После заключения большой сделки между президентом США Джо Байденом и канцлером Германии Ангелой Меркель по итогам их встречи в Вашингтоне в последние дни Польша ищет себе новое место в мире и ей его ищут. Базовым является допущение, что Берлин и Вашингтон с подключением Москвы будут определять новые геополитические контуры европейского пространства. Отчего Варшава опасается вместе с Центрально-Восточной Европой потеряться на мировой политической карте.

Польша
Польша
Иван Шилов © ИА REGNUM

Немецкое экспертное сообщество в этой связи предлагает изменить подходы к Польше, которая может в ответ пойти в «нежелательном» направлении. Аналитики сейчас подчеркивают, что в Германии редко описывают Центрально-Восточную Европу в положительном тоне. Вместо этого постоянно пережевываются одни и те же темы: нападения на принцип верховенства права в Польше, патронажно-клиентелистский национализм в Венгрии, коррупция в Болгарии, война на Украине. Безразличие или скрытое высокомерие по отношению к региону говорит о том, что его выталкивают на геополитическую периферию. При этом Германия идет на реализацию серьезных проектов с Россией, которые трудно «назвать чисто экономическими». Так, «трубопровод «Северный поток», спроектированный экс-канцлером Герхардом Шредером, является символом российско-германской дружбы, но также он символ разделения Европы». А первым следствием «сделки» между Байденом и Меркель станет «стратегический альянс между Польшей и Китаем». Сближение уже будто бы началось, «Китай — единственный вариант, который остается Польше, поскольку Москва и Берлин образуют политическую ось, выталкивающую Варшаву, теперь еще и при поддержке Вашингтона».

Попытки удержать Польшу в своей зоне влияния могут привести Германию к выводу, что следует перестать оценивать ее по соответствию мейнстримным «западным ценностям», сосредоточившись на экономическом потенциале, географическом расположении, транзитных возможностях. В этом случае восприятие польских политических сил будет основано на том, насколько они в состоянии гарантировать стабильность, сохранность инвестиций и внешнеполитическую ориентацию на Берлин и Брюссель. Такой подход может быть предложен правящей польской коалиции под руководством партии «Право и Справедливость» (PiS) в обмен на согласие Германии с выстраиванием системы, которая должна способствовать постоянному переизбранию PiS за счет ограничения конкурентов (не так жестко, как это делал режим cанации, но с тем же эффектом). Главными проигравшими здесь окажутся тогда «проевропейские силы», делающие ставку на «западные ценности», то есть идеологический конструкт. Прежде всего, это затронет ведущую оппозиционную партию «Гражданская платформа» (РО) и повторно возглавившего ее экс-премьера Дональда Туска, чья судьба после ухода в этом году с поста канцлера Меркель выглядит далеко не радужной. Глав правительств в Польше еще не сажали, однако все бывает когда-нибудь в первый раз.

Дональд Туск
Дональд Туск
(сс) European People's Party

Вот только «Праву и Справедливости» придется довериться Берлину. Сможет ли правящая партия перебороть свою враждебность к Германии, сказать трудно, но искушение будет велико. Особенно в ситуации, когда немецкие медиа подвергнут PiS вместо огня и воды испытанием медными трубами. Берлину это будет нужно для того, чтобы в условиях постепенного ухода американцев из Центрально-Восточной Европы заполнить собой региональное пространство, не вызывая неизбежных подозрений в проведении мягкой «империалистической политики». Вполне возможно, что продвижение будет идти под флагами урегулирования польских «озабоченностей» в отношении «российского империализма». Когда Польшу начнут обходить с восточного направления, в первую очередь в кооперации с Киевом, при этом Варшаве будут говорить, что «Германия должна обеспечить, чтобы в международном контексте Украина больше не рассматривалась исключительно как отправная точка для различных военных фантазий». И одновременно успокаивать Москву, что «стремление Украины вступить в Европейский союз заслуживает поддержки, но не ради противостояния ее России, а в сотрудничестве с ней, тем более что Россия также может выиграть от сближения с Европой, в том числе с точки зрения прав человека и соблюдения демократических стандартов».

Федеральный канцлер Германии Ангела Меркель и президент Польши Анджей Дуда
Федеральный канцлер Германии Ангела Меркель и президент Польши Анджей Дуда
Andrzej Hrechorowicz Kancelaria Prezydenta RP

Такая немецкая политика «пацификации» Варшавы может привести к тому, что она из шумной страны, претендующей на лидерство в Центрально-Восточной Европе, постепенно превратится в скучную Чехию. Кстати, не исключено, что в прошлое уйдет и политическая русофобия как инструмент польской внутренней политики. Однако также очевидно, что ее оставят про запас для включения в нужный момент в случае «нежелательного» сближения Польши с Россией или ради донесения до Москвы иного месседжа. Как это происходило не так давно с чешско-российским «дипломатическим скандалом». Многие польские политики будут приветствовать такое умиротворение своей страны. Но устроит ли оно амбициозную «Право и Справедливость»? Посмотрим.