Президент Азербайджана Ильхам Алиев выступил с двумя интервью зарубежным СМИ. Первое — турецкому правительственно агентству Anadolu Ajansı, второе — телеканалу France 24. Первое было опубликовано 27 сентября на сайте агентства, второе вышло 28 сентября. Внешне эти два материала объединяет общая тематика: война в Нагорном Карабахе и ситуация в так называемый постконфликтный период. Но между ними есть разница.

Никол Пашинян и Ильхам Алиев
Никол Пашинян и Ильхам Алиев
Иван Шилов © ИА REGNUM

В интервью Anadolu Ajansı Алиев обрушился с резкой критикой на деятельность Минской группы ОБСЕ, которая, по словам главы Азербайджана, «отдавала предпочтение политике «ни войны, ни мира», «во время 44-дневной войны некоторые страны — сопредседатели Минской группы подняли против нас (Азербайджана — С.Т.) вопрос в ООН», а после окончания войны на протяжении почти года МГ ОБСЕ не выступала ни с какими предложениями. Более того, Алиев еще раз подчеркнул, что «нагорно-карабахский конфликт завершен», а в дальнейшем Минская группа должна заниматься «открытием дорог, открытием коридоров, оказанием поддержки мирному процессу, урегулированием армяно-азербайджанских отношений, усилиями, чтобы между Арменией и Азербайджаном был подписан предложенный нами мирный договор». «Если кто-то хочет предоставить «Нагорному Карабаху» статус, — указал Алиев, — то пусть отведет территорию в своей стране, создаст там образование или республику, признает ее независимость. Мы тоже признаем. Но не на территории Азербайджана!»

И вдруг в разговоре с телеканалом France 24 президент заявляет следующее: «Азербайджан уже неоднократно публично заявлял о готовности начать диалог с Арменией. Речь идет не только о начале диалога, но и о предстоящей работе над мирным соглашением между Азербайджаном и Арменией. Война закончилась, конфликт урегулирован. Мы должны приступить к новой деятельности, чтобы сделать регион более прогнозируемым, стабильным и безопасным. Встреча министров иностранных дел двух стран является хорошим показателем этих усилий. Надеюсь, что это не просто встреча, а начало нового процесса, процесса нормализации отношений между Азербайджаном и Арменией, который придаст новый масштаб широкому сотрудничеству в регионе Южного Кавказа. Азербайджан никогда, даже во время войны, во время оккупации не возражал против любых контактов на высшем уровне. Обычно контакты между руководителями двух стран организовывались в рамках Минской группы ОБСЕ. Они предлагали повестку дня, организовывали встречи. Но если сопредседатели Минской группы выступят с предложением о такой встрече, то мы, конечно, не будем против».

Президент Азербайджана Ильхам Алиев во время интервью телеканалу France 24
Президент Азербайджана Ильхам Алиев во время интервью телеканалу France 24
President.az

Налицо очевидная смена политической декорации в регионе. Ее видимый первый признак — возобновление работы МГ ОБСЕ. В этой связи глава МИД России Сергей Лавров сообщил, что «сопредседатели Минской группы согласовали в Нью-Йорке с Баку и Ереваном возобновление рабочих поездок в регион Нагорного Карабаха». Второй признак: эта акция в одинаковой степени находит поддержку как в Баку, так и в Ереване, то есть стороны достигли кого-то компромиссного решения. Но какого? Означает ли это то, что Армения, которая ранее связывала с деятельностью МГ ОБСЕ проблему определения статуса Нагорного Карабаха, изменила свою позицию и согласилась с предлагаемой Азербайджаном для сопредседателей переговорной повесткой? Или, наоборот, произошли перемены в бакинских подходах к перспективам переговорного процесса? Нет, не означает. Скорее всего, начинает работать схема, изложенная замглавы МИД России Андреем Руденко.

Ранее в интервью ТАСС он, говоря о необходимости возобновления деятельности МГ ОБСЕ, отмечал, что «тройка сопредседателей имеет мощную международную поддержку и может быть полезной в выработке взаимоприемлемых подходов к дальнейшим шагам, в том числе — по статусным вопросам. Но осторожно, не спеша, когда придет время». Отсюда главный вывод: Минская группа пока воздерживается от формирования своей повестки дня и главную свою задачу видит в возобновлении переговорного процесса, акцентируя внимание на вопросах укрепления мер доверия между армянами и азербайджанцами, без чего сложно двигаться дальше на политическом треке урегулирования. Такая тактика предполагает на первом этапе соблюдение принципов, отраженных в заявлении от 9 ноября 2020 года, и перевод их фактически под патронаж МГ ОБСЕ. И только потом, на втором или третьем этапе в процессе урегулирования могут возникнуть новые условия для появления каких-то новых форматов, в которых могут принять участие и заинтересованные внешние игроки.

Премьер-министр Армении Никол Пашинян и президент Азербайджана Ильхам Алиев
Премьер-министр Армении Никол Пашинян и президент Азербайджана Ильхам Алиев
Kremlin.ru

В частности, Франция, которая как одна из стран-сопредседателей активно наблюдает за развитием ситуации вокруг Нагорного Карабаха. Видимо, не случайно, Алиев обнародовал свою готовность к встрече с премьер-министром Армении Николом Пашиняном в интервью именно французскому телеканалу. Что любопытно, на ход событий быстро отреагировал Евросоюз. Генеральный секретарь Совета Европы Мария Пейчинович-Бурич заявила, что «мы начали переговоры с Азербайджаном и Арменией для создания взаимного доверия между этими странами». Но готова ли азербайджанская дипломатия к такому ходу событий? Ведь ранее ЕС не принимал участия в переговорах по Нагорному Карабаху. Теперь Брюссель может наращивать свою политическую активность в Закавказье и представлять план своего участия в процессе урегулирования конфликта с предложениями каких-то альтернативных решений в противовес позициям, например, Баку по статусу Нагорного Карабаха. Кстати, не случайно и Тбилиси, считающий себя «единственным европейцем на Кавказе», вновь выступил с предложением «создать платформу для диалога между Арменией и Азербайджаном».

Дорожный указатель на Ереван и Шушу
Дорожный указатель на Ереван и Шушу
Mil.ru

Но пока по внешним признакам Баку и Ереван не демонстрируют готовности идти на уступки, чтобы, как пишет американское издание Eurasianet, «подготовить проект мирного соглашения, что возможно только при условии начала реальных переговоров». До этого еще далеко.