В первую годовщину своего суперуказа о национальных целях развития В. Путин в режиме видеоконференции провел заседание Совета по стратегическому развитию и национальным проектам. Правительство по полной программе «загрузило» президента новыми инициативами под триллион рублей, а заодно и новыми проблемами, но до подробного правительственного отчета о ходе исполнения Единого плана достижения национальных целей дело так и не дошло. Всё оказалось раздробленным на направления и субнаправления, на уточнения и корректировки. Почему?

Владимир Путин
Владимир Путин
Иван Шилов © ИА REGNUM

По указу президента правительство должно было еще до 30 октября прошлого года разработать Единый план достижения национальных целей на период до 2024 года с перспективой до 2030 года. Срок разработки плана был соблюден, проект опубликован, но не согласован: с первого раза пройти президентских аналитиков команде Мишустина не удалось. Причины провала не сообщались. Вторая попытка произошла в конце прошедшего года на совместном заседании Госсовета и Совета по стратегическому развитию и нацпроектам. План на словах вроде бы получил удовлетворительную оценку. Поручено кое-что подкорректировать, что на самом деле означало одно — опять двойка. Третий вариант Единого плана представлен в администрацию президента РФ 1 марта, но чем закончилась очередная попытка согласования, неизвестно до сих пор. Правительственная лента новостей на этот счет оборвалась в 2020 году.

В чем же проблема с планом? Это всего-навсего вторичный документ по отношению к нацпроектам, у каждого из которых есть свой план реализации. Укрупнить их — и задача решена. Всё гораздо сложнее оказалось. Затруднения разработчиков плана понять можно. Было бы легче, если бы разрешили до начала разработки плана гильотинировать хотя бы часть разросшегося массива документов стратегического планирования: самих национальных проектов с множеством федеральных проектов, входящих в них, федеральных проектов, не входящих в национальные проекты, государственных программ с их сложными взаимоотношениями с нацпроектами, государственных стратегий, государственных доктрин, государственных концепций с их планами реализации. Не разрешили. Вместо этого поручено сотворить единый план реализации всех государственных планов. В расчет не принимался тот факт, что число документов стратегического планирования продолжало и продолжает неуклонно расти. Ежедекадно правительство утверждает либо еще одну стратегию, либо план реализации ранее принятой стратегии, концепции или госпрограммы.

Этот конвейер производства инициатив неостановим. Даже на заседании Совета 19 июля 2021 года председатель правительства сообщил В. Путину о подготовке еще «более 250 инициатив… от вопросов новых технологий, образования, здравоохранения до, например, проекта «Пушкинской карты». На сегодняшний день мы отобрали 42 инициативы… они станут частью Единого плана достижения национальных целей». Следовательно, 208 разработанных инициатив подождут своего часа. К слову, это одна из немногих реплик на заседании, которые помянули как таковой Единый план достижения наццелей.

Михаил Мишустин
Михаил Мишустин
Government.ru

Наверняка кругом идет голова у сотрудников Министерства экономического развития и Министерства финансов, которые вынуждены принципиально не завершаемую работу над Единым планом совместить с подготовкой проекта федерального бюджета на 2022 год. Действующий федеральный закон о государственном стратегическом планировании тоже не позволяет удовлетворительно разработать единый плановый документ, решающий задачу сопряжения (интеграции, декомпозиции, реструктуризации, реновации, дифференциации, оптимизации и пр.) документов стратегического планирования. Закон ненадежен как навигатор, структурирован плохо и во многом напутан. ИА REGNUM об этом писало подробно.

Таким образом, промежуточный вывод таков: страну ждет очередная «оптимизация» в её самом отвратительном историческом значении. Кажется, что правительство готово к такому варианту развития событий, только вместо слова «оптимизация» теперь будет использоваться слово «проект». Мишустин на днях подписал положение об организации проектной деятельности в правительстве Российской Федерации. Понятие проекта окончательно теряет свой изначальный лингвистический смысл заготовки. Иначе говоря, закон сразу же становится законом, минуя стадию законопроекта. То есть таким же универсальным, как и оптимизация. И толкуется однозначно так же — как «комплекс взаимосвязанных мероприятий, направленных на получение уникальных результатов в условиях временных и ресурсных ограничений». Это точная цитата из постановления правительства об организации проектной деятельности. Подчеркнем: не просто запланированные результаты, а оригинальные результаты в условиях дефицита времени и средств.

Чем не оптимизация? Формулировка проекта относится ко всем инициативам со словом «проект» (нацпроекты «Здравоохранение», «Образование», «Демография», «Культура», «Безопасные и качественные автомобильные дороги», «Жилье и городская среда», «Экология», «Туризм и индустрия гостеприимства», «Наука», «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы», «Цифровая экономика», «Производительность труда и поддержка занятости», «Международная кооперация и экспорт», «Комплексный план модернизации и расширения магистральной инфраструктуры»).

В правительстве не хватило воли пойти другим путем в государственном управлении: ограничиться на пути к достижению национальных целей только национальными проектами, укрупнив их и сделав государственные программы временными приложениями. Чистоту правового пространства планирования можно было обеспечить, приостановив действие федерального закона о государственном стратегическом планировании. То есть поступить точно так же, как это делается ежегодно в отношении десятков законов при принятии федерального бюджета на очередную трехлетку.

Государственная дума РФ
Государственная дума РФ
FOTOBANK.ER

Пошли традиционным путем. Под лозунгом актуализации перечня госпрограмм, утвержденного распоряжением правительства 11 ноября 2010 г. (№1950-р), окончательно похоронили весь его первоначальный замысел. В изначальном варианте перечня госпрограмм в 2010 году напротив каждого наименования программы излагалась ее краткая концепция. Это позволяло на старте перехода к программно-целевому строить государственную деятельность, исключая ведомственное дублирование и параллелизм. Теперь «актуализация перечня госпрограмм» означает:

добавление новых госпрограмм («Развитие туризма», «Содействие международному развитию» и «Поддержка и продвижение русского языка за рубежом») и поглощение мероприятий госпрограммы «Развитие внешнеэкономической деятельности» госпрограммами «Экономическое развитие и инновационная экономика», «Управление государственными финансами и регулирование финансовых рынков» и «Развитие промышленности и повышение её конкурентоспособности». Сама программа упраздняется;

выделение 10 комплексных госпрограмм, в том числе «Доступная среда», «Комплексное развитие сельских территорий», «Социально-экономическое развитие Дальневосточного федерального округа». Все госпрограммы будут переформатированы. Полный переход к новой системе намечен на 2022 год.

Чтобы, как считают в правительстве, «добавить гибкости», Мишустин утвердил вице-премьеров кураторами государственных программ и чуть позже — социально-экономическими кураторами федеральных округов. Под их руководством управляющие советы госпрограмм будут без решений правительства вносить изменения в программы и тем самым «поддерживать их в актуальном состоянии». Поставлена задача разработать «общественно значимые показатели для каждой ГП, упростить процедуру корректировки программ, утвердить их единую структуру». Как прокомментировал Д. Песков в отношении кураторства над федеральными округами со стороны вице-премьеров, речь идет исключительно об экономике, о реализации конкретных планов экономического развития. А полпреды главы государства занимаются общей координацией в работе других органов.

Премьер доложил президенту, что усиленно переводит работу кабинета министров на проектное управление. Что это такое? Почти полным аналогом положения о проектном управлении в правительстве являются методические указания по разработке государственных программ. Если поискать понятийный аналог проектному управлению, то, если отбросить теоретизирование и опереться на российскую практику, то это та самая оптимизация и есть. Чем она может закончиться? Известно. Тем же, чем заканчивались все предыдущие оптимизации. Попытки заместить экономию бюджетных денег амбициозностью целей не удались предшествующему правительству Медведева. К сожалению. Остается надеяться, что в правительстве Мишустина оценят слова В. Путина в его заключительном слове на заседании Совета:

— Мы с вами посмотрели текущее состояние реализации национальных целей, обсудили новые инициативы правительства. Но сначала мне говорили о том, что они будут стоить 500 миллиардов, потом, председатель правительства сейчас сказал, что они уже стоят 730 миллиардов. При всей безусловной важности предложений коллег мы не должны бросать, особо это подчёркиваю, ранее начатые дела, что называется, на полпути, полностью переключаться на другие задачи, оставляя «долги», незавершённые начинания, не получив должной отдачи от того, что мы делали, чем мы занимались.

Совещание Владимира Путина с членами Правительства
Совещание Владимира Путина с членами Правительства
Kremlin.ru

Внимание ИА REGNUM к теме реализации Единого плана достижений национальных целей развития Российской Федерации не ослабнет. Потому что еще не очевидны доказательства того, что выполнены поручения президента, данные на декабрьском заседании Госсовета и Совета по стратегическому планированию, а именно:

— привести все показатели Единого плана в соответствие с итогами 2020 года, чтобы полностью учесть те кардинальные изменения, которые произошли и у нас в стране, и в мире в целом;

— то, что мы устанавливаем долгосрочные цели — до 2030 года, — вовсе не означает, что работу можно сдвигать «вправо» бесконечно, что называется, до лучших времён;

— на основе подготовленного Единого плана прошу по каждой национальной цели сформулировать конкретные задачи и результаты, которые будут достигнуты за ближайший трёхлетний период, по итогам 2023 года, чтобы мы могли это посмотреть. В этой связи подчеркну: это касается совместной работы правительства, всех ведомств, всех субъектов Федерации и местных муниципальных органов власти.

— ещё раз повторю: обозначенные задачи и результаты должны быть предельно конкретными и вести к ощутимому развитию страны, к повышению качества жизни наших граждан, иначе вся эта работа ничего не стоит. Они должны демонстрировать не «бумажный», а реальный прогресс по достижению каждой национальной цели, отражать изменения в жизни людей.

На заседании Совета премьер неоднократно ссылался как на безусловный авторитет на свой Координационный центр — новую созданную внутриправительственную структуру по координации органов исполнительной власти, в том числе в регионах, в работе над срочными задачами и инцидентами. Своеобразный антикризисный центр, но не предотвращающий кризисы, а разрешающий их: например, ситуацию с невыплатами врачам, работающим с COVID-пациентами, дефицит лекарственных препаратов, неурожай, цены и др. В прессе опубликовано довольно много материалов, приписывающих этому центру суперфункции «второго» правительства или правительства будущего, убеждающих в талантах центра к стратегическому планированию нового типа, и многое другое. Наверное, это действительно интересно и позволяет в будущем сэкономить большое количество пота у принимающих правительственные решения. Хотя может быть и обратное — параллелизм и дублирование. Нам же важнее другое: есть национальные цели, определенные президентом и поддержанные людьми, есть председатель правительства, его заместители и министры, и должны быть результаты, а не рассказы о всё новых и новых изобретенных способах их достижения. Появится опубликованный Единый план достижения национальных целей — будет с чем сверять мечты и действительность.