Быстрый крах сил в Афганистане, которые давали отпор радикальному движению «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), как и ожидалось, привел к многочисленным стенаниям и скрежету зубов. Такие критики, как Дэвид Петреус, Ричард Хаасс, Рори Стюарт, выбрали целями своего негодования принятые за последний год решения, в частности сделку бывшего президента США Дональда Трампа с афганскими исламистами, от которой и отталкивался президент Джо Байден в части крайних сроков вывод американских войск, пишет профессор международных отношений и политологии Высшего института международных отношений и развития в Женеве Дэвид Сильван в статье, вышедшей 18 августа в Responsible Statecraft.

Армия США в Афганистане
Армия США в Афганистане
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

В свою очередь, как и следовало ожидать, нынешняя администрация стала валить вину на своего предшественника и афганское правительство. Все эти риторические ходы — своего рода шлягеры в жанре пораженчества — хорошо известны. Особенно знакомым оказался аргумент о том, что афганцы сами виноваты: достаточно вспомнить, что говорилось в Белой книге Госдепа по Китаю, в которой приводились причины поражения правительства Чан Кайши в 1949 году.

Когда неудачи внешней политики объясняются подобными заезженными и штампованными приемами, без внимания остаются два момента: причины, по которым такие режимы, поддерживаемые США, терпят крах, и причины, по которым Вашингтон продолжает их поддерживать. Так, правительство президента Афганистана Ашрафа Гани в Кабуле вряд ли является первым случаем стремительного военного краха. В Азии правительства, поддерживаемые США, существовали не только в Китае, где его свергли в 1949 году, но и в Лаосе, Камбодже и Южном Вьетнаме спустя четверть века.

Президент Афганистана Гани Ашраф и Дональд Трамп
Президент Афганистана Гани Ашраф и Дональд Трамп

Между тем произошло поражение французов в Индокитае. В Латинской Америке кубинский лидер Фульхенсио Батиста лишился власти на острове до того, как ЦРУ смогло подготовить свою «третью силу». Похожая история разыгралась в Никарагуа с Анастасио Сомосой. А совсем недавно, в 1997 году, в стране, которая тогда называлась Заиром, поражение от сил Жозефа Кабилы потерпел Мобуту Сесе Секо. В каждом из этих случаев на стороне потерпевшего крах режима была по крайней мере значительная поддержка со стороны США в виде поставок военного оборудования и, в большинстве случаев, — инструкторов. В некоторых из этих стран сухопутные и военно-воздушные силы США фактически вели боевые действия от нескольких лет до десятилетия или даже двух.

В каждой из этих ситуаций режим был неспособен пережить военное наступление повстанческих сил без активного участия США или их сторонников в боевых действиях, настолько, что когда началось новое наступление и в Вашингтоне решили по какой-либо причине, что они не будут использовать собственные силы или подконтрольные им вооруженные формирования для очередного спасения режима, крах был стремительным. Раз за разом эксперты, исследовавшие коллапс бывших американских союзников, подчеркивали, что после решения американских властей уйти по моральному духу правительственных сил был нанесен страшный удар. Но рассматривать исключительно это решение — значит игнорировать полную зависимость режима от активной и постоянной помощи США. Если бы Вашингтон прекратил оказание поддержки за год или десять лет до этого или после, результат был бы таким же. Проще говоря, эти режимы сами по себе не могли выжить против внутренних врагов.

«Я полагаю, что это наблюдение будет встречено скептицизмом со стороны критиков, которые преуменьшают распространенность такой схемы», — подчеркнул Сильван.

С одной стороны, они могут преуменьшить отсутствие внутренней поддержки поддерживаемых США режимов, отметив, что боевики в Афганистане и других местах также получают помощь извне.

«Безусловно, это правда, и в этом отношении многие, если не большинство режимов, столкнувшихся с мятежами, действительно получают помощь извне, но некоторые из этих режимов имеют значительно большую внутреннюю поддержку, чем разного рода Гани, Тхьеу и Сомосы», — продолжил он.

Солдаты армии США вблизи от границы с Пакистаном. Афганистан
Солдаты армии США вблизи от границы с Пакистаном. Афганистан

Затем можно сказать, что здесь нет никакой закономерности, что Афганистан является sui generis (чем-то уникальным), кладбищем империй, по крайней мере, на протяжении двух столетий. Возможно, но тогда почему то же самое произошло в Китае, Конго, Кубе и Камбодже?

Если посмотреть на факты, то реальный вопрос, на который стоит ответить, заключается в том, почему США продолжают не только поддерживать такого рода зависимые от них государства, но и расширять круг таких стран-клиентов? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо обратиться к контекстам, в которых Вашингтон начал поддерживать упомянутые выше режимы (после того как поддержка была оказана, маниакальное желание хоть как-то вернуть вложенные средства было в Белом доме, Госдепе и Пентагоне сильнее, чем у азартного игрока в Лас-Вегасе).

В некоторых случаях, например в Китае, Конго, Южном Вьетнаме и Лаосе, режим становился частью более масштабной военно-политической борьбы. В других случаях, в частности в Никарагуа и Камбодже, режим стал партнером США после свержения предыдущего правительства. А в других случаях — на Кубе и в Афганистане — режим фактически создавался как часть военной оккупации.

В этом контексте можно вспомнить ситуацию осени 2001 года: США с помощью различных полевых командиров свергли талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Афганистане. При этом если вспомнить, как ситуация развивалась в обеих этих группах стран, становится очевидным, что если бы на этом операции американских военных прекратились бы или же ограничились бы исключительно битвой при Тора-Бора, всё неизбежно вернулось к прежнему положению вещей. Таким образом, США просто собрали оставшуюся часть политической элиты страны и превратили ее в правительство, и такую операцию они проделывали неоднократно в большом числе стран за предыдущее столетие.

Тем не менее не была проведена какая-либо оценка возможности провала. Казалось бы, такой шаг был очевидным в стремлении не дать «Талибану» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) вновь вернуться к власти.

Но, конечно, не было никаких причин думать о провале, потому что другие варианты развития событий не рассматривались: никто не выступал ни за прекращение или географическое ограничение боевых действий США, ни за урегулирование конфликта с «Талибаном» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) путем переговоров, и это лишь некоторые из логических возможностей. Иными словами, Соединенные Штаты рефлекторно пошли на создание режима из цельной ткани в контексте озлобленного и весьма компетентного врага.

«Что могло пойти не так?» — задался вопросом автор.
Бойцы «Талибан» (запрещенная в РФ организация)
Бойцы «Талибан» (запрещенная в РФ организация)

В экономике есть такое направление мыслителей, которые призывают на любую ситуацию, будь то гиперинфляция или масштабная депрессия, отвечать снижением налогов, — сторонники теории стимулирования производства. Тем не менее даже они по сравнению со своими коллегами из внешнеполитической сферы могут считаться довольно гибкими.

«Какому-то режиму, который нам нравится, может угрожать та или иная внешняя опасность? Нужно сделать его своим клиентом. Режиму противостоит внутренняя оппозиция? Нужно сделать его своим клиентом. Свергнут вражеский режим? Его преемника также нужно сделать клиентом», — продемонстрировал Сильван.

В этих обстоятельствах создание зависимого от США правительства, как было в Афганистане, в контексте оккупации вполне ожидаемо: действительно, чем тяжелее ситуация, тем более вероятно, что Вашингтон отреагирует именно так.

Если и можно вынести какой-либо урок из вторжения США Афганистан, то он должен, без всякого сомнения, касаться не тактики или выбранного момента. Напротив, США должны подумать о том, как их правительство может ослабить связи с другими клиентскими режимами, неспособными функционировать самостоятельно, и, прежде всего, как убедить назначенных и выборных должностных лиц избегать расширения таких отношений.