Президент Джо Байден недавно провел телефонные переговоры с председателем КНР Китая Си Цзиньпином, очевидно, надеясь сохранить двусторонние отношения, в рамках которых Вашингтон и Пекин выступают и как конкуренты, и как партнеры по ряду вопросов. Тем не менее китайский лидер очевидным образом отклонил предложение Байдена о саммите. Такова цена за превращение двусторонних отношений в политический футбол, пишет Даг Бендоу в статье, вышедшей 23 сентября в Responsible Statecraft.

Переговоры
Переговоры
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Планируя вывод американских войск из Афганистана, администрация Байдена искала поблизости авиабазы, с которых можно было бы в случае необходимости нанести воздушные удары по террористам. Однако президент России Владимир Путин заявил Вашингтону, что он выступает против военного присутствия США в других регионах Центральной Азии. Мнение Путина имеет большой вес в пяти бывших советских республиках. Такова цена развязывания новой холодной войны против Москвы.

В целом администрация Байдена платит значительную цену за ухудшение отношений как с Китаем, так и с Россией. Конечно, в этом обострении виноват не только Вашингтон. И РФ, и КНР, уверен автор, являются авторитарными государствами, которые и в более простые времена не могут не иметь серьезных разногласий с США. Однако один американский президент за другим бездумно отравляли отношения с обеими странами. Иногда казалось даже, что они готовы вообще поставить крест на всех нормальных контактах.

Афганистан — последний пример того, как Америка наносит ущерб собственным интересам тем конфронтационным подходом, который она выбрала в отношении своих главных соперников. Россия явно не любит радикальный ислам. Путин был первым мировым лидером, который предложил свою поддержку после терактов 11 сентября и первоначально поддержал проведение Вашингтоном военных операций против террористов. Однако США на протяжении многих лет относились к Москве как к врагу, опрометчиво расширяя НАТО, а затем вводя санкции против России из-за ситуации на Украине. В конце концов Россия «наладила отношения» с «Талибаном» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), возможно, даже предоставив ему военную помощь.

Афганистан
Афганистан
The U.S. Army

Китайская Народная Республика так же, как и США, заинтересована в стабильности в Афганистане, благодаря которой в стране можно осуществлять добычу ресурсов, прокладывать через нее безопасные транзитные маршруты и не бояться вспышки насилия. Когда все решения в стране принимали США, Пекин играл там небольшую роль. Тем не менее как только правительство в Кабуле начало шататься, КНР посетила «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). В рамках визита обсуждались вопросы противодействия терроризму и экономического развития. Когда же США вывели свои войска, Пекин начал резко критиковать Вашингтон, став налаживать отношения с новыми властями в Кабуле.

Сотрудничество как с Россией, так и КНР пошло бы на пользу США, однако едва ли Москва или Пекин захотят взаимодействовать с Вашингтоном. И та, и другая страна нашли способ уравновесить свои интересы в других странах Центральной Азии и, скорее всего, смогут добиться того же и в Афганистане. У них также нет особых причин помогать США после их бегства.

Москва и Пекин играют более важную роль на Ближнем Востоке. На прошлой неделе сирийский президент Башар Асад, переживший десятилетнюю гражданскую войну только благодаря военной помощи Кремля, нанес внезапный визит в Москву. Также на прошлой неделе силы Асада взяли под контроль участки Дараа, контролируемые оппозиционными силами, по соглашению, заключенному при посредничестве России. Москва ведет активную деятельность по всему Ближнему Востоку, подписав соглашение о военном сотрудничестве с Саудовской Аравией в августе после того, как Вашингтон вывел свои системы противоракетной обороны из Королевства. Россия ранее вмешивалась в гражданскую войну в Ливии, хотя тут ее и переиграла Турция. Кроме того, планирует Москва и построить военно-морскую базу в Судане.

Встреча Владимира Путина с Башаром Асадом, 14 сентября 2021 года
Встреча Владимира Путина с Башаром Асадом, 14 сентября 2021 года
Kremlin.ru

КНР увеличивает закупки нефти у Ирана, игнорируя угрозы США принять жесткие меры для обеспечения соблюдения американских санкций. Потенциально еще более значительным было то, что Китай подписал соглашение об инвестировании $400 млрд в нефтегазовую и нефтехимическую промышленность Тегерана в течение следующих 25 лет. Пока не понятно, будет ли конкретная программа носить более символический, чем практический характер, однако Пекин, похоже, готов к масштабным проектам в энергетической отрасли Ирана.

Ни Китай, ни Россия не собираются в ближайшее время заменять США на Ближнем Востоке, особенно в военном отношении. Тем не менее они могут поспособствовать конкретным геополитическим целям Вашингтона или сорвать их. Особенно важна их роль в том, чтобы помочь Сирии и Ирану пережить американское экономическое давление. Страны Персидского залива также используют Москву и Пекин в качестве разменной монеты для получения оружия и других уступок от Вашингтона.

Более того, Россия и КНР сильно влияют на политику Вашингтона против Северной Кореи. Безусловно, сейчас Москва не играет той же первостепенной роли, как было в момент создания Корейской Народно-Демократической Республики. Москва тем не менее обладает определенным влиянием в стране, а также способствует экономическим интересам Пхеньяна. Иными словами, в этой области Россия также могла быть полезна администрации Байдена. То же самое можно сказать о Китае, который, по мнению северокорейского руководства, более значим для КНДР. Несмотря на непростые отношения с республикой в первые годы нынешнего лидера Ким Чен Ына, Пекин сегодня помогает Северной Корее оставаться на плаву в условиях кризиса COVID-19.

Ким Чен Ын
Ким Чен Ын
Roman Harak

Ни Россия, ни Китай не заинтересованы в наличии у КНДР ядерного оружия, которое угрожает региональной стабильности. Тем не менее они не будут принимать меры, которые могут вызвать экономический и социальный коллапс Северной Кореи. Пекин также опасается объединения Кореи, в результате которого у границы с Китаем будет размещено еще больше американских военных баз и войск. По этим вопросам давно пора провести дискуссии и прийти к каким-то компромиссам. Однако взаимное согласие кажется недостижимым, поскольку двусторонние отношения продолжают стремительно ухудшаться.

Не стоит забывать и возможности применения санкций. В последнее время северные соседи Пхеньяна активно вставляли палки в колеса политике США. Недавний пример — защита Северной Кореи в ООН, где она предмет мониторинга для группы экспертов организации, наблюдающих за соблюдением запретительных мер. Направленный от России эксперт особо работе группы не помог, тогда как представитель Китая активно подрывал ее работу.

Как сообщало издание The Wall Street Journal со ссылкой на источники, «китайское правительство дало поверхностные ответы на вопросы комиссии, препятствуя расследованию ряда инцидентов, в том числе в отношении судов, подозреваемых в нарушающей санкции деятельности в водах Китая». В свою очередь, продолжило издание, эксперт Китая внес в доклад группы большое число дополнений, ставящих под сомнение истинность приведенной его коллегами информации, а также выразил несогласие по вопросам, никоим образом не связанным с КНДР. Всего несколько лет назад, отметил Бендоу, обе страны поддержали жесткую санкционную политику Вашингтона. Теперь уже нет.

Однако то, что США и КНР могут сотрудничать, стало очевидно в ООН, когда Вашингтон и Пекин совместно работали над соглашением о сохранении официального статуса представителя Мьянмы в организации за оппонентом военной хунты, захватившей в стране власть. Благодаря этому жестокий режим, ответственный за убийство более 1000 протестующих и других противников, не сможет выступить на предстоящей сессии Генеральной ассамблеи.

Мин Аунг Хлайн, председатель Государственного административного совета Мьянмы
Мин Аунг Хлайн, председатель Государственного административного совета Мьянмы
Минобороны России

Сложность вопроса заключалась в том, что правила признания более практичны, чем нравственны. Однако вопреки расхожему мнению, КНР не имела никакого отношения к перевороту, в результате которого было свергнуто правительство, с которым у Пекина были хорошие отношения. Поэтому Китай ищет сбалансированную реакцию. Соглашение с ООН было компромиссом и демонстрирует, что США могут найти общий язык даже со своим самым важным соперником.

Политики США действуют так, как если бы Америка по-прежнему оставалась единовластной сверхдержавой, важнейшей нацией, как это часто говорилось. Тем не менее, если относиться к Китаю и России, которые сочетают в себе все большую экономическую и военную мощь, как к врагам, такой подход лишь в еще большей степени подтолкнет их друг к другу. Это беззаботное высокомерие побуждает обоих соперников действовать вопреки американским приоритетам во всем мире.

Вашингтону нужна перезагрузка политики. Всегда будут важные проблемы, отделяющие США от Китая и России. Однако Вашингтону следует по возможности искать возможности для сотрудничества. Из-за того, что высокомерие стало неотъемлемой частью институтов, определяющих внешнюю политику США, в жертву без особой необходимости были принесены важные американские интересы.

Читайте развитие сюжета: Патрушев и Салливан провели телефонные переговоры