Хасан Рухани
Хасан Рухани
Иван Шилов © ИА REGNUM

Как сообщило иранское агентство Tasnim, президиум парламента Ирана рассматривает законопроект об ограничении проведения прямых переговоров между иранским правительством и США. Согласно законопроекту, правительство будет обязано согласовать тему переговоров с депутатами и получить разрешение на их проведение.

И тут сразу интрига. Ранее парламент заявил о намерении запретить «любые переговоры иранских официальных лиц с американскими представителями», не указывая, кого именно он имеет в виду. Причем в этой интриге сразу был обозначен еще один загадочный сюжет, когда уходящий президент Ирана Хасан Рухани обвинил депутатов в том, что они препятствуют решению вопроса по снятию экономических санкций, наложенных на страну из-за ее ядерной программы. «Если бы мы хотели предпринять какие-то шаги по снятию санкций при администрации бывшего президента США Дональда Трампа, то решение об этом должна принимать вся система власти, — говорил Рухани на заседании центрального банка Ирана. — Правительство единолично не может этого сделать, а решения иранского парламента препятствовали процессу снятия санкций».

Напомним, что сейчас в Вене проходят переговоры по восстановлению Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе (СВПД) и снятию санкций США с Ирана. 20 июня завершился уже шестой раунд. Дипломаты находятся в своих столицах для принятия собственных решений. Ранее МИД Ирана объявил, что Тегеран намерен вернуться к переговорам лишь после вступления в должность избранного президента страны Ибрагима Раиси, который будет приведен к присяге в начале августа. В то же время Госдепартамент США обвиняет Иран в затягивании переговорного процесса по ядерному соглашению.

Ибрагим Раиси
Ибрагим Раиси
Raisi.ir

Вашингтон утверждает, что призывы Тегерана дождаться смены власти в Иране прежде возобновления переговоров в Вене — это попытка снять с себя ответственность за сложившийся тупик. Что также выглядит загадочным. По всей видимости, Рухани открыто говорит о возможности ведения с США параллельных венскому процессу переговоров, против чего и выступает иранский парламент. По мнению многих экспертов, связано это с тем, что представители так называемого либерального лагеря в Иране не верят в то, что новый президент, являющийся еще большим антизападником и антиамериканистом, чем его предшественник, будет способен договориться с американцами, что еще более усугубит сложное положение иранской экономики.

Сегодня во многих местах в стране проходят демонстрации протеста и митинги. Пока на них выдвигаются в основном экономические претензии, но они могут перекинуться в «политическую плоскость». По мнению российского востоковеда Владимира Сажина, «ситуация в Иране очень запутанная». Эксперт подчеркивает, что, как было ясно, «пока на посту президента Ирана находится Рухани, окончательного решения по возрождению ядерного соглашения не будет». Если бы в Вене представителям уходящего президента удалось благополучно решить данный вопрос, то весь успех приписали бы, условно говоря, либерально-реформаторской платформе, которая находится в сильной оппозиции к правительству. А многое на этом направлении ныне «не стыкуется с создавшейся политической обстановкой в Иране, где обостряется внутриполитическая борьба».

Джо Байден
Джо Байден

Что дальше — никто не знает, хотя по многим признакам объективно Вашингтону и Тегерану выгодно довести переговоры в Вене до успешного завершения. Что касается Раиси, то ему нужно будет время разобраться во всех нюансах, связанных с СВПД. Но как он поведет себя по отношению к США — пока большая загадка. Тем более что еще одной частью обозначенной интриги является то, что Раиси воспринимается в качестве преемника аятоллы Хаменеи, и ведется подковёрная битва с дальним прицелом. Пока же всё вертится вокруг ядерного соглашения, когда политические силы пытаются наносить удары друг по другу и помешать заключению сделки с администрацией президента США Джо Байдена.

А фактом является то, что сторонники жесткой линии, взявшие под свой контроль парламент, теперь намерены контролировать и президента Раиси по ядерному направлению иранской политики.