Президент Белоруссии Александр Лукашенко и его российский коллега Владимир Путин провели очередную встречу 9 сентября в Москве — уже шестую в этом году. Как и прежде, визит белорусского лидера возобновил дискуссию о возможном внезапном политическом захвате республики Россией. Тем не менее, в отличие от быстрого «захвата Крыма и Донбасса», стремление России надежно включить Минск в свою сферу влияния по-прежнему носит неспешный и более тонкий характер. Несмотря на их порой непростые отношения, Москва принимает меры к тому, чтобы постепенно увеличивать зависимость от нее Минска посредством устойчивой интеграции, обеспечивая при этом стабильность республики. Таким образом, если в конечном счете воссоединение все же произойдет, оно мало что изменит, кроме как на бумаге, пишет Джон Рюль в статье, вышедшей 17 сентября в The National Interest.

Александр Лукашенко и Владимир Путин
Александр Лукашенко и Владимир Путин
Иван Шилов © ИА REGNUM

Кроме того, благодаря введенным против Минска санкциям ЕС и изоляции президента республики от Запада, которые последовали за спорными прошлогодними выборами, у Москвы появились дополнительные инструменты для установления правил взаимодействия с Белоруссией.

После своей первой победы на выборах президента в 1995 году Лукашенко поначалу с энтузиазмом относился к интеграции с Россией. Он организовал референдум о присвоении русскому языку статуса официального, а также внес предложения о системе коллективной безопасности, открытых границах и общей зоне торговли с Россией.

Помимо присоединения к Содружеству Независимых Государств (СНГ) в 1991 году, Белоруссия также согласилась вступить в «Сообщество» Белоруссии и России в 1996 году. Из-за слабости тогдашнего президента России Бориса Ельцина надежды Лукашенко на то, что он сможет играть в нём лидирующую роль, были вполне реалистичными.

Президент РФ Борис Ельцин и президент Белоруссии Александр Лукашенко во время подписания договора об образовании Союза России и Белоруссии. Россия, Москва
Президент РФ Борис Ельцин и президент Белоруссии Александр Лукашенко во время подписания договора об образовании Союза России и Белоруссии. Россия, Москва
Vladimir Rodionov

За несколько дней до того, как Путин стал президентом в 1999 году, парламент РФ ратифицировал создание того, что сейчас известно как Союзное государство. На сегодняшний день его целью является обеспечение дальнейшей интеграции, в том числе введение единого гражданства, валюты и вооруженных сил.

Поскольку с российской стороны Лукашенко больше не противостоял беспомощный Ельцин, белорусский лидер начал в 2000-х годах натравливать Запад и Россию друг на друга, создавая препятствия на пути к большей интеграции. После российского «вторжения» в Грузию и на Украину Лукашенко стал осторожно указывать на своеобразность белорусской культуры и независимости республики.

Тем не менее, несмотря на возражения Лукашенко, по мере ухудшения отношений Минска с Западом Россия стала принимать всё более активные шаги по интеграции с Белоруссией.

На этом фоне стали обостряться открытые споры между Москвой и Минском из-за поставок энергоносителей и политической интеграции, а в конце 2018 года на одной из пресс-конференций белорусский лидер и вовсе пожаловался представителям российской прессы на попытки Москвы силой загнать республику во всё более тесный союз с Россией. Он призвал Кремль сказать всё напрямую: «Уничтожьте страну и станьте частью России».

Эти опасения усугубились после вызвавшего панику инцидента с ЧВК «Вагнер» в 2020 году, когда в Белоруссии была арестована группа российских «наемников». Тем не менее через несколько дней, после выборов, в республике начались беспрецедентные по своей массовости протесты против Лукашенко, из-за жестокого подавления которых ЕС ввел против белорусского руководства санкции, и белорусский президент оказался в изоляции.

Кроме того, в мае этого года Запад в ответ на арест видного деятеля Романа Протасевича ввел против него дополнительные запретительные меры, что в еще большей степени ограничило влияние Лукашенко на Москву.

Роман Протасевич
Роман Протасевич
Цитата из видео на YouTube

В Кремле хорошо понимают, что переговорные позиции Лукашенко больше не столь прочные. Поэтому предоставление Минску кредитов в размере $600 млн и поставок субсидированного природного газа, о котором было объявлено 9 сентября, дело обычное.

Однако белорусская экономика остается на плаву и благодаря тому, что Москва позволяет Минску перепродавать российские газ и нефть за рубеж посредством своей трубопроводной сети. В 2015 году, после вступления Белоруссии в Евразийский экономический союз, была введен общий Таможенный союз, а также создан общий энергетический рынок.

На сегодняшний день из-за введения экономических санкций, которые затронули традиционные экспортные маршруты, в ЕС через Россию идет и белорусский экспорт.

Москва также подтолкнула Минск к более тесному сотрудничеству в военной области. Военный альянс Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) — вторая крупная международная организация под руководством России, возникшая при Путине, в 2002 году. Благодаря ей Минск и Москва смогли разработать совместную систему ПВО и пограничного патрулирования, в то время как количество совместных военных учений значительно увеличилось в последние годы.

Военные учения «Запад» с участием 200 тыс. белорусских и российских военнослужащих начали 10 сентября недельные учения— крупнейшие в Европе за четыре десятилетия.

А во время наращивания российских войск на границе с Украиной в начале этого года Белоруссия также перебросила воинские части к границе с Украиной в качестве демонстрации силы. Минск также переправляет беженцев в ЕС через свои границы с государствами ЕС, «пытаясь их дестабилизировать», и ведет переговоры об открытии полноценной российской военной базы на своей территории.

Лукашенко также стал полагаться на российскую разведку, чтобы оставаться у власти. В прошлом году российские спецслужбы заявили, что они разоблачили спланированный государственный переворот против него. В 2017 году белорусские власти также позволили своим российским коллегам похитить гражданина Украины, приехавшего с визитом на территории республики, прежде чем доставить его в Россию.

Брифинг о подготовке совместного стратегического учения «Запад-2021»
Брифинг о подготовке совместного стратегического учения «Запад-2021»
Mil.ru

Обычно меньше внимания, чем политической, экономической и военной сторонам российско-белорусских отношений, уделяется их культурным связям. Российский лидер неоднократно отмечал, что русские — один народ не только с украинцами, но с белорусами. Благодаря сходству языков, повсеместной приверженности православию, восточнославянским корням и общей истории сохраняется значительная взаимосвязь между русской и белорусской идентичностями.

Многолетние попытки России сократить использование белорусского языка и вместо него продвигать русский имели решающее значение для преодоления барьеров между идентичностями двух стран. В 1939 году, например, более восьмидесяти процентов белорусов говорили дома по-белорусски. К 1989 году это число упало до шестидесяти пяти, и сегодня около семидесяти процентов белорусов говорят дома по-русски.

Лукашенко не спешил продвигать сильную национальную белорусскую идентичность после распада Советского Союза. Тем не менее он предпринял решительные попытки по продвижению новой языковой политики для создания этой идентичности, заявив в 2014 году: «Если мы разучимся говорить на белорусском, то перестанем быть нацией». Однако наличие русских культурных и языковых центров вместе с русифицированными школами, средствами массовой информации и политической элитой, а также экономические возможности, предоставляемыми благодаря поддержке русского языка, означают, что тенденция русификации, вероятно, продолжится.

Владимир Путин и Александр Лукашенко
Владимир Путин и Александр Лукашенко
Kremlin.ru

Препятствия на пути к большей интеграции остаются. Лукашенко призвал отменить торговые ограничения и продолжает требовать равного доступа к российским энергоресурсам. Но время и возможности больше не на его стороне. Кремль, похоже, делает ставку на то, что у преемника Лукашенко не будет такого же контроля над республикой, и знает, что белорусская политическая оппозиция «не настроена против России», несмотря на попытки Лукашенко изобразить их таковыми.

Хотя и Россия, и Белоруссия, возможно, никогда больше не станут одной страной, Москва может не почувствовать необходимости в официальном статусе этого государства, если интеграция будет идти стабильными темпами.