США удрали из Афганистана со всех ног, Пакистан и Китай радостно потирают руки, готовясь заполнить вакуум власти в стране, оставленный после ухода американских войск. Россия и Иран, хотя и опасаются радикального движения «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), довольны тем, что США, несмотря на лоск, который этому унизительному отступлению попытался придать Вашингтон, показали себя колоссом на глиняных ногах. Единственная страна, которая серьезно заинтересована в будущем Афганистана и недовольна решением Белого дома, это Индия. И тому есть ряд очень веских причин, пишет Мохаммед Айюб в статье, вышедшей 2 августа в The Strategist.

Афганистан
Афганистан
Иван Шилов © ИА REGNUM

С 2001 года Индия предоставила Афганистану $3 млрд финансовой помощи на цели развития, стремясь предотвратить как раз тот сценарий, который складывается сейчас.

Во время своего недавнего визита в Индию госсекретарь США Энтони Блинкен попытался скрыть расхождения между тем, как себе будущее Афганистана представляют в Нью-Дели и Вашингтоне. Так, страна была в центре внимания во время переговоров Блинкена с министром иностранных дел Индии Субраманьямом Джайшанкаром, которые закончились вялым заявлением о том, что Нью-Дели и Вашингтон «в основном рассматривают Афганистан в одном и том же свете».

"Мы оба привержены тезису о том, что не существует военного решения конфликта, от которого страдает Афганистан», — гласил документ сторон по итогам встречи.

В этом бессмысленном заявлении игнорируется тот факт, что после вывода американских войск ни Вашингтон, ни Нью-Дели не имеют никаких средств предотвращения захвата власти в Афганистане боевиками «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Вывод войск США из Афганистана
Вывод войск США из Афганистана

Несложно понять, почему индийские власти согласились на то, чтобы сделать хорошую мину при плохой игре и поддержать формулировку США, которой Вашингтон прикрыл, словно фиговым листом, суровую реальность своего ухода из Афганистана, сильно напоминающего бегство из Вьетнама, и ожидаемого падения правительства Кабула, предсказанного американскими спецслужбами.

Во-первых, индийское правительство знает, что решение администрации Байдена оставить Афганистан на произвол судьбы необратимо и что у Нью-Дели нет достаточных рычагов воздействия на Вашингтон, чтобы заставить его пересмотреть этот шаг.

Во-вторых, Индия не хочет начинать публичный спор по этому поводу, поскольку Нью-Дели в значительной степени заинтересован в сотрудничестве с США как на двусторонней основе, так и в рамках Четырехстороннего диалога по безопасности для сдерживания расширения влияния Китая в регионе.

В-третьих, правительство премьер-министра Нарендры Моди не хотело обострять разногласия с администрацией Джо Байдена, в отношениях с которой уже наблюдается напряженность по вопросам прав человека и свободы выражения мнений. Эта напряженность уже проявилась во время визита Блинкена, несмотря на попытки секретаря преуменьшить озабоченность Америки по этим вопросам, чтобы не раздражать Нью-Дели и не спровоцировать его на ответные меры

Однако все эти потуги не могут скрыть того факта, что Индия находится в затруднительном положении с точки зрения своей политики в отношении Афганистана. Индия выступала против режима талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ), находившегося у власти в Афганистане с середины 1990-х до 2001 года, прежде всего потому, что она рассматривала его как инструмент пакистанской политики в двух сферах.

Во-первых, приход к власти пропакистанского правительства в Кабуле должен был обеспечить Исламабаду плацдарм на случай конфликта с Индией и в определенной степени нейтрализовать превосходство Индии в обычных вооружениях.

Солдат индийской армии
Солдат индийской армии

Во-вторых, Афганистан под властью «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) стал убежищем для пакистанских и подготовленных Пакистаном террористов, которых Исламабад развернул на индийской стороне Линии контроля в Кашмире, стремясь как посеять хаос в штатах Джамму и Кашмир, так и отвлечь значительную часть военного потенциала Индии на борьбу с мятежниками и поддержание порядка в Кашмире. Вот почему Индия поддерживала и тайно вооружала Северный альянс, который боролся с талибами (организация, деятельность которой запрещена в РФ) на севере Афганистана.

Нью-Дели обеспокоен тем, что если к власти вернутся радикалы, они снова выступят в роли инструментов Пакистана. Хотя «Талибан 2.0» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) считает себя отличным от первоначального «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и его лидеры неоднократно подчеркивали, что не позволят террористическим группам действовать из Афганистана, его нынешняя риторика рассматривается индийским правительством как простое притворство. Вот почему Индия отказалась от прямого контакта с исламистами, несмотря на то, что все другие заинтересованные державы, включая Китай и Иран, вели с ними переговоры в ожидании их прихода к власти в Кабуле. Нью-Дели опроверг недавние сообщения, исходящие из Катара, о том, что в июне его министр иностранных дел встретился с руководством «Талибана» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Дохе.

Индию беспокоит не только всё большее влияние Пакистана в Афганистане, но и потенциальные действия в этой стране другого врага Индии, Китая, после американских вывода войск, особенно в свете интереса Пекина к включению Афганистана в свою инициативу «Один пояс и один путь». Встреча между делегацией талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) и министром иностранных дел Китая 28 июля в Китае усилила эти опасения. На встрече мулла Барадар, возглавлявший делегацию радикалов, назвал Пекин «надежным другом» и отметил, что группировка не позволит «кому-либо использовать» территорию Афганистана.

Ссылка на «кого угодно», очевидно, предназначалась для того, чтобы убедить Китай в том, что «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ) не позволит повстанческим уйгурским группировкам, которые уже действуют в Афганистане, использовать страну для совершения нападений на Китай. Кстати, эта встреча последовала за совместным заявлением министров иностранных дел Пакистана и Китая от 24 июля о том, что две страны будут координировать свою политику и тесно сотрудничать в Афганистане, что еще больше усилило опасения Индии.

Президент Афганистана Ашраф Гани со своим китайским коллегой Си Цзиньпином
Президент Афганистана Ашраф Гани со своим китайским коллегой Си Цзиньпином

Нью-Дели считает, что эти события потенциально могут нанести серьезный ущерб интересам Индии в Афганистане, особенно с учетом того, что вывод американских войск почти гарантирует то, что талибы (организация, деятельность которой запрещена в РФ) будут играть важную роль в управлении Афганистаном, даже если они не смогут захватить власть в одиночку. Военные успехи, достигнутые исламистами по мере вывода американских и союзных войск, усилили опасения Индии.

Однако Нью-Дели не в состоянии повлиять на исход дела на местах, прежде всего потому, что у него нет сухопутных границ с Афганистаном, в отличие от других держав, заинтересованных в происходящих в стране процессах. Кроме того, его главный местный союзник, правительство Кабула, похоже, находится на грани краха из-за повальной коррупции, распрей и неуклонного распада его вооруженных сил.

Таким образом, то, к чему идут процессы в Афганистане, может означать для Индии серьезный крах достигнутых за последние годы успехов. Оно, вероятно, придаст смелости и Пакистану, и Китаю, которые займут более агрессивную позицию в своих отношениях с Нью-Дели, тем самым еще больше ухудшив обстановку в плане безопасности в Индии.

Читайте развитие сюжета: России и Китаю предложили вразумить США