Совместное заявление Соединённых Штатов и Германии по «Северному потоку — 2» вызывает серьёзные вопросы и непонимание в части политических выпадов в адрес России. Об этом, комментируя документ, заявил посол России в США Анатолий Антонов.

Анатолий Антонов
Анатолий Антонов
United States Mission Geneva

Читайте также: США договорились с Германией по «Северному потоку — 2»

«Мы никому никогда не навязывали свои поставки, не использовали энергоресурсы в качестве орудия политического давления и не пытались этим решить какие-либо приписываемые нам узкоконъюнктурные цели, — подчеркнул дипломат, заявление которого опубликовала пресс-служба дипмиссии. — Любые обвинения на этот счёт отвергаем».

Российский дипломат считает, что «враждебная тональность по отношению к России противоречит духу переговоров президентов России и США, которые прошли 16 июня в Женеве».

«Попытки представить нас в качестве агрессора и страны, проводящей «злонамеренную» деятельность, давно стали визитной карточкой русофобов, — отметил Антонов. — Угрозы в наш адрес — беспочвенны и бесполезны».

Он также указал на то, что российская сторона не приемлет подобной риторики и «практики нелегитимных односторонних санкций».

Антонов в очередной раз подчеркнул, что строительство «Северного потока — 2» и любых других российских экспортных трубопроводов является предметом коммерческих договоренностей.

Ранее по теме: В Госдуме оценили последствия компромисса по «Северному потоку — 2»

Как сообщало ИА REGNUM, власти Германии и США пришли к соглашению относительно проекта «Северный поток — 2». Берлин, как заявили в США, обязался принять меры в том случае, если Россия попытается использовать энергетику в качестве оружия или предпримет агрессивные действия против Украины.

В тоже время в Госдепе США заявили, что достигнутое соглашение по «Северному потоку — 2» не означает, что Вашингтон прекратит применять санкции против участников этого проекта. В ведомстве добавили, что Вашингтон по-прежнему выступает против проекта строительства газопровода, так как считает его распространением «российского злонамеренного геополитического влияния».