В Женеве 28 июля 2021 года состоялся новый раунд российско-американского диалога по стратегической стабильности. Межведомственные делегации возглавили заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябков и первый заместитель государственного секретаря США Уэнди Шерман.

Флаги России и США
Флаги России и США
Minsvyaz.ru

Данная встреча — это прямой результата договорённостей, достигнутых в ходе встречи президентов России и США в Женеве 16 июня 2021 года. По итогам саммита было принято «Совместное заявление Президентов России и США по стратегической стабильности». В данном заявлении лидеры двух стран подтвердили приверженность принципу, что в ядерной войне не может быть победителей, а также условились запустить комплексный двусторонний диалог по стратегической стабильности, чтобы заложить основу будущего контроля над вооружениями и мер по снижению рисков.

Джо Байден и Владимир Путин на встрече в Женеве
Джо Байден и Владимир Путин на встрече в Женеве
Цитата из видео. kremlin.ru

В сообщении для СМИ Министерство иностранных дел РФ прокомментировало прошедшее мероприятие достаточно сдержанно: «В соответствии с поручением президентов двух стран было проведено комплексное обсуждение подходов сторон к поддержанию стратегической стабильности, перспективам контроля над вооружениями и мерам по снижению рисков. Были затронуты различные аспекты дальнейшего развития взаимодействия по указанной тематике».

Госдепартамент США в своём официальном заявлении оценил данную встречу позитивно: «Дискуссии в Женеве были профессиональными и содержательными. Две делегации договорились вновь встретиться на пленарном заседании в конце сентября и провести неофициальные консультации в промежуточный период с целью определения тем для рабочих групп экспертов на втором пленарном заседании».

Также было сообщено, что высокопоставленные должностные лица из государственных ведомств и министерства обороны [США] отправятся в Брюссель, Бельгия, 29 июля, чтобы проинформировать союзников в штаб-квартире НАТО.

Самый главный плюс данного мероприятия в том, что оно состоялось и диалог по вопросам стратегической стабильности запущен. То, что «дискуссии были профессиональными и содержательными», тоже хорошо. Причина сдержанных комментариев со стороны российского МИД также очевидна — слишком разные позиции у сторон по обсуждаемым вопросам.

По словам посла России в США Анатолия Антонова, в основе так называемого нового уравнения безопасности должен учитываться весь спектр наступательных и оборонительных вооружений в ядерном и неядерном оснащении, способных решать стратегические задачи, также важно сосредоточиться на системах, которые составляют потенциал первого контрсилового удара, — тех, что могут «дотянуться» до целей на национальной территории противоположной стороны.

Анатолий Антонов
Анатолий Антонов
МИД России

В список других российских приоритетов входят предупреждение гонки вооружений в космосе, предотвращение развёртывания ракет средней и меньшей дальности наземного базирования в регионах мира и противоракетная проблематика. Следует заметить, что позиция России по всем этим вопросам была передана США ещё в 2020 году.

В долгосрочной перспективе Москва хотела бы расширить состав участников договоренностей по контролю над вооружениями в первую очередь за счёт Лондона и Парижа. Они как союзники США по НАТО тесно координируют политику в ядерной сфере с Вашингтоном. По справедливости их ядерный потенциал должен считаться вместе с американским, и уже эта сумма должна быть ограничена потолком по количеству стратегических носителей и ядерных боезарядов.

Например, ныне действующий СНВ-3 для России и США устанавливает ограничение в 700 носителей и 1550 ядерных боезарядов. Очевидно, что ядерный потенциал Франции и Британии здесь не принимается в расчёт, т. к. это договор только между Россией и США. Если говорить о перспективе, то у той же Британии есть утверждённый план увеличить существующее количество ядерных боезарядов на 40% — до 260 единиц, а это уже немалое количество.

Пуск баллистической ракеты Trident II
Пуск баллистической ракеты Trident II
U.S. Department of Defense

Однако, как заявил заместитель министра иностранных дел РФ Сергей Рябков, со стороны Британии и Франции нет готовности подключаться к консультациям по стратегической стабильности. Он же назвал нулевой и возможность присоединения КНР к данному процессу.

Кстати, именно в китайском вопросе для Америки лежит очень большая проблема, которую без России не решить. Отойдя от представлений стратегического диалога как улицы с односторонним движением, учтя озабоченности Москвы, Вашингтон имел бы больше шансов на диалог по стратегической стабильности с Китаем, т. к. было бы выработано взвешенное и приемлемое уравнение безопасности, к которому в перспективе могли бы подключиться и другие ядерные державы.

Дело в том, что ряд российских озабоченностей разделяет и Китай. Речь идёт о гонке вооружений в космосе, вопросах противоракетной обороны и очень чувствительной для Пекина теме развёртывания ракет средней и меньшей дальности наземного базирования в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Конечно же, на данный момент стратегические ядерные потенциалы Соединённых Штатов и КНР несопоставимы. Однако пройдёт 3−5 лет, а некоторые эксперты считают, что 2−3 года, и Китай достигнет стратегического ядерного паритета с США. Это будет сделано в первую очередь за счёт резкого наращивания наземной компоненты стратегических ядерных сил Китая.

Крылатая ракета Tomahawk
Крылатая ракета Tomahawk
U.S. Navy

Не имея на момент достижения Китаем стратегического ядерного паритета с США согласованного с Россией нового уравнения безопасности, Вашингтону придётся пытаться с нуля начать диалог по вопросам стратегической стабильности с Пекином.

Москва просто умоет руки и отойдёт в сторону. Наша страна с точки зрения состояния своих стратегических ядерных сил вышла на первое место в мире, и у нас есть чем ответить на все вызовы со стороны США и их союзников. Самое главное — у России есть время, мы его выиграли за счёт целенаправленной и ускоренной модернизации вооружённых сил.

А вот у Америки с учётом стремительного роста военного потенциала Китая, в первую очередь — в ядерной сфере, времени осталось совсем мало. Поэтому возобновление 28 июля 2021 года российско-американского диалога по стратегической стабильности — это в первую очередь шанс для США, а не для России.

При этом надо учитывать, что на фоне антироссийской и антикитайской позиции коллективного Запада отношения России и Китая укрепляются с каждым годом. Через 3−5 лет, а скорее всего, через 2−3 года, в мире может сложиться такой расклад сил, что позиция США, их озабоченности на переговорах по стратегической проблематике просто даже не будут приниматься во внимание.