно решать проблемы, с которыми они сталкиваются».

В то время как стратегический компас ЕС всё еще настраивается, ясно одно: в противостоянии с Пекином Литва, в которой проживает 2,8 млн человек, выдвинула вопрос о Тайване и отношениях с Китаем на более заметное место в повестке дня ЕС, чего на протяжении многих лет избегали китайское руководство и лидеры стран ЕС. И, по крайней мере на данный момент, Вильнюс не собирается отступать.

Литва настаивает, что не намеревалась вызывать недовольство Пекина, и несколько высокопоставленных литовских чиновников заявили, что хотели бы уменьшить размолвку, но, похоже, никаких признаков сближения пока нет. Напротив, скоро Литву, а также Чехию и Словакию посетит торговая делегация под руководством правительства Тайваня.

«Выход из этой ситуации зависит от обеих сторон. Мы готовы к переговорам, но мы не будем готовы пересматривать … наше решение, — указал Науседа в интервью Politico. — В Европейском союзе есть много представительств, которые были созданы [Тайванем] за последние 20−25 лет. И Литва не сделала ничего особенного в этом отношении».

Уйгуры в Кашгаре, Синьцзян-Уйгурский автономный район
Уйгуры в Кашгаре, Синьцзян-Уйгурский автономный район
Todenhoff

Нечего терять

Литва не первая страна ЕС, вступившая в дипломатические разногласия с Пекином. Однако необычность ситуации заключается в том, что ей почти нечего терять от нынешней ссоры.

Такие страны, как Франция и Германия, имеют серьезные деловые связи с Китаем, из-за чего их лидеры не могут занять критическую позицию даже по таким вопросам, как обвинения в геноциде и принудительном труде в китайском Синьцзяне. Правительства других стран, таких как Греция или Венгрия, зависят от китайских инвестиций.

Когда в 2013 году испанский суд вынес постановление о выдаче международных ордеров на арест пяти высокопоставленных коммунистических чиновников в отставке за преступления против человечности в Тибете, Мадрид — осознавая, что в руках Китая находятся большие объемы государственных облигаций, — поспешил уладить ситуацию. Совсем недавно Швеция не стала переносить разногласия по поводу прав человека на уровень ЕС, когда Гуй Минхай, шведско-китайский книготорговец, публиковавший книги, критикующие Коммунистическую партию (и лично председателя Китая Си Цзиньпина), был заключен в тюрьму на 10 лет.

У Литвы, напротив, мало деловых связей с Китаем.

«Можете ли вы поверить, что мы инвестировали в Китай в 10 раз больше, чем Китай в Литву?» — сказал высокопоставленный чиновник в Вильнюсе на условиях анонимности.

По его словам, китайские инвестиции составили «три миллиона евро», тогда как литовские компании «вложили в Китай почти €40 млн».

В качестве примера можно привести глубоководный порт Клайпеды, расположенный в 300 км к западу от Вильнюса, вкладывать в который государственной China Merchants Group Литва не дает из соображений безопасности.

«Китай был заинтересован в увеличении инвестиций в нашу инфраструктуру и другие секторы, которые важны для национальной безопасности, — подчеркнул Науседа. — Но у нас есть национальная система проверки таких стратегических инвестиций».

Посол КНР в Вильнюсе Шен Чжифэй в своей беседе с изданием Baltic Times, которая состоялась незадолго до того, как его отозвали, отверг это утверждение и раскритиковал отсутствие видения Литвы.

«Торговля определяется не только размером страны. Даже такая маленькая страна, как Литва, может стать крупным игроком, таким как Сингапур и Нидерланды, — сказал он, согласно расшифровке стенограммы на веб-сайте министерства иностранных дел. — Литве еще предстоит создать доброжелательный и ответственный образ для китайских потребителей».

Порт Клайпеды
Порт Клайпеды
Portofklaipeda.lt

Свобода критиковать

Литва — страна, чья идентичность после Холодной войны вращается вокруг борьбы с коммунизмом и авторитаризмом, — редко уклонялась от использования своей свободы для критики. У лидера движения за независимость Витаутаса Ландсбергиса были холодные отношения с Пекином. Во время визита в Большой зал народа в 2000 году Ландсбергис, в то время спикер литовского парламента, начал откровенный разговор о Тибете и правах человека.

Принимавший его Ли Пэн, бывший премьер-министр Китая и тогдашний председатель постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей, был недоволен.

«Ли Пэн не съел свой десерт и ушел, — рассказал на условиях анонимности источник, присутствовавший на ужине. — Все должны были встать и тоже уйти».

Несколько месяцев спустя Ли прервал запланированный двухдневный визит в Литву вскоре после того, как он обнаружил, что литовский парламент проводит международное совещание по преступлениям коммунизма. Китайская делегация отбыла всего через несколько часов, встретившись с официальными лицами, включая Ландсбергиса, но так и не покидая аэропорта.

Через 20 лет правительство Литвы, в котором внук Ландсбергиса, Габриэлиус Ландсбергис, является министром иностранных дел, продемонстрировало такое же пренебрежение к давлению со стороны Китая, если не пошло дальше.

Всего через полгода после прихода на пост министра Ландсбергис-младший заявил в интервью POLITICO, что Литва покинет китайскую дипломатическую платформу «17 + 1» с Центральной и Восточной Европой. Страна также пожертвовала Тайваню вакцины против COVID-19, предложила гуманитарные визы жителям Гонконга и забила тревогу по поводу угроз безопасности, связанных с мобильными телефонами Xiaomi китайского производства.

«Китай при Си Цзиньпине превращается в реваншистское, всё более воинственное государство — даже «авторитарный» больше не является адекватным прилагательным», — сказал POLITICO заместитель министра иностранных дел Литвы Мантас Адоменас.

По его словам, Евросоюзу пора выйти за рамки оборонительной торговой политики против Китая.

«Wandel durch Handel, немецкая формула изменений через торговлю, не работает, — добавил он. — Когда нам грозит наступление эры, в которой на первый план выйдут наши геополитические соображения, экономическое взаимопроникновение может стать помехой или чем-то, что можно превратить в инструмент, рычаг или оружие давления».

Витаутас Ландсбергис и Рональд Рейган.1980-е
Витаутас Ландсбергис и Рональд Рейган.1980-е
Landsbergis.lt

Министр экономики Аушрине Армонайте, глава либеральной Партии свободы, особенно заинтересована в развитии связей с Тайванем. Во время своего визита в Вашингтон в сентябре она встретилась с послом Тайваня Сяо Би-химом, близким доверенным лицом президента Цай Инвэнь. Решать, кто станет следующим высшим посланником Вильнюса в Тайване, будет Армонайте, поскольку эта должность не будет дипломатической — что для Пекина на самом деле более приемлемо, чем позиция ЕС или Великобритании, чьи высшие посланники в Тайбэе действительно являются дипломатами.

Тем временем президент Литвы Науседа продолжает оказывать давление на своих коллег из ЕС, чтобы те присоединились к нему и выступили единым фронтом в отношении Пекина. Он неоднократно предлагал провести встречу с Си в формате «27 + 1» — идею, которую когда-то отстаивала канцлер Германии Ангела Меркель, прежде чем встреча сорвалась из-за пандемии коронавируса и ухудшения отношений между ЕС и Китаем из-за санкций, введенных в связи с ситуацией с правами человека. Для Науседы, хотя для каждого лидера совершенно нормально вести двусторонние отношения с Китаем, важно помнить о коллективной геополитической мощи ЕС.

«Было бы намного эффективнее и солиднее, если бы лидеры говорили в один голос», — подчеркнул Науседа.