Два вопроса, связанные с украинской темой, встали в политической повестке известного треугольника Россия — Китай — Запад.

Альянс
Альянс
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Первый: подписание 30 июня китайско-украинского межправительственного соглашения о реализации совместных инфраструктурных проектов. Достаточно неожиданная новость, особенно на фоне недавнего скандала между Пекином и Киевом из-за запорожской авиадвигателестроительной компании «Мотор-Сич». Напомним, что сделку по ней заблокировали США, поставив Украину в весьма щекотливое и уязвимое положение перед Китаем. Инфраструктурное соглашение, предусматривающее льготное кредитование Пекином ремонта и возведения около шести сотен социальных объектов и 6,5 тыс. км автомобильных дорог, предусмотренных прошлогодним проектом Владимира Зеленского «Большая стройка», а также расширение торгово-экономического партнерства, может помочь Украине выйти из тупика «многовекторным» способом. США и особенно ЕС кормят «незалежную» многочисленными обещаниями, из которых пока материализуется лишь намеченная на конец нынешнего года пролонгация ассоциации Киева с ЕС.

В связи с этим напомним, что отказ от ее подписания Виктором Януковичем был использован в качестве детонатора второго майдана, который привел к государственному перевороту, и именно после него соглашение об ассоциации было подписано, но уже новыми властями. Проблема в том, что с учетом предстоящего введения в ЕС «антиуглеродного» законодательства ожидается обложение дополнительным налогом основных статей украинского экспорта в Европу, прежде всего продукции металлургии и сельского хозяйства. И если Киев не зафиксирует несогласие с этим, то даже не сможет ввести ответные меры, обложив усиленными пошлинами европейскую продукцию. Кроме того, европейская сторона ограничивает импорт с Украины еще и мизерными квотами; в особенности это касается аграрного сектора, и выход из тупика Киев как раз и нашел в китайском экспорте. Так что поворот к Китаю — прежде всего способ припугнуть европейцев, побудив их к большей сговорчивости в новой редакции «ассоциативного» соглашения. Что касается американцев, которым Зеленский якобы хочет «сделать козу» перед приближающимся визитом в Вашингтон, дав понять, что промедление США с помощью развернет Киев к Пекину, то здесь не все так однозначно. Совсем нельзя исключить, что затеянная украинским президентом игра санкционирована Белым домом, как раз в надежде поссорить с Китаем Россию. Любопытно, что в оценке этого момента разошлись даже пользователи китайского сегмента сети; одни считают, что сближение с Киевом не окажет негативного влияния на отношения с Москвой; другие им возражают, отмечая, что рисковать связями с Россией не стоит. Но и те, и другие при этом уверены в ситуативности украинской мотивации. И подчеркивают, что у загнанных в угол безденежьем киевских властей «семь пятниц на неделе», и от Украины, если поманят с Запада, можно ожидать чего угодно, вплоть до денонсации нынешнего инфраструктурного соглашения, как и с обязательствами по «Мотор-Сич».

Второй вопрос: статья российского президента Владимира Путина по российско-украинской исторической общности. Трудно спорить с тем, что она в значительной мере адресована Западу и доводит до него главную мысль: что дальнейшие попытки строить на Украине «анти-Россию», превращая республику в плацдарм противостояния, в том числе военно-политического, с Москвой приведет «незалежную» к разрушению. Тезис исключительно важный, особенно в связи с известными событиями 2014 года. Тогда развитию кризиса вокруг Донбасса по жесткому сценарию провозглашения Новороссии помешал визит швейцарского президента Дидье Буркхальтера, члена Федерального совета страны и главы ОБСЕ, ибо Кремль еще оставался в плену иллюзий, что с Европой и Западом можно договориться. Сегодня этих иллюзий уже нет, через знаковые фигуры в экспертном сообществе было транслировано, что в 2014 году ошиблись, и надо было идти до конца. В жертву логике донесения до Запада этой динамики российской позиции в статье приносится многое, прежде всего изобилующая двусмысленностями оценка советского периода. Не останавливаясь подробно, это не наша цель, отметим наиболее характерные нестыковки. Прописав появление в Киеве петлюровцев в «польском обозе», неплохо было бы напомнить не искушенному в исторических знаниях читателю, что хозяйничали они в Киеве не до ноября, а чуть больше месяца — до 12 июня 1920 года, что задолго до Рижского договора. После чего вместе с поляками были выбиты силами наступающей Красной армии под командованием будущих маршалов Егорова и Буденного, которые установили в городе советскую власть. В четвертый раз и уже окончательно. Что же касается настоятельности требований В. И. Ленина к Донецко-Криворожской советской республике (ДКСР) остаться в составе Советской Украины, то трудно не увидеть, что именно оно взято за основу современной российской позиции по Донбассу. Как и в случае с ДКСР, признание ДНР и ЛНР связало бы Россию неприемлемыми ограничениями в случае разрушительных процессов на Украине, которые в интересах нашего единого народа при отсутствии таких ограничений приведут к еще более масштабным изменениям на политической карте.

Вооружённые силы Донецко-Криворожской республики, бронепоезд «Гром», Енакиево. 1918
Вооружённые силы Донецко-Криворожской республики, бронепоезд «Гром», Енакиево. 1918

Показательно, что обструкции статьи В. Путина украинскими СМИ, вопреки ожиданиям, не возникло, и их осторожность как раз и показывает, что в «незалежной» понимают свои проблемы и не хотят их усугублять, надеясь как-то «вырулить». Бандеровские националисты, конечно же, не в счет; но их нападкам подвергается «все, что движется», включая инфраструктурное соглашение с Китаем. Как говорил покойный генерал Лебедь, «глупость — это не отсутствие ума, это просто такой ум». Крайне осторожен и Зеленский, заявивший о готовности обсудить с российским лидером его статью при личной встрече. И не отделаться от впечатления, что статья воспринята в Киеве как соломинка, за которую, добиваясь такой встречи, было бы неразумно не ухватиться. И это самое главное.

Важнейшее, что вытекает из динамики совмещения тенденций в отношениях Украины с Китаем, Россией, Европой и США: Киев если и не ставит крест на европейском направлении, то иллюзий больше не питает. То есть украинская внешняя политика повторяет здесь тренд российской, разворачиваясь в направлении, противоположном от Старого Света. Тем самым наносится удар и по интересам США, вассалом которых при Джо Байдене выступает Европа. Настоящими, стратегическими партнерами Киева по переговорам в этом случае остаются Пекин и Москва. И вот здесь включается самое интересное, что коротко характеризуется одним словом — «дежавю». Вспомним зиму 2013−2014 годов, второй майдан, предшествовавший захвату власти националистическим бандеровским маргиналитетом. Как только у Януковича заходила ходуном почва под ногами, он отправился куда? В Пекин, где в результате переговоров подписал ряд соглашений на общую сумму 8 млрд долларов, а также обсудил перспективы китайских инвестиций в строительство глубоководного порта в остававшемся под украинской юрисдикцией Крыму. Из Пекина украинский еще пока президент отправился в Москву, что служит еще одним доказательством согласованности и координации между Россией и Китаем в украинском вопросе. Отказавшись от ассоциации с ЕС, Украина по сути выводилась из западной сферы влияния в восточную; именно поэтому администрация Барака Обамы не совладала с эмоциями, продемонстрировав весь «демократизм» внешнеполитических «двойных стандартов» в действии.

Арсений Яценюк и Барак Обама. 12 марта 2014 года
Арсений Яценюк и Барак Обама. 12 марта 2014 года

Государственный переворот, организованный, профинансированный и поддержанный Вашингтоном в феврале 2014 года, перечеркнул наметившийся восточный вектор, поставив Пекин перед фактом утраты завоеванных позиций в диалоге с Киевом, а Москву — перед перспективой получить в Крыму полноценный военный плацдарм НАТО, безраздельно контролирующий Черноморский бассейн и регион. Переход полуострова в состав России, совершенный безоговорочно демократическим путем и в рамках Устава ООН и норм международного права, последнюю угрозу устранил, одновременно обнулив все внешние обязательства Януковича; править бал в Киеве стали совсем другие люди. И другие институты, напичканные западными смотрящими, советниками и кураторами.

Какие параллели? Зеленский, как и Янукович, столкнувшись с тем, что при переходе от слов к делам коллективный Запад утрачивает дееспособность, а его обещания превращаются в туалетную бумагу, попытался двинуть на Восток. Причем начал было это движение еще прошлой осенью, но вмешалось и его затормозило пресловутое «дело Мотор-Сич». Обструкционистская реакция на новые тренды в «незалежной» внешней политике бандеровцев — это одновременно «первая ласточка», «лакмусовая бумажка» и «черная метка»: «свидомые» не простят, и вопрос нового политического кризиса — лишь дело времени. Запад, объявивший холодную войну Китаю и России, как только убедится, что активность Пекина на киевском направлении не встречает возражений Москвы и расчет на то, чтобы руками Зеленского просунуть между ними «черного кота, не оправдывается, примется действовать. Как это происходит, мы видели уже дважды, и англосаксы никогда не меняют тактики, которая уже приносила успех. Тем более что факторов и возможностей быстрой дестабилизации сегодня намного больше, и они весомей, чем семь с половиной лет назад. Один Донбасс чего стоит!

Петр Порошенко и Курт Волкер
Петр Порошенко и Курт Волкер
President.gov.ua

Вот поэтому, предвосхищая поездку украинского президента в Вашингтон, российский лидер и указал на перспективу разрушения Украины. Причем четко расставил акценты: сам Киев не в том состоянии, чтобы отважиться на авантюры, это показало еще «ура-патриотическое» правление Петра Порошенко. Поэтому если он на них решится, предупреждает российский президент, то только под давлением наших общих с Украиной «заклятых партнеров». Именно в этом случае наступят последствия, сравнимые с весной 2014 года, но неизмеримо больших масштабов. Украина в виде, хотя бы относительно похожем на современный, прекратит существование, уменьшившись до размеров в лучшем случае правобережья, а в худшем — галицийского обрубка. Информированные люди говорят, что на июньской женевской встрече на высшем уровне американской стороне даже рассказали и показали на пальцах, как это будет проделано. Предъявив заодно всю фактуру по дислокации в «незалежной» натовских частей и подразделений, их вооружению и боевой технике, а также персональным данным командного состава.

Ну, а Зеленский… Люфт в нынешних условиях у него небольшой, но он имеется. Главное, чтобы пар, как обычно, не ушел в свисток, и появилось желание обсудить с российской стороной кое-что еще, помимо исторической проблематики. Глядишь, и сдвинется дело с мертвой точки…