Командующий Сухопутными войсками Ирана генерал Киюмерс Хейдари сообщил, что армия начинает учения в северо-западном регионе. Он охватывает провинции Ардебиль, Восточный Азербайджан, Западный Азербайджан и Занджан. Масштабы учений не обозначены. Но, по словам Хейдари, будут задействованы гаубицы, беспилотники, вертолеты и бронетехника. Как отмечают представители иранских экспертных кругов, в последний раз такое было в прошлом году, когда шла вторая карабахская война.

Армия Ирана
Армия Ирана
Mohammad Akhlaghi

Но что послужило поводом сейчас? Настороженность проявили в Баку. Как заявил президент Азербайджана Ильхам Алиев в интервью турецкому агентству Anadolu, «за 30 лет нашей независимости таких событий не было». Он вслух задался вопросом: почему «именно сейчас и почему на нашей границе Иран проводит учения?» Если анализировать ход событий по сообщениям, появившимся в публичном информационном пространстве, то раздражение между Баку и Тегераном проявилось из-за поставок иранских энергоресурсов в Армению и Нагорный Карабах. В ответ азербайджанские власти стали останавливать иранский транспорт и требовать с каждого водителя более 100 долларов в качестве налога. Тегеран начал стягивать к границе с Азербайджаном войска, после последовал прямой выпад замглавы Корпуса стражей Исламской революции (КСИР) Али Фадави в адрес президента Азербайджана.

Дело в том, что по итогам второй карабахской войны часть трассы Горис — Кафан, которую использовал Иран для транспортных перевозок, перешла под контроль Баку. Требование Азербайджана проводить таможенный досмотр иранских грузовиков вызвало возмущение у Тегерана. Ведь, как полагают многие эксперты, проблему можно было решить в правовом пространстве. Да и ранее Иран поддерживал территориальную целостность Азербайджана. Однако на сей раз произошел «неожиданный сбой». Некоторые эксперты связывают его с недавними азербайджано-турецкими военными учениями «Нерушимое братство — 2021» в Нахичевани, а также «Три брата — 2021» в Каспийском море. Но такие маневры проводятся в регионе не в первый раз, Тегеран до сих пор на них не реагировал. Другие аналитики обращают внимание на возможное недовольство Ирана итогами второй карабахской войны, что вызвало усиление в регионе позиций Турции.

Азербайджано — турецкие военные учения «Нерушимое братство — 2021»
Азербайджано — турецкие военные учения «Нерушимое братство — 2021»
Mod.gov.az

Арабские наблюдатели утверждают, что в момент, когда Карабах был охвачен военными действиями, «Тегеран балансировал на грани войны и мог вмешаться в ход событий». На основе этого тезиса высказывается предположение, что «война в Нагорном Карабахе была частью большой стратегической игры», по ходу которой Баку и Тегеран заключили тайное соглашение, которое предусматривало подключение Ирана, а не Турции, в качестве посредника в так называемый поствоенный период. Такой позиции придерживается сотрудник Германского института международных дел и безопасности Хамидреза Азизи. По его словам, «тогда Иран занял сторону Азербайджана, поддерживая восстановление его территориальной целостности в обмен на обещания Баку на ответные преференции после завершения конфликта». Однако Тегеран не получил того, на что рассчитывал. Кто-то помешал. Но кто?

В этой связи вызывает повышенное внимание заявление пресс-секретаря МИД Ирана Саида Хатибзаде о том, что «Тегеран не потерпит присутствия сионистского режима у своих границ». Иран давно обвиняет Азербайджан в сотрудничестве с Израилем, но чем объясняется нынешняя иранская апелляция к евреям и претензия к Баку, кроме общих слов о том, что «в ходе карабахской войны сотрудничество Азербайджана и Израиля стало более интенсивным и видимым», понять трудно. Возможно, со временем какие-то детали этой интриги станут известными. Во всяком случае, когда в апреле 2016 года начались обострении на карабахском фронте, израильское издание «Гаарец» писало, что Израиль с целью блокировать Иран использовал схему по восстановлению связей с Турцией и даже Саудовской Аравией, не оглядываясь на мнение других игроков, но и не выставляя себя выраженной стороной конфликта». По оценке иранских экспертов, такая схема сработала во время второй карабахской войны, а «Азербайджан стал или может стать естественным мостом для сближения между Израилем и Турцией через создание секретного канала для диалога».

В Иране появились признаки информационной кампании против Баку, а тегеранские СМИ сообщают о появлении в Азербайджане нового подпольного движения исламского сопротивления — «Хусейнитов». Указывается, что логотип, размещенный на знамени этого формирования, имеет явное сходство с поддерживаемыми Тегераном шиитскими организациями, созданными при поддержке КСИР. Ранее нечто подобное уже происходило в Ираке. Так что если копнуть поглубже, то на поверхность вылезет множество проблем во взаимоотношениях между Баку и Тегераном, которые часто сводятся к сложностям проживающего в Иране азербайджанского этнического меньшинства. Западные эксперты утверждают, что процессы межэтнической интеграции в Иране на базе исламизма начинают выдавливаться региональным персидским национализмом, указывают на массовые собрания иранцев у гробницы Кира, основателя Персидской империи.

Стражи Исламской революции
Стражи Исламской революции
Khamenei.ir

Ответом на рост персидского национализма становится усиливающийся национализм азербайджанцев и других меньшинств, что вызывает повышенную политическую настороженность в Тегеране, особенно с учетом фактора усиливающегося влияния Турции. Вместе с тем, возможно, это и случайное совпадение, но именно сейчас палата представителей США готовится внести поправки, связанные с Азербайджаном, в «Закон о полномочиях в области национальной обороны» (National Defense Authorization Act). Их предложили депутаты от Калифорнии Тони Карденас, Адам Шифф и Брэд Шерман. В поправках постулируется, что «Азербайджан напал на Армению в сентябре 2020 года». Также говорится, что «Турция и Азербайджан использовали иностранных наемников во время 44-дневной (карабахской — С.Т.) войны».

Подобный ход событий порождает множество самых невероятных версий. Так, посол США в Армении Линн Трейси, например, подняла вопрос о статусе Нагорного Карабаха и призвала к возобновлению посредничества Минской группы ОБСЕ, что и происходит. Другая страна — сопредседатель МГ ОБСЕ, Франция, также считает карабахский конфликт незавершенным и намерена поднять вопрос статуса региона. Так что очевидно, что США и Европа с севера, а Иран с юга начали разыгрывать по разным мотивам и с разными целями «армянскую карту». Тем временем Турция продолжает проявлять активность в регионе, который Тегеран относит к зоне своих национальных интересов, и заявляет о готовности к демонстрации силы. На Генассамблее ООН главы МИД Азербайджана, Ирана и Турции договорились провести трехстороннюю встречу в Тегеране, хотя конкретная дата пока нигде не звучала. Так что складывается ощущение назревания на Ближнем Востоке и в Закавказье каких-то важных событий.