Тайвань
Тайвань
Иван Шилов © ИА REGNUM

На Тайване появляются признаки серьезного политического кризиса. Отставной генерал-лейтенант островной армии Гао Аньго записал и опубликовал видеоролик — обращение «К солдатам Тайваня». В нем известный военачальник, показательно находившийся в военной форме, призвал личный состав всех видов вооруженных сил — сухопутных, военно-воздушных и военно-морских — под командованием генералитета и офицерского корпуса выступить против правящей Демократической прогрессивной партии (ДПП) так называемой «президентши» Цай Инвэнь и «выполнить священную миссию воссоединения Китая».

Ранее генерал Гао Аньго, являющийся приверженцем главной оппозиционной, бывшей правящей партии Тайваня — Гоминьдана — неоднократно поддерживал и одобрял его курс на объединение с материком и создание единой китайской армии, основу которой составили бы соединения и части НОАК. Кроме того, генерал неоднократно и с большой теплотой отзывался о внедренной в КНР Дэн Сяопином политике реформ и открытости, подчеркивая, что современный коммунистический Китай и современная КПК, отметившая свое столетие, — уже не те, какими они были в 50-е и 60-е годы. Превратившись в современное, динамично развивающееся государство, материковый Китай стал центром притяжения для всех китайцев, а также резко нарастил потенциал и возможности своих вооруженных сил. Долг тайваньского генералитета Гао Аньго видит в том, чтобы исправить ошибки конфронтации прошлого, проявив по отношению к общей родине — Поднебесной — «сыновнее почтение». «В час X вооруженные силы Тайваня должны присоединиться к тем, кто выступает за объединение Родины», — подчеркнул генерал, с истерической критикой на которого тут же обрушились все и всяческие «говорящие головы» правящей «зеленой» коалиции во главе с ДПП.

Режим Цай Инвэнь Гао Аньго назвал «группой мошенников», обвинив его в резком всплеске заболеваемости коронавирусной инфекцией после введенного островными властями запрета на поставки вакцин китайского производства. Подобные действия отставной военачальник объяснил нечистоплотными электоральными игрищами ДПП, ее расчетом на использование препаратов в качестве аргумента в свою пользу в будущей кампании по выборам местных властей, которые пройдут осенью 2022 года. Надо признать, что основания для подобных оценок у генерала имеются, и чтобы в этом убедиться, совершим небольшой экскурс в события совсем недавней истории. На предыдущих местных выборах в ноябре 2018 года правящая ДПП потерпела сокрушительное поражение, потеряв контроль в общей сложности над пятнадцатью административными единицами, в том числе семью городами и уездами, включая специальные муниципалитеты крупнейших после столичного Тайбэя городов — Гаосюна и Тайчжуна. Казалось, исход «президентских» выборов и судьба «президентши» Цай Инвэнь, которая сразу после местного фиаско покинула пост председателя ДПП, были предрешены. По всем раскладам кандидат Гоминьдана Хань Гоюй — тогда действующий мэр Гаосюна — побеждал со значительным отрывом. Но вмешались события в Гонконге, которые сепаратистская администрация Цай Инвэнь, выступающая с позиций «независимости» Тайваня, отвергаемой не только в КНР, но и Гоминьданом и его союзниками на самом острове — Новой и Первой народной партиями, интерпретировала с проамериканских позиций ущемления «прав» протестующих. При упоминании об этих протестах как-то «стыдливо» забывается, что поводом к бунту послужило рассмотрение гонконгскими законодателями выдачи из автономии подозреваемых в совершении преступлений, решение о котором был принято с подачи как раз властей Тайваня. И с учетом этого, а также того, что в разогревании самих протестов «деятельное» участие приняли сотрудники дипломатических представительств США и Великобритании, не будет преувеличением считать произошедшее тогда спецоперацией западных спецслужб. Еще раз: центральной темой беспорядков было требование не выдавать преступников из Гонконга на материк, в то время как запрос на такую выдачу поступил отнюдь не из Пекина, а из Тайбэя. Соотечественники из одного анклава пошли навстречу соотечественникам из другого анклава, и предстоит еще разобраться, на каком этапе в этот процесс влезли западные «доброхоты», развернувшие этот несомненный акт доброй воли против материкового центра, надеясь создать ему проблемы совсем не в китайских, а в собственных — англосаксонских интересах.

Протесты в Гонконге. 2019
Протесты в Гонконге. 2019
(сс) Wpcpey

Итоги «президентских» выборов на Тайване, которые «благодаря» событиям в Гонконге Хань Гоюй неожиданно проиграл, а Цай Инвэнь также неожиданно отпраздновала победу, получив еще четыре года для своих сепаратистских экспериментов, — явно были одним из прогнозируемых последствий гонконгской драмы, напугавшей островных избирателей. И если смотреть на нынешнее заявление генерала Гао Аньго с этой точки зрения, то мошенничеством являются не только махинации официального Тайбэя с разрешениями на вакцины, но и сам факт нахождения администрации ДПП у власти. И уж кто-кто, но генералитет Национальной армии Тайваня, в котором Гао Аньго во время военной службы занимал весьма высокие и представительные позиции, очень хорошо знает, на какие 180 градусов при Цай Инвэнь развернулись внешнеполитические, в том числе военные и военно-технические, связи тайваньских военных. Особенно по сравнению со временами предшественника «президентши» — лидера Гоминьдана Ма Инцзю. В Тайбэй сразу же зачастили делегации высокопоставленных чиновников из Пентагона, пошли поставки американских вооружений, а в середине июля произошел беспрецедентный даже по нынешним временам эпизод с прибытием на остров военно-транспортного самолета ВВС США. Данное событие, как и следовало ожидать, вызвало ответный демарш со стороны Пекина. Предупреждение о пагубности сближения с США в военной сфере Тайбэю поступило от пресс-службы Канцелярии Госсовета КНР по делам Тайваня. Но не только. Отражающая официальную точку зрения ЦК КПК гонконгская газета The Global Times указала США и островным властям, что «красная черта» перейдена и, призвав их «перестать играть с огнем», предупредила, что ответом на подобные провокации может стать «внезапный удар Китая». Это с одной стороны. С другой же, качественно изменилась ситуация в Гонконге. Местные деловые круги, проанализировав итоги протестов и ту пропасть, в которую мегаполис из-за них рухнул в то время как поднимались, перехватывая у него внешние экономические и финансовые связи, соседние центры, прежде всего в Гуандуне и Фуцзяне, отошли от поддержки бунтовщиков, выступив за стабилизацию обстановки. В начале мая т.г. в гонконгской газете The South China Morning Post, нередко подвергающей центральные власти КНР критике с позиций интересов местного бизнеса, появилась статья одного местного колумниста, полностью солидаризовавшаяся с политикой Пекина. «Политика Байдена в отношении Китая оказывается продолжением политики администрации Трампа и, возможно, превосходит ее в лицемерии, высокомерии, конфронтации и милитаризме. Фундаментальная цель США — продолжение гегемонии», — такой вывод бизнес-сообщество Гонконга сделало из конфронтации с материком, а также из поведения поощрявших беспорядки американских властей.

Цай Инвэнь
Цай Инвэнь
Wang Yu Ching. Office of the President

К этому необходимо добавить и весьма двусмысленную, если не сказать провокационную, национальную политику правящей ДПП, которую она проводит, спекулируя на весьма чувствительной для китайской нации теме идентичности. Без малого сто процентов населения острова — коренные ханьцы, но относящиеся к субэтносу хакка, проживающему на юге КНР, а также в Сингапуре и ряде других стран Юго-Восточной Азии, где он составляет основу китайских диаспор. Спекулируя на исторически болезненном для Китая субкультурном разделении страны на север и юг, которым, заметим, во все времена, в том числе и сейчас, пытаются пользоваться геополитические противники КНР, администрация Цай Инвэнь провозгласила основой курса на «независимость» острова от материка формирование некоей «новой», особой «тайваньской нации». Будто бы тайваньцы — не китайцы. Это не соответствует действительности, но оказывает воздействие на молодежь. Примерно по той же самой схеме, чтобы было понятнее российской аудитории, по которой на юго-западной окраине в нашей прежде единой стране внешними силами пестовалась бандеровщина, загримированная под «украинский национализм». Только в случае с Тайванем речь даже внешне идет не о национализме, а о некоем местечковом, удельном «хуторянстве». Суммой «хуторов» и должна стать «тайваньская нация», отвергающая общую многотысячелетнюю державную историю, единую национальную судьбу и провозглашенную Пекином китайскую мечту, но зато жующая попкорн и голосующая за Цай Инвэнь и ее ДПП.

В любой стране мира военные — признанные патриоты. Даже в США, помнится, перед выборами 2012 года около двух сотен отставных генералов и адмиралов выступили с предвыборным заявлением, в котором дали от ворот поворот действующему «главковерху» Бараку Обаме, призвав соотечественников отправить его вон из Белого дома, поддержав голосованием его соперника Митта Ромни. Действующие военачальники на публике помалкивали, но в душе, без сомнения, со своими прежними сослуживцами соглашались. Против них, чтобы не опозориться в таком «верноподданничестве», не высказался никто. А недавний демарш французских отставников против Эммануэля Макрона, к тому же поддержанный действующим генералитетом и офицерством?!

Здание правительства провинции Тайвань
Здание правительства провинции Тайвань
(сс) Fcuk1203

То же самое и Тайвань. Что-то подсказывает, что Гао Аньго отнюдь не занимается отсебятиной, а заявляет позицию, которую разделяет абсолютное большинство его прежних и нынешних товарищей по армейской службе, которой они вместе отдали годы и десятилетия, заслужив признание и уважение патриотической общественности. В отличие от беспринципных политических дельцов ДПП, которые, подобно компрадорам и в других странах, оптом и в розницу торгуют национальными интересами. До тех пор, пока эта торговля не подводила к «последней черте», за которой — необратимый раскол родины и превращение значительной и важной ее части по сути в американскую колонию, военные, уважая субординацию и соблюдая дисциплину, терпели. Поэтому нынешний выбор генерал-лейтенанта Гао свидетельствует о том, что кризис доверия в военно-патриотических кругах к действующей компрадорской власти вырос до понимания, что под угрозу ее политикой поставлено само будущее страны. Как будет развиваться ситуация — увидим.