Дело о государственной измене лидера «Оппозиционной платформы — За жизнь» Виктора Медведчука бесперспективное, и как бы не затягивался процесс, в результате «всё развалится».

Виктор Медведчук
Виктор Медведчук
Пресс-служба Виктора Медведчука

Такое мнение выразил 23 июля в эфире телеканала «Первый независимый» высказал украинский журналист Руслан Коцаба, ранее сам подвергавшийся преследованиям со стороны власти.

«Никаких доказательств нет, дело все равно рассыплется… лопнет, как мыльный пузырь. И, соответственно, Медведчук в итоге от этого в электоральном плане только выиграет», — считает Коцаба.

Кроме того он подчеркнул, что действующая власть поступает очень недальновидно, потому что, работать вместе с лидером ОПЗЖ было бы эффективней, чем против него.

«Медведчук может быть эффективным как при власти — мы помним времена Кучмы, когда он руководил его администрацией, и это были не худшие времена для Украины — так и в оппозиции», — считает эксперт.

Рассуждая в этом контексте о проводимой сейчас на Украине судебной реформе, в результате которой право решающего голоса будет принадлежать неким «международным экспертам», Коцаба вновь сослался на мнение Медведчука, ранее заявившего, что для эффективной работы судебной системы Украине не нужны какие-то специальные реформы, просто закон должен быть «один для всех».

«Теперь, когда лидер оппозиции подвергается уголовному преследованию, беспочвенным и бездоказательным обвинениям, особенно хорошо видно, что он был прав… Медведчук, как государственник, болеет за то, что на международном уровне имидж Украины падает, мы перестаем быть страной, где правит закон. Он же предлагал очень простой рецепт: не надо никаких реформ, просто надо, чтобы был закон один для всех», — отметил журналист.

ИА REGNUM напоминает, что 20 июля Рада разблокировала передачу судов Украины под контроль западных экспертов. Предполагается, что теперь закон могут подписать спикер Рады и президент Украины, после чего он окончательно вступит в силу. Вместе с тем в ОПЗЖ заявили, что заседание, на котором разблокировали дальнейшее подписание документа, не может быть правомочным для принятия решений, поскольку в нём участвовали всего лишь 99 депутатов.