Канцлер Германии Ангела Меркель посетила Варшаву на следующий день после того, как Газпром объявил об окончании строительства «Северного потока — 2». Тема газопровода ожидаемо стала одним из пунктов переговорной повестки канцлера с премьер-министром Польши Матеушем Моравецким. Но не только. Польское экспертное сообщество показало, что есть и другой вопрос, по которому Варшава готова вступить в клинч с Берлином и Брюсселем.

Встреча Ангелы Меркель с Матеушем Моравецким. 11 сентября 2021 года, Варшава
Встреча Ангелы Меркель с Матеушем Моравецким. 11 сентября 2021 года, Варшава
Gov.pl

«Визит еще раз показал, что между Польшей и Германией существует глубокое недопонимание относительно газопровода «Северный поток — 2» и рисков, связанных с его строительством, — отмечает Dziennik Gazeta Prawna. — Во время пресс-конференции один из немецких журналистов спросил канцлера, сожалеет ли она о своей поддержке газопровода и не примет ли она другое решение, если ей придется снова решать этот вопрос. Меркель оставила вопрос без ответа, напомнив лишь, что правительство Германии поддерживает эти инвестиции, а интересы Украины будут обеспечены соглашением, заключенным между Германией и США». Впрочем, хотя в Варшаве говорят, что попробуют вмешаться в процесс сертификации «Северного потока — 2», эти заявления носят, скорее, ритуальный характер, и Польше предстоит выстраивать внешнюю политику с учетом факта существования газопровода и с новым немецким правительством. Но будет ли такое по силам правящей польской партии «Право и Справедливость» (PiS)?

В Балтийском море осуществлена сварка последней трубы «Северного потока ‑ 2». 10 сентября 2021 года
В Балтийском море осуществлена сварка последней трубы «Северного потока ‑ 2». 10 сентября 2021 года
Nord-stream2.com

Немецкий политолог Кай-Олаф Ланг отмечает, что Польше и Германии не удалось создать «культуру спора». По его словам, «сегодня у нас кризис взаимных ожиданий», что «оборачивается многими упущенными возможностями». Например, безопасность Украины и «Северный поток — 2», говорит политолог, можно было оговаривать в соглашении между Варшавой и Берлином, а не США и Германией, как сейчас. Но недоверие к Берлину, характерное для «Права и Справедливости» лишь привело к тому, что «немецкая сторона уже устала от дальнейших споров». В этой ситуации правящая партия идет на новое обострение. Директор правительственного Польского института международных отношений (PISM) Славомир Дембский обвинил Меркель в том, что она «всегда искала компромисс в пользу Германии», это «привело к доминированию Германии в Европейском союзе, что представляет угрозу для всего интеграционного процесса», а сами «компромиссы не всегда были выгодны для Польши, как, например, в случае Лиссабонского договора или «Северного потока — 2».

Упоминание в негативном контексте действия Берлина в отношении Лиссабонского договора, нынешней неофициальной «конституции» ЕС, является еще одним убедительным свидетельством для тех, кто в нынешней политике «Права и Справедливости» видит политический процесс, финалом которого может стать выход Польши из состава Евросоюза. Хотя представители правящей партии отрицают вероятность Polexit, игра на противопоставлении «хорошей Польши» «плохому ЕС» постепенно влияет на умы польского общества. На днях телеканал TVN опубликовал данные социологического опроса, показавшего «заметные изменения в настроениях поляков по сравнению с прошлым годом». Поддержали пребывание Польши в Евросоюзе 81% респондентов, а в прошлом году их было 87%. «Определенно нет» и «скорее нет» выбрали 7% (в ноябрьском опросе — 8%). Наконец, у 12% респондентов нет мнения на эту тему, в прошлом году такой вариант выбрали 5% опрошенных.

Встреча Ангелы Меркель с Матеушем Моравецким. 11 сентября 2021 года, Варшава
Встреча Ангелы Меркель с Матеушем Моравецким. 11 сентября 2021 года, Варшава
Gov.pl

Конечно, что касается идеологии PiS в отношении Европейского союза, она гибкая. Все может резко измениться, когда Варшава наконец получит обещанные ей средства из европейских фондов, прежде всего Фонда восстановления экономики после коронавируса. И тогда ЕС снова станет «лучшим другом» поляков. Вопрос в том, захочет ли заниматься выбиванием денег из Брюсселя новый немецкий канцлер, который придет вслед за Меркель. Ведь кризисные моменты в немецко-польских отношениях и с Брюсселем никуда не денутся, останется и недоверие. Как замечает главный редактор авторитетного в правой среде журнала Do Rzeczy Павел Лисицкий, «рано или поздно вопрос о членстве Польши в ЕС вернется, если нынешнее правительство не сможет с этим справиться, это сделает кто-нибудь другой. Невооруженным глазом видно, что в нынешнем ЕС не может быть и речи о какой-либо субъектной роли Польши. Страна стоит перед выбором: оказаться сломленной и подкупленной, подчиниться или признать, что цена послушания слишком высока, и тогда начнется серьезная дискуссия о выходе из ЕС».