«Суровый урок в геополитике» — так немецкая газета Der Tagesspiegel назвала новость о новом оборонном объединении между Австралией, США и Великобританией, получившим название AUKUS. Это соглашение стало не только чувствительным финансовым ударом по Франции, с которой бесцеремонно был разорван контракт стоимостью $36 млрд на постройку 12 подводных лодок. Возможно, еще более значительную роль сыграло то, в какой манере президент США Джо Байден объявил о создании этого объединения — интерпретировать его иначе, чем сознательное унижение Франции и вместе с ней остального Европейского союза, нельзя, пишет бывший министр финансов Греции Янис Варуфакис в статье, вышедшей 23 сентября в Project Syndicate.

Easy Rider
Easy Rider
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

За последнее время этот суровый урок, преподанный Европейскому союзу Вашингтоном, оказался не первым. Когда бывший президент США Дональд Трамп отверг заключенную его предшественником Бараком Обамой и вместе с ЕС сделку, позволившую положить конец ядерной программе Ирана, одной из причин такого шага стало желание поставить на место Германию. Спустя несколько часов после того, как канцлер ФРГ Ангела Меркель объявила о том, что корпорации ЕС не будут соблюдать введенные Трампом санкции против Ирана и продолжат торговать с республикой, немецкие концерны, не желающие быть выдавленными с американского рынка и упустить возможность воспользоваться тем, что президент-республиканец пошел на снижение корпоративных налогов, заявили о прекращении торговли с Тегераном.

Целью этих двух инцидентов стало сохранение финансовой и геостратегической гегемонии США на Западе. И тот, и другой случай вызвал ярость лидеров стран ЕС и подтолкнул их тому, чтобы рассмотреть возможность ответных шагов. После того как Трамп пригрозил ввести санкции против европейских корпораций, которые не отказались от своих коммерческих отношений с Ираном, в ЕС стали обсуждать возможность введения ответных запретительных мер против американских компаний. Так, на прошлой неделе президент Франции Эммануэль Макрон отреагировал на объявление о создании AUKUS, сделав шаг, который когда-то считался последним перед объявлением войны: он отозвал послов Парижа из Вашингтона и Канберры.

Ожидаемым образом, когда гнев руководства ЕС поостыл, а угрозы ни к чему не привели, лидеры стран блока стали трезвым образом анализировать ключевые причины своей слабости в отношении США. Тем не менее эта шарада никого не должна вводить в заблуждение.

Президент Франции Эммануэль Макрон
Президент Франции Эммануэль Макрон
Kremlin.ru

После того как европейские компании смирились с введенными Трампом санкциями против Ирана, официальные лица ЕС сделали закономерный вывод, что до тех пор, пока США контролируют платежную систему, Евросоюз всегда будет во власти США в любой конфронтации, в которой замешаны деньги. Поэтому они решили, что ЕС необходимо создать собственную платежную систему, которую американское правительство не сможет заблокировать. Схожим образом после фиаско с AUKUS очевидным становится то, что Евросоюзу нужны собственные сплоченные вооруженные силы.

И в том, и в другом случае для создания европейских институтов, необходимых для того, чтобы бросить вызов американской гегемонии, лидерам ЕС потребуется сделать шаг, о котором они и думать не хотят.

Например, можно рассмотреть стремление создать платежные системы, в которых ключевую роль играло бы евро и благодаря которым компании и отдельные государства могли бы вести торговлю независимо от финансовой системы, в которой доминируют США. Чтобы такая система работала, необходимо, чтобы она была ликвидной, то есть привлекала деньги других людей — из Японии, Китая, Индии и, безусловно, из США.

В свою очередь, для этого нужно, чтобы у стран, не входящих в ЕС, но имеющих большие запасы, был такой надежный актив, в который можно вложить эти средства на срок в один день или на десять лет. В системе, где доминирует доллар, он не только существует, но и растет в цене пропорционально гигантским заимствованиям американского правительства. Тем не менее в ЕС эквивалента казначейских обязательств США нет. Вложения в немецкие облигации, быть может, и настолько же безопасны, как инвестиции в недвижимость, но их недостаточно, чтобы поддерживать европейского конкурента международной платежной системы, в которой доминирует доллар.

Доллар
Доллар
Дарья Антонова © ИА REGNUM

Официальные лица ЕС понимают, что создание европейского эквивалента казначейских обязательств — широко обсуждавшихся, но так и не увидевших свет евробондов — слишком сложная задача. Всё же появление достаточного количества евробондов неизбежно приведет к формированию значительного паневропейского долга. А это, в свою очередь, потребует создания общего министерства финансов, легитимация существования которого будет невозможна без отказа от межгосударственной архитектуры ЕС в пользу самого страшного кошмара европейских элит — появления демократической федерации.

И всё же за свои 16 лет у власти уходящий на пенсию канцлер ФРГ Ангела Меркель заблокировала создание евробондов не из-за мелочности или неприятия к европейскому безопасному активу. Она сделала это потому, что у нее не было никакого желания сталкиваться с европейскими элитами, которые намерены остановить процесс интеграции ЕС задолго до того, как оформилось нечто, отдаленно похожее на демократическую федерацию.

То же самое можно сказать и о интеграции в военной области. Даже самый скромный проект создания европейского подразделения быстрого реагирования едва ли мог бы быть чем-то большим, чем символическим отрядом. Кто послал бы этих мужчин и женщин проливать кровь на войну в какой-то отдаленной стране? Президент Франции? Канцлер ФРГ или председатель Европейской комиссии?

Солдаты
Солдаты
(сс) The U.S. Army

И у кого будут полномочия отзывать их по сигналу в случае необходимости? Без суверенного парламента, который мог бы поддержать федеральное правительство, принимающее такие решения, ни о каких по-настоящему европейских вооруженных силах не может быть и речи.

Лидеры ЕС получили то, что они заслуживают. Когда американский президент дает им пощечину, чтобы напомнить им, кто тут главный, у них нет иного выбора, кроме как подставить другую щеку, поскольку именно они же и предпочли сохранить свои нынешние привилегии за счет европейской независимости. Каждая пощечина вызывает их ярость, они отзывают своих послов и выступают с угрозами, но затем они сталкиваются с собственной неготовностью идти на те шаги, которые нужны для обретения Евросоюзом свободы от американской гегемонии.

Чтобы подобного унижения, которому Трамп подверг Меркель, больше не было, ЕС нужен евробонд. Чтобы больше не было подобного унижения, которому Байден подверг Макрона, блоку нужны собственные войска. Однако для появления и евробондов, и общих вооруженных сил ЕС необходим национальный правящий класс — особенно в странах-кредиторах, — который сможет отказаться от излишней власти и примет радикальную идею о транснациональном голосовании ради формирования транснационального правительства.

Евросоюз
Евросоюз
Descrier

Их дилемма ясна: превратить ЕС в демократическую федерацию и таким образом потерять непомерную власть над гражданами стран Европы, которой они обладают в сегодняшнем недемократическом ЕС, или подвергнуться ритуальному бичеванию со стороны любого, кто находится в Белом доме. Несмотря на периодические шум и ярость, лидеры стран Европы, похоже, сделали свой выбор.