Многомиллионный штраф, вмененный Сеулом американскому интернет-гиганту Google, может оказаться холодным душем не только для цифровых компаний из США, но и для других монополистов во Всемирной сети, включая «как бы российский» «Яндекс».

Яндекс
Яндекс
Иван Лазебный © ИА Красная Весна

По сообщению агентства «Рёнхап», антимонопольный регулятор Южной Кореи оштрафовал Google на 177 млн долларов за злоупотребление доминирующим положением на рынке мобильных приложений: так корейцы защищают свой Samsung.

Россия в лице Федеральной антимонопольной службы тоже все чаще разговаривает с IT-монстрами на языке денежных санкций. Претензий к тому же Google множество: от нарушения закона о рекламе и необоснованных блокировок до требований фильтровать поисковую выдачу и локализовать базы данных российских пользователей.

На днях столичное управление ФАС наложило на Google уже пятый штраф за год за нарушение закона о рекламе — пусть и не такой большой, как пять лет назад, когда наказание составило 438 млн рублей. Не дремлет и Роскомнадзор: в конце сентября он потащит американцев в суд за отказ удалить запрещенный контент.

Офис компании Google. Силиконовая долина. Калифорния США
Офис компании Google. Силиконовая долина. Калифорния США

И пусть эти штрафы — капля в море для детища Сергея Брина и Ларри Пейджа, чистая прибыль которого по итогам II квартала 2021 года составила 18,53 млрд долларов, деньги есть деньги.

Между тем южнокорейская новость может стать неприятным сюрпризом для формального конкурента американской корпорации в Рунете — «Яндекса». Дело в том, что эта интернет-компания столь же беззастенчиво эксплуатирует преимущества своего безраздельного господства в целом ряде сегментов российского IT-рынка, подавляя конкурентов и продвигая собственные сервисы.

И даже диктует пользователям собственные воззрения на жизнь.

«Колдунство» на миллиарды

Прямо сейчас ФАС рассматривает дело о «колдунщиках» — т. н. «обогащенных ответах» или виджетах на странице результатов поиска «Яндекса», в которых эта компания, пользуясь доминирующим положением, продвигает собственные сервисы и дискриминирует чужие.

Процесс тянется с лета 2020 года, когда целая группа интернет-брендов — ivi, Avito, ЦИАН, «Туту.ру», 2ГИС, WildBerries и др. — пожаловалась регулятору на необоснованные занижения их сервисов в поисковой выдаче «Яндекса». ФАС сперва вынесла предупреждение монополисту, а после того как он проигнорировал его, возбудила дело. Ближайшее заседание состоялось 23 сентября.

В своей жалобе заявители обратили внимание, что действия «Яндекса» аналогичны практикам Google, которые в деле Googleshopping 2009−2017 годов были признаны Еврокомиссией «злоупотреблением рыночной властью на рынке общего поиска». Между прочим, тогда американскому IT-гиганту впаяли за это сумасшедший штраф в 2,42 млрд евро!

Ответный шаг «Яндекса» многих поразил цинизмом. Смилостивившись, он согласился предоставлять ссылки на сторонние сервисы в своих «обогащенных ответах» взамен на сущую малость — передачу ему баз данных об их пользователях, а также авторизацию и оплату через его инструменты.

Федеральная антимонопольная служба
Федеральная антимонопольная служба
Fas.gov.ru

Сам монополист уже подсчитал, во что рискует вылиться тяжба с ФАС. В случае штрафа с оборота сумма выплат может составить 4,377 млрд рублей. Не так уж и мало на фоне чистой прибыли за 2020 год в размере всего 24,1 миллиарда.

«Стоп! — воскликнет иной читатель. — Да какая разница, монополист «Яндекс» или нет?! Лишь бы мне как пользователю было удобно. Его сервисы мне нравятся, они интегрированы друг с другом, они клевые — отлично же!»

Подобными вопросами в последние годы забиты IT-форумы, обсуждающие бодания монополиста с «точно такими же акулами, только поменьше».

О застое и деградации любого бизнеса, с обязательным подорожанием его услуг в отсутствие конкуренции, написаны сотни книг по экономике, поэтому воздержимся от объяснения прописных истин. Список поглощений со стороны «Яндекса» тоже говорит сам за себя: далеко не всякий вошедший в его оборот ресурс стал от этого лучше.

Однако один момент все же обсудим подробно. Проблема в том, что «Яндекс», доля которого на российском рынке сегодня достигает почти 60% (это очень много), не является, строго говоря, российской компанией. И нет, речь не только о его голландской прописке.

Таланты и поклонники

Как и все подавляющее большинство историй про «стартапы из гаража», трогательный рассказ о том, как основатели «Яндекса» Илья Сегалович и Аркадий Волож подбирали на листочке варианты будущего названия компании, имеет очень опосредованное отношение к крупному транснациональному монополисту, акции которого вот уже десяток лет торгуются на NASDAQ.

В отличие от поисковика, выращенного на позднесоветских технологиях в недрах фирмы CompTek еще в середине 1990-х, «Яндекс» как компания был зарегистрирован лишь в 2000 году, на фоне падения доткомов. В тот год американцы сделали основателям предложение, от которого те не смогли отказаться.

Их первым благодетелем стал венчурный фонд ru-Net Holdings, вложивший в «Яндекс» 5,28 млн долларов в обмен на 36%-ную долю в нем. Этот фонд, сегодня называющийся RTP Global, был сформирован еще в августе 1998-го из денег американского фонда Columbia Capital экс-сотрудником Европейского банка реконструкции и развития, выпускником Гарварда, специалистом по СССР Чарльзом Райаном.

Доллары
Доллары
Maklay62

Очень быстро Columbia Capital вышел из фонда, и его деньги заменили 9 млн долларов от Baring Vostok небезызвестного Майкла Калви и 11 млн долларов от управляющей компании UFG Asset Management. Последняя родилась в недрах «Объединенной финансовой группы», основанной в 1994 году на деньги французского Paribas экс-министром финансов РФ Борисом Федоровым и все тем же Райаном.

Так и образовался ru-Net Holdings, давший «Яндексу» первые серьезные деньги. Возглавивший его Леонид Богуславский до этого прошел «школу жизни» в Институте проблем управления АН СССР при Олеге Авене, отце либерального экономиста и предпринимателя Петра Авена, и в «ЛогоВАЗе» не нуждающегося в представлении Бориса Березовского.

Впрочем, Baring Vostok прямо пишет на своем сайте, что в 2000-м именно он прикупил немного «Яндекса», а не какие-то ru-прокладки.

Не менее важным инвестором оказался Бен Коул, чья компания Cole Management пришла на российский рынок в 1993 году. С 2000-го Коул являлся неисполнительным директором «Яндекса», а с 2008-го и вплоть до своей кончины в начале 2012 года занимал пост почетного председателя совета директоров компании.

Еще одним западным покупателем «Яндекса» стал в 2006 году калифорнийский хедж-фонд Tiger Global Management Чарльза Колемана III. Эта вот циферка «третий» как нельзя лучше намекает, что Чарли представлял все те же большие американские деньги, которые «работают вдолгую».

Тысяча процентов прибыли

В 2010-м, за полгода до первичного размещения акций в Нью-Йорке, давно вышедший на самоокупаемость «Яндекс» разжился еще одной инвестицией — на этот раз на 15 млн долларов. Инвесторами оказались все те же прошлые благодетели плюс венчурный фонд Almaz Capital I, выстроенный тоже на западных деньгах.

Его основал продавший отечественную технологию радиомодема правительству США инженер-оборонщик Александр Галицкий. Показательно, что этот уроженец Житомира на вопрос «Чей Крым?» до сих пор отвечает так: «Надо ориентироваться на подписанные и действующие сейчас международные обязательства. Их необходимо выполнять». Впрочем, за конкретными вложениями Almaz Capital в «Яндекс» стоял все тот же неутомимый Чарльз Райан.

Компания «Яндекс»
Компания «Яндекс»
Fas.gov.ru

Со стороны Almaz Capital, надо сказать, это был очень хороший бизнес — войти в «Яндекс» за полгода до IPO, когда его акции могли приобрести лишь действующие акционеры, получить доходность в размере 1000% (!) и довольно быстро избавиться от приобретения.

После выхода на биржу весной 2011-го «Яндекс» продолжил менять собственников, пока к 31 марта 2021 года, дате последнего годового отчета компании, не приобрел следующую форму.

Общая доля голосов, которые через сложную систему акций двух классов принадлежат директорам и менеджменту «Яндекса», составляет всего 45,93%. Из них 45,48% голосов приходятся на долю исполнительного директора и CEO компании Аркадия Воложа, предусмотрительно организовавшего семейный траст. Остальные акции размазаны по 348 институциональным собственникам, это в первую очередь американские Capital Group (5,21% голосов), Invesco LTD (4,26%) и FMR LLC (2,41%).

Надо понимать, что и у этих компаний есть свои акционеры, управление, явные и скрытые интересанты. Уши некоторых из них проглядывают в капитале непосредственно «Яндекса»: от непременных Blackrock, Vanguard Group и State Street до Goldman Sachs, Bank of America и JPMorgan Chase.

В совете директоров «Яндекса» из 11 человек как минимум четверо — иностранцы («как минимум» — потому что родившиеся в России и переселившиеся на Запад директора в каком-то смысле тоже давно превратились в иностранцев). Это неисполнительный председатель Джон Бойнтон (сооснователь еще «материнской» CompTek, в компании с 2000 года, занимался внутренним аудитом и компенсациями; в 1983 году побывал в СССР и «загорелся мечтой о бизнесе», воплотив ее после окончания Гарварда в 1988-м), Эстер Дайсон (в компании с 2006 года, до этого работала в Forbes и на Oppenheimer & Co, за плечами — Гарвард), Роже Рийниа (голландец, в компании с 2013 года, работал в Amazon и Apple) и, разумеется, наш старый знакомый Чарльз Райан.

Как откормить кабанчика?

Итак, что же мы видим? За «Яндексом» изначально стоял чисто американский капитал в виде разнообразных инвестфондов, почуявших потенциал российских разработчиков. Инвесторы на протяжении десятилетия вкладывали деньги в развитие компании, приобретая в ней доли, в том числе скупая акции у миноритариев. Цель не скрывалась — выход на IPO.

«Откормив кабанчика», весной 2011 года инвесторы сорвали куш во время первичного размещения акций «Яндекса», заработав за один присест 919 млн долларов — почти в три раза больше, чем смогла тогда привлечь через размещение акций сама компания. После чего часть американских инвесторов «соскочила» с нее, получив свое. А часть, притом немалая, — остается «на хозяйстве» до сих пор.

Все это означает, что «Яндекс» как компания с самого начала развивался по тем красным линиям, которые прочертили для него американцы. И неважно, что их интересовало больше в разные моменты времени: многомиллионные прибыли или прямой контроль над ведущим российским интернет-ресурсом. Главное, что правила игры диктовались из США.

Так, по настоятельной просьбе инвесторов, якобы испугавшихся «непредсказуемой России», головной офис «Яндекса» еще в 2004 году перебазировался в Нидерланды. С тех пор сначала 100%, а с недавних пор — душераздирающими 99,999% его уставного капитала владеет голландский холдинг Yandex N.V., прописанный прямиком во Всемирном торговом центре аэропорта «Скипхол» по адресу: Schiphol Boulevard 165, 1118 BG Schiphol, The Netherlands.

Амстердамский аэропорт Схипхол
Амстердамский аэропорт Схипхол
Cjh1452000

Те же инвесторы с самого начала выработали для «Яндекса» стратегию развития, которая и привела его к монополизации интернет-рынка в России:

«Инвесторы помогли компании и концептуально: именно они настояли на том, что одного лишь совершенствования поисковой системы для успеха в интернете недостаточно, необходимо создавать различные сервисы; так «Яндекс» начал обрастать различными проектами», — признавался Волож.

Очевидно, именно инвесторы придумали весьма запутанную схему собственников, чтобы ни у кого, и в первую очередь у государства, не было толком возможности разобраться в ней.

И конечно, инвесторы позаботились о том, чтобы их интересы были представлены в компании на уровне совета директоров. На это прозрачно намекнул в апреле 2014 года президент РФ Владимир Путин:

«А «Яндекс» — там тоже, повторю, не все так просто. Что они могут, что не могут, это у них надо спросить. Но и их тоже ведь в свое время, когда они только начинали работу, их тоже поддавили: у них должно быть столько‑то американцев, столько‑то европейцев в руководящих органах, помните? И они вынуждены были с этим соглашаться».

Третье предупреждение

Разумеется, за эти 20 с лишним лет Россия пыталась обеспечить должный контроль над главным отечественным интернет-ресурсом — чтобы в один прекрасный день он не уплыл под совсем уж тотальный западный контроль. Но, скажем, возня с «золотой акцией», позволяющей накладывать вето на продажу свыше 25% акций компании, была не более чем паллиативом: она не давала никакого оперативного контроля над «Яндексом», не говоря уже о влиянии на его стратегические решения.

Поэтому Сбербанк как купил эту акцию в 2009 году, так спустя 10 лет и продал ее обратно «Яндексу». Громко распиаренные в самом конце 2019 года изменения в уставе компании, с созданием «Фонда общественных интересов» под Калининградом для владения 0,001% акций монополиста с той же «контролирующей» целью, привели лишь к тому, что на смену тогдашним миноритарным акционерам в лице Oppenheimer Funds, Harding Loevner LP, Wellington Management Group и проч. пришли другие инвестиционные вывески из США, перечисленные выше.

Два десятилетия работы на американские деньги с почти полным отсутствием влияния со стороны российских властей не могли не сказаться на информационной политике «Яндекса», выросшего из перспективного поисковика в главный сетевой портал Рунета. И ладно бы компания монополизировала расписание электричек или прогноз погоды. Но она, среди прочего, уже долгие годы выбирает, что будут смотреть в топ-5 новостей на ее главной странице десятки миллионов россиян. Выбирает с помощью «честных алгоритмов», конечно же. Ну да.

В реальности у компании есть весьма эффективные способы формировать вкусы, предпочтения, политические пристрастия и повестку дня у огромного числа российских граждан. Один из самых действенных методов тут — ограничение работы «неподходящих» СМИ и понижение их в поисковой выдаче в «Яндекс.Новостях». На этот счет у монополиста есть «правила поведения» и кнут для строптивых.

Жорж Дюмениль де Латур. Шулер с бубновым тузом. 1635
Жорж Дюмениль де Латур. Шулер с бубновым тузом. 1635

Согласно письму «Яндекса» в одно из российских СМИ, не соответствующими правилам «Яндекс.Новостей» были названы заголовки, в которых, например, украинский режим называется «нацистским» и «марионеточным» или употребляется фраза «Украина в истерике». За такие «прегрешения» любому российскому изданию светит сперва одно предупреждение, затем другое, с временным «отлучением» от «Яндекса.Новостей» сразу на три месяца, а вслед за третьим предупреждением — «вечный бан» на этом новостном агрегаторе.

Что это как не цензура?

Так и выходит, что грандиозный портал, с которого большинство из нас начинает свой интернет-день, долгие годы обеспечивает в первую очередь бизнес-интересы инвесторов из США. Ради их блага и собственной репутации на Западе этот монополист, подминая под собой Рунет, формирует картину мира для десятков миллионов россиян, диктует правила поведения независимым СМИ и злоупотребляет рыночной властью.

За такое на том же Западе штрафуют на миллиарды долларов. Готово ли Российское государство защитить национальные интересы и разобраться со структурой собственности компании, которую «поддавили» американцы? Или оно и дальше будет смотреть, как стратегическим интернет-ресурсом рулит «специалист по СССР» по имени Чарльз Райан?

Читайте развитие сюжета: Онлайн: «Яндекс — агрегатор или манипулятор?»