Встреча Никола Пашиняна и Шарля Мишеля. 17 июля 2021 года, Ереван
Встреча Никола Пашиняна и Шарля Мишеля. 17 июля 2021 года, Ереван
Primeminister.am

В Закавказье стали происходить события, которые многие бакинские эксперты квалифицируют как «тектонические сдвиги в геополитике Южного Кавказа в свете эпохального возрождения нового центра международного влияния в Армении», реализацию «аналога постялтинского знаменитого плана Маршалла». Речь идет, как считают в Азербайджане, «о совместном проекте Вашингтона, Парижа и Брюсселя, именуемом «планом Мишеля», который предусматривает выделение на восстановление экономики Армении первичного транша в объеме 2,6 миллиарда долларов.

Действительно, в ходе своего визита в Ереван и Баку председатель Европейского совета Шарль Мишель сообщил о наличии такой идеи у Брюсселя, что вызвало переполох в Азербайджане. Понятно почему. На протяжении всей истории нагорно-карабахского конфликта Европейский союз стремился сохранять в отношении конфликтующих сторон позицию нейтралитета, активно поддерживая деятельность Минской группы ОБСЕ. Но в момент начала и продолжения второй карабахской войны работа Брюсселя по упреждению развития событий оказалась никакой, он действовал заочно и ситуативно. Когда же в результате активных посреднических усилий Москвы удалось подписать 9 ноября 2020 года между Россией, Азербайджаном и Арменией трехстороннее мирное соглашение, кстати, при консультативном диалоге с Францией, многие эксперты и политики в ЕС стали говорить об «усилении влияния России в регионе». Теперь нейтрализовать его Брюссель намерен через Ереван, жертвуя при этом даже принципами нейтральности в нагорно-карабахском конфликте.

ЕС разработал несколько программ по Армении. В описании бакинских СМИ они выглядят следующим образом. Первая предусматривает предоставление 30 тысячам малых и средних предпринимателей 500 млн евро для восстановления экономики в постпандемийный период, создание новых рабочих мест, развитие и модернизацию бизнеса, а в долгосрочной перспективе — стабильное экономическое возрождение страны. Вторая направлена на поддержку социального развития и создание коммуникаций, среди которых выделяются коридор Север — Юг, точнее, Иран — Армения — Грузия с выходом на Черное море и транспортный коридор между странами Прибалтики и Индией через Иран. На первом этапе Евросоюз проводит улучшение транспортной инфраструктуры в целях осуществления более тесной связи между областями, а затем — коммуникаций Армении с соседними странами и ЕС. А затем готовится выделить на реализацию этой программы еще 600 млн евро. На втором этапе ЕС начинает открытую игру по выстраиванию уже обозначенного трансграничного коридора.

Ереван
Ереван
Սէրուժ Ուրիշեան

Помимо того, Брюссель разработал и несколько программ по поддержке развития целых отраслей в Армении (информационных и инновационных технологий, науки, «зеленой энергетики») и подготовил план развития отдельно взятого Сюника — Западного Зангезура. Что же касается Азербайджана, который долгие годы выстраивал энергетические коммуникации в Европу, обозначая заботу об обеспечении ее энергетической безопасности, то ЕС выделил ему всего лишь 150 миллионов евро в ситуации, когда Баку нуждается в восстановлении перешедших под его контроль районов, включая дорогостоящее разминирование территорий и тому подобное. Почему такая дискриминация в отношении Азербайджана? Представляется, что это реакция Брюсселя на переход Баку к силовому варианту урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Против него начинается серьезная контригра. В региональной геополитике — это подготовка к альянсу между Тбилиси и Ереваном под покровительством Брюсселя. В экономике — создание торговых связей с еврорынками и европейской экономикой по линии Иран — Армения — Грузия.

«Сейчас у дверей кабинетов армянских министров выстроилась длинная вереница европейских инвесторов, — пишет один из бакинских порталов. — А за плотно прикрытыми от посторонних глаз дверями кабинетов идут активные консультации о привлечении инвестиций, увеличении объемов прямых перевозок, росте экономической активности, туризма, реконструкции аэропортов с организацией производства малых самолетов…» К такому ходу событий Азербайджан оказался не готов. Возможно, не только он. Мишель также высказался в поддержку международных усилий по урегулированию армяно-азербайджанского конфликта, отметив, что в этом отношении ЕС содействует работе Минской группы. По всем признакам эта группа в ближайшее время придаст гласности программу по урегулированию конфликта, где будет обозначена позиция по определению статуса Нагорного Карабаха «в новых условиях». По мнению эксперта немецкого фонда Эберта Феликса Хетта, «ЕС будет стремиться улучшить свою политическую репутацию в регионе после подписания соглашения о перемирии 9 ноября 2020 года».

Председатель Европейского совета Шарль Мишель
Председатель Европейского совета Шарль Мишель
Kremlin.ru

Евросоюз выступал против войны в Карабахе, но она все же произошла. По мнению Хетта, попытка Брюсселя урегулировать конфликт вокруг Карабаха мирным, дипломатическим путем провалилась потому, что этот регион европейцы рассматривают как периферию. При этом немецкий аналитик обращает внимание на то, что базовое условие договоренности об урегулировании конфликта — статус Карабаха в обмен на территории — участники конфликта отказывались выполнять. И в отличие от ЕС, существенную роль в конфликте и его урегулировании военным путем, против чего выступал Запад, сыграла Турция, хотя непонятно, чего хотела добиться Анкара, как непонятно и то, почему она после объявленного перемирия продолжает блокировать границу с Арменией, которую перекрыла еще в начале 1990-х, мотивируя это оккупацией азербайджанских районов армянскими войсками. Также удивительно то, что Баку отказывается от дипломатии «мягкой силы» в отношении Еревана.

Правда, и Армения, которая, по идее, должна быть заинтересована по экономическим причинам в возвращении к нормальному режиму, рассматривает перспективу открытия границы и создания через свою территорию коридора Азербайджан — Нахичевань как угрозу своей безопасности. Одним словом, в Закавказье складывается сложная геополитическая интрига со многими опасными вызовами. Для определенных стран, в том числе России, речь идет о реализации нежелательного западного сценария. Какие шаги Москва будет предпринимать, неизвестно. Но то, что ей придется действовать, очевидно.