На вопросы ИА REGNUM ответил председатель Императорского Православного Палестинского общества Сергей Вадимович Степашин:

Башар Асад
Башар Асад
Иван Шилов © ИА REGNUM

Владимир Станулевич: В 1990-е годы в стране произошла революция, «естественное падение СССР», победа одной цивилизации над другой… Что следовало бы сделать, чтобы сохранить Большую Россию?

Сергей Степашин: Это была революция, сравнимая с революцией 1917 года. К ней подходит ленинская формулировка «верхи не могли, низы не хотели…». Глубочайший экономический кризис, падение цен на нефть, дефицит всех товаров, продовольствия, усталость от политической власти, трое пышных похорон подряд. К сожалению, политическое руководство и до Горбачёва, и Горбачёв, видело ситуацию в стране далекой от реальности. Это первое.

Второе на пути к развалу СССР — попытка управлять страной через власть Советов, под каким лозунгом шли на выборы кандидаты в народные депутаты СССР и народные депутаты Российской Федерации. Это был сахаровский лозунг, до этого ленинский в 1917 году. Оказалось, что Советы, съезды неспособны управлять.

Но решающую роль в развале Советского Союза сыграл ГКЧП. Я возглавлял государственную комиссию, созданную указами двух президентов — М.С. Горбачева и Б.Н. Ельцина, по расследованию деятельности КГБ, видел все материалы. На 19 августа 1991 года готовилось подписание нового Союзного договора, не осталось бы Прибалтики, но мы могли сохранить единое экономическое и политическое пространство, армию, валюту, банк.

Сергей Степашин, председатель Императорского Православного Палестинского общества
Сергей Степашин, председатель Императорского Православного Палестинского общества
© Даниил Бурдыга

После ГКЧП пошли необратимые процессы, «парад суверенитетов». Кстати, первой о суверенитете, после Прибалтики, заявила Украина. Без Украины о новом Союзе было сложно говорить. Ельцин уехал подписывать Беловежские соглашения без всяких на то полномочий Верховного Совета и Съезда. Тогда нужно было фиксировать единый банк, единую валюту, единые вооруженные силы в СНГ, к Союзу потом присоединились бы практически все республики, за исключением Прибалтики — Армения, Молдова и Грузия.

Как в любой революции, плодами воспользовались не те, кто рассчитывал на улучшение жизни наших граждан. Ваучеризация стала надувательством, приватизация носила не экономический, а политический характер. Анатолий Чубайс сам говорил, что ему важно было уничтожить экономическую базу так называемых коммунистов. Приватизация крупнейших предприятий, в том числе оборонного комплекса, стала серьезный ударом не столько по директорам, сколько по производству.

История не имеет сослагательного наклонения. Как и что можно было сохранить, я обсуждал с Михаилом Сергеевичем Горбачёвым, когда докладывал о деятельности нашей комиссии, что надо было на базе КПСС делать две партии. Была бы двухпартийная система, которую мы все стараемся выстроить в нашей стране.

Но революция 1991 года была достаточно бескровная, в отличие от 1917 года. Самый большой удар был нанесен по 25 миллионам наших граждан, живших в республиках СССР и оказавшихся «за бортом». Мы знаем, какое положение с российскими гражданами в Прибалтике, что происходит на Украине, в Донбассе, в так называемой Малороссии. Об этом Владимир Путин точно и четко написал в своей статье с исторической точки зрения.

Владимир Станулевич: Возможно ли повторение сценария распада СССР в Российской Федерации?

У нас была опасность распада Российской Федерации сразу после распада Союза, в 1992, 1993, 1994 годах. Была попытка отторжения Северного Кавказа от РФ и создания некоего эмирата. Сложная ситуация была и в других регионах, создавались уральские республики. Б.Н. Ельцин был вынужден пойти на подписание договоров между субъектами РФ и федеральным центром. Сейчас многие его критикуют, но поверьте, тогда это сдержало ситуацию. Бориса Николаевича ругают за фразу: «Берите суверенитета сколько хотите». Сказано это было в 1992 году в Татарстане, когда серьезные волнения происходили в этой республике, которая в центре РФ, что посерьезнее Чечни. Шаг Ельцина сработал, нужно отдать должное Минтимеру Шаймиеву, дай Бог ему здоровья, удалось удержать ситуацию. Татарстан получил преференции по налогам — ныне это одна из самых процветающих и развивающихся территорий.

Сегодня в России выстроена вертикаль власти, структура управления, есть сильный президент, представительная власть, общественные организации. Да и народ наглотался той «свободы», после которой у нас 20 млн людей живет за чертой бедности. Люди понимают важность сохранения экономического пространства, что центробежные явления не принесут пользы. Я не вижу политических сил, которые бы ратовали за расчленение Российской Федерации. Сегодня у России сильная армия, которой она была в 1960—1970-х годах, а это фактор стабильности, как и силовые структуры.

Сергей Степашин, председатель Императорского Православного Палестинского общества
Сергей Степашин, председатель Императорского Православного Палестинского общества
© Даниил Бурдыга

Владимир Станулевич: Но Дальнему Востоку экономически выгоднее работать с Китаем, а не с Москвой…

Сейчас на Сахалине находится премьер-министр Михаил Мишустин, и он правильно говорит, что людям нужно создать условия, чтобы они могли торговать с Японией, но чувствовали себя россиянами, а не брошенными и забытыми людьми. Вот что нужно делать федеральному центру.

Владимир Станулевич: Русских всё меньше в Якутии, на Северном Кавказе, в национальных республиках…

В Якутии я буду через две недели, бываю там каждый год по теме аварийного жилья и переселения. Русских сколько было, столько примерно и осталось. Якуты говорят на русском лучше, чем многие русские в Москве и Ленинграде. В Якутии на 99% населения народ православный. В царской России русским человек считался не по национальности, а который принял православие.

А вот что касается Кавказа, Вы правы. Я на днях был в Чеченской Республике, мы с Рамзаном Кадыровым говорили на эту тему. Он тоже это прекрасно понимает. К сожалению, очень тяжелые последствия войны, психологические и человеческие раны не зарастают. Здесь должны работать два фактора. Первый и главный — это безопасность, второй — экономические условия, для того чтобы человек мог хорошо жить. Согласны со мной?

Владимир Станулевич: Согласен, но пока русское население не вернулось на Северный Кавказ. Пойдем дальше. Вы находились в центре событий 1990−2000-х годов, как вдруг возникла идея возглавить Императорское Православное Палестинское общество. Зачем?

Во-первых, будучи министром внутренних дел, премьером, я активно занимался оказанием помощи православной церкви. Мы восстановили Спасо-Преображенский монастырь, прекраснейший древнейший монастырь в Муроме, привезли туда частицу мощей Ильи Муромца. Я возглавлял попечительский совет двух православных гимназий в Городне и Муроме. Об этом знал Патриарх Алексий II, с которым у меня были очень близкие человеческие отношения. И когда предложение возглавить ИППО поступило сначала от Сергея Лаврова, а потом от Алексия II, я не смог отказаться.

Патриарх Иерусалимский Феофил встречается с Сергеем Степашины и послом России в Израиле Анатолием Викторовым
Патриарх Иерусалимский Феофил встречается с Сергеем Степашины и послом России в Израиле Анатолием Викторовым
© Даниил Бурдыга

Мне это было по душе, я русский православный человек, я знал, что такое Святая земля. Кстати, первыми руководителями Императорского Палестинского Православного общества были выдающийся государственный деятель, генерал-губернатор Москвы, командующий Московским военным округом великий князь Сергей Александрович Романов, и его преемница в ИППО великая княгиня Елизавета Федоровна, ставшая святой. У меня были серьезные наставники в истории. Я не жалею, что занимаюсь этим обществом, вместе с Вами как председателем Архангельского регионального отделения ИППО, кстати. Я думаю, что Вы, Владимир, тоже пришли по душе к нашему обществу?

Владимир Станулевич: Это большая помощь в том, что я давно делаю. Это исследование исторического прошлого Архангельска, Русского Севера. Сразу после создания регионального отделения ИППО мы провели с помощью митрополии и Архангельского ЦБК георадарные исследования на месте деревянной крепости города Архангельска, Михайло-Архангельского монастыря, давшего название городу и Архангельской области, и передали эти отчеты в институт археологии РАН, который впервые в истории города провел здесь раскопки. Археологи считают, что обнаружили деревянные конструкции крепости, а в районе монастыря каменную башенку и деревянную ограду XVII века.

Я Вам хочу большое спасибо сказать. Мне всегда нравятся архангелогородцы, у меня много настоящих друзей оттуда, потому что у вас никогда не было крепостного права, а это очень важно, когда люди свободны в душе.

Владимир Станулевич: В XVIII веке в Архангельской губернии было 56 крепостных, это были слуги господ в Архангельске. На Севере жили свободные «черносошные» крестьяне… Насколько широко развернулось ИППО в Палестине и на Ближнем Востоке в сравнении с тем, что было до революции?

Наше общество не прекращало своей деятельности и после революции 1917 года, только изменило название. Убрали «Императорское» и «Православное», стало «Палестинское общество при Академии наук СССР».

Александровское подворье в Иерусалиме
Александровское подворье в Иерусалиме
© Даниил Бурдыга

У нас 32 зарубежных отделения, во всех странах Ближнего Востока, Германии, Италии, Франции и Великобритании, Кипре, Греции и Болгарии. Сергей Лавров называет это народной дипломатией. В России 55 региональных структур, через несколько лет во всех регионах будут наши отделения. Когда я возглавил ИППО, нас было 250 человек, сейчас 3500, при царе-батюшке 5000. Гонку устраивать не будем, в КПСС было 28 млн человек, все разбежались и партбилеты свои сожгли. Я, правда, не сжигал.

Пандемия сильно подкосила — ни в Ливан, ни в Сирию, ни в Палестину и Израиль мы приехать не можем. Работу развернули широко, по крайней мере в последние лет 15.

Мы решили вернуть традицию, которая была заложена Сергеем Александровичем и Елизаветой Федоровной, когда в Ливане, Сирии, Израиле и Палестине было построено более ста русских школ, тринадцать приходов, больница, оказывалась колоссальная гуманитарная помощь. Это была политика царской России, которая не оружием, не войной, не порабощением, а культурой и языком шла на Ближний Восток. Ведь почему к России, Советскому Союзу очень хорошо относятся на Ближнем Востоке? Историческая память срабатывает!

Помогли воссоздать сад мира и дружбы в Сирии. В Ливане создали отделение ИППО. Что касается Палестины, то совместно с управлением делами президента РФ построили культурный центр и центр ИППО. Построена школа, где на русском языке учится 500 мальчиков и имеют приоритет при поступлении в российские вузы. Готовимся построить русскую школу в Иордании.

Домовой храм Александра Невского. Александровское подворье в Иерусалиме
Домовой храм Александра Невского. Александровское подворье в Иерусалиме
© Даниил Бурдыга

Мы восстановили школу в Сирии. ИППО — первая организация, которая оказала сирийцам гуманитарную помощь, направив 16 тонн грузов. Первый, кто шесть лет назад поехал встречаться с Башаром Асадом с письмом от президента Владимира Путина, когда наше посольство в столице Сирии уже было готово к эвакуации, был Ваш покорный слуга. Тогда Башар Асад просил передать Владимиру Путину — «пусть не переживает, я не Янукович, никуда не сбегу». Для Владимира Владимировича это был серьезный аргумент, я знаю, что говорю.

Владимир Станулевич: Одной из задач Общества до 1917 года было строительство и сохранение русской собственности в Палестине. Возвращает ли сейчас ИППО ее в российскую юрисдикцию?

Да, мы ведем большую работу по возвращению русской собственности. Сергиевское подворье наконец-то вернулось нашей стране, это одно из самых красивых мест в Иерусалиме. Ну и 4 октября мы ждем решения израильского суда, дай Бог, чтобы всё получилось. Мы рассчитываем, что России вернется Александровское подворье, где находится третья христианская святыня в мире, место, откуда Христос пошел на Голгофу…

Порог Ссудных Врат. Александровское подворье в Иерусалиме
Порог Ссудных Врат. Александровское подворье в Иерусалиме
© Даниил Бурдыга

Владимир Станулевич: Многие говорят, что нужно помогать своим нуждающимся, а не Сирии. Что Вы ответите этим людям?

Мы и своим помогаем, у нас есть подшефные школы по линии ИППО. Активно работаем с центрами реабилитации тяжелобольных детишек. В пандемию в 12 регионов России отправили грузы с санитарной помощью. Что касается помощи за рубежом, не мы поможем — другие помогут. Если бы Россия не вмешалась в Сирию, это я вам как военный человек говорю, и не применила всю мощь нашего оружия, ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) был бы сегодня в Средней Азии, на границе с Россией. Смотрите, что случилось в Афганистане — ушли американцы, и мы вынуждены укреплять границы Таджикистана.

Второе — это историческая память. Сирия, равно как и Святая Земля, является центрами православия. Маалюля — единственное место, где сохранился арамейский язык, язык, на котором говорил Иисус Христос. Я еще раз хочу нас всех вернуть к словам Иисуса — «не хлебом единым жив человек».

Владимир Станулевич: Расскажите о помощи Общества в ЛНР-ДНР.

Мы им помогаем книгами, гуманитарными грузами. Я возглавляю «Российский книжный союз», и вся учебная литература идет туда бесплатно. У нас создано сильное отделение ИППО в Донбассе. Там живут русские люди, у них русские паспорта. Украина сейчас принимает закон о том, что человек, имеющий русский паспорт, не имеет права быть гражданином Украины, хотя все остальные паспорта иметь можно. Любой, кроме русского.

Мы будем помогать нашим русским людям. У нас в Одессе сильное отделение ИППО, всё-таки Одесса не совсем Украина и не совсем Россия, это особое место. Первые паломнические туры шли на Святую Землю из Одессы. Для меня Украина — такая же Родина, много друзей оттуда, я с ними учился, служил, воевал. Уйдут зеленские, бандеровцы, и мы будем работать с Украиной.

Владимир Станулевич: Устав ИППО позволяет работать в России по сохранению исторических памятников. Как ИППО помогает местным отделениям в этой деятельности?

У нас финансовое состояние не очень серьезное, ни одной копейки не берем из бюджета и не пользуемся грантами — это принципиальная позиция после моей работы в Счетной палате. Мы работаем только за счет спонсорской поддержки. Кое-что удается, активная работа идет в Ленинградской области, вы молодцы, большая работа ведется в Якутии, на Дальнем Востоке. Когда ко мне обращаются представители региональных структур, я обращаюсь к руководителям субъектов России, которых знаю по предыдущей работе, прошу помощи и поддержки. У нас есть взаимодействие с администрацией президента, с Сергеем Кириенко, мы с ним вместе премьерствовали. Я бы поблагодарил бывшего министра культуры Мединского и Ольгу Любимову, где можно — они всегда помогают.

Сергиевское подворье в Иерусалиме
Сергиевское подворье в Иерусалиме
© Даниил Бурдыга

Огромная работа идет по поручению Владимира Владимировича Путина, которое он мне дал два года назад, с митрополитом Тихоном (Шевкуновым) в Псковской губернии, где мы восстанавливаем исторические памятники. Работа, будем говорить откровенно, сложна с точки зрения ресурсов.

Владимир Станулевич: Для мобилизации ресурсов нужна политическая воля и понимание проблем.

У президента это понимание есть, поверьте мне.

Владимир Станулевич: Нет сомнений, но на уровне регионов по-разному. Я Вам благодарен, что вы написали письмо архангельскому губернатору Александру Цыбульскому о помощи ИППО. Думаю, он сейчас готов к сотрудничеству, потому что прошел год, и он увидел размер проблем. Цыбульский взялся, слава Богу, за Новодвинскую крепость, но есть еще сотни других памятников истории…

Согласен. Архангельск — это вообще история нашего флота, история нашего государства.

Владимир Станулевич: Уже Воронеж чаще упоминается как колыбель русского флота.

Я в Воронеже морей не знаю. А русский флот пошел из Архангельска, поверьте мне, я родился в Порт-Артуре в семье военно-морского офицера, знаю, что говорю.

Владимир Станулевич: В ИППО работает крупный ученый Сергей Юрьевич Житенев, он завершает проект «Энциклопедии ИППО». Пожалуйста, расскажите о ней.

Спасибо Российскому Фонду фундаментальных исследований, дал средства на энциклопедию. Работа завершается, и к концу этого года выйдет серьезное исследование, которое расскажет историю ИППО в познавательной и доступной форме. В следующем году мы отмечаем 140 лет, я надеюсь, там мы с Вами встретимся. Вы эту энциклопедию с удовольствием посмотрите, я думаю, это фундаментальный труд, Сергей Юрьевич Житенев хорошо пишет.

Русская больница в Иерусалиме
Русская больница в Иерусалиме
© Даниил Бурдыга

Владимир Станулевич: Что бы вы сказали благотворителям из предпринимателей, которые помогают ИППО? У нас в Архангельской области это Владимир Крупчак, который помогал с раскопками в Антониево-Сийском монастыре, по предполагаемым останкам императора Иоанна VI, в георадарных исследованиях…

ИППО помогает и Николай Петрович Токарев, руководитель «Транснефти», председатель нашего попечительского совета.

Первое, я бы сказал им — спасибо! Второе — Вы не пожалеете! Третье — Ваши имена, поверьте мне, история православия и Руси не забудет! Кстати, в энциклопедии будут фамилии тех спонсоров, которые нам помогают.