Первые дни правления движения «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) прошли спокойно настолько, что слово Афганистан стало появляться существенно реже в мировых СМИ. Но что нам грядущий день готовит?

Заправка
Заправка
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Удар по престижу США может иметь долгосрочные последствия дестабилизирующего характера, но не только. Реалистичное заявление президента Байдена о повороте в стратегии США: отказ от применения вооруженных сил с целью влияния на внутреннее устройство других стран. Если это не временное протрезвление, то есть причины для оптимизма.

Однако, что значит для нас появление на карте мира радикального исламистского государства с новейшим американским вооружением на 85 миллиардов долларов?

Можно с уверенностью утверждать, что в течение ближайших месяцев никаких действий по отношению к другим странам со стороны Афганистана не ожидается. Более того, талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) исправно уничтожали на своей территории все, что пахло «Исламским государством» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Речь не идет о глубинных идеологических расхождениях, но склонность террористов к независимости и анархизму делает их неприемлемыми даже для талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и «Аль-Каиды» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Это тактическое соперничество, которое может перерасти в перспективе в сотрудничество, ибо «милые бранятся, только тешатся». Но на сегодняшний день они враждуют.

Афганистан
Афганистан
Afghanistan Matters

Однако вполне реальной представляется угроза предоставления пристанища и тренировочных баз для той же «Аль-Каиды» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), которая была во второй половине девяностых небольшим государством внутри Афганистана. И так вплоть до 11.09, коим исполнится на днях двадцать лет. Бывший исполнительный директор ЦРУ Майкл Морелл считает, что возвращение террористов в Афганистан может занять около года, но что оно необратимо.

Другим важным фактором будет политика граничащего с афганским халифатом Ирана. Пристрастие Тегерана к поощрению терроризма не отменяет факта непримиримой вражды шиитов Ирана с суннитами Афганистана. В результате политика Ирана носит двойственный характер. Ряд видных лидеров «Аль-Каиды» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) нашли себе укрытие в стране победившего шиитского исламизма, но власти не позволили им обосноваться и, наипаче, совершать кровавые вылазки с территории Ирана. Некоторых даже помещали на время под домашний арест.

Среди беженцев из Афганистана будет немало тамошних шиитов. Иран не шибко стремится к наплыву этой публики. Так и напрашивается сделка о дозволении находящимся там лидерам и активистам «Аль-Каиды» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) перебраться в Афганистан взамен на поблажки в отношении афганских шиитов, чтобы те не спешили покидать свои дома. Возможны и иные комбинации, связанные с желанием Тегерана избавиться от присутствия этих боевиков на его территории. Иран никогда не благоволил к самой суннитской «Аль-Каиде» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), но не хотел стать объектом нападений с ее стороны, а иногда и сотрудничал, как в Йемене.

Афганистан
Афганистан
Afghanistan Matters

Поскольку речь идет о матерых и многоопытных террористах, то не только в интересах американцев предотвратить их перемещение в Афганистан, но и естественно было бы ожидать от Москвы активного препятствования такому развитию событий. Угроза расширенного союзничества между «Аль-Каидой» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и Ираном покамест гипотетическая, но не стоит снимать эти оправданные опасения с повестки дня. Ибо налицо факт союзничества Ирана с архитеррористами суннитского толка в Йемене и с суннитским «Хамасом». Тут приверженность терроризму возобладала над стремлением к доминированию шиизма.

Наряду с упомянутыми теоретическими угрозами существуют и причины для неотложной тревоги. В крупнейших городах России проживают законно и незаконно миллионы выходцев из Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана. Подавляющее большинство этих людей вносят свой положительный вклад в хозяйственные дела России. Напомним, как в мае президент Путин говорил о нехватке рабочих рук в стране.

Тем не менее не праздным будет вопрос, какой процент среди этих рабочих получил заряд вдохновения от прихода к власти талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ)? И сколько среди вдохновленных готовятся к таким действиям, как взрыв в питерском метро четыре года назад? Если сильной радикализации подвержен даже 1%, а готовность к действиям на уме у 0,1%, то спокойствие и безопасность в российских городах под угрозой.

Мы выделили именно мигрантов из трех среднеазиатских стран, граничащих с Афганистаном. У них существуют не только исламистские, но и этнические узы с населением этой страны. Если обратить внимание на рост внутреннего насилия в этой среде за последнее время, то пристальное внимание к происходящему там необходимо.

Немедленная угроза из Афганистана для России, США, Израиля и Европы — это не сиюминутный экспорт боевиков, а факт победы радикального исламизма в отдельно взятой стране. И не просто захват власти, но — победа над крупнейшей мировой державой.