Польша и Россия
Польша и Россия
Иван Шилов © ИА REGNUM

Заместитель министра климата и окружающей среды Польши Адам Губурж-Четвертиньский в ходе конференции о будущем Европы признал, что у Варшавы «нет роскоши» реформировать свою экономику без атомной энергии. По его словам, она способна обеспечить стабильное питание промышленности в огромных объемах и по конкурентоспособным ценам, а также без выбросов CO2. Это «является ключевым элементом наших планов», заметил чиновник.

Причем инвестиции в мирный атом Польше нужно делать уже сейчас. В настоящее время на столе у польского правительства, как пишет газета Rzeczpospolita, лежат два решения: участие в строительстве Балтийской АЭС в Калининграде или инвестиции в малые атомные реакторы SMR. За последним стоит инициатива польского бизнесмена Михала Соловова, который вкладывает средства в разработку и строительство SMR, хотя при этом заверяет, что малые реакторы не будут конкурировать с крупными государственными АЭС, которые еще, правда, в Польше нужно построить. Что касается Балтийской АЭС, то она выглядит промежуточным, но крайне нужным решением на период приспособления польской экономики к положениям «зеленой сделки» ЕС, предполагающей сокращение до нуля выбросов парниковых газов. Но в отличие от программы Соловова вложения в достройку расположенной в Калининграде российской атомной электростанции имеют еще и важную политическую составляющую.

Проект Балтийской АЭС
Проект Балтийской АЭС
Ajrocket1

Предложение инвестировать в этот проект является совместной идеей как польского бизнесмена Зигмунта Солож-Жака, так и венгерского правительства в лице концерна MVM. По информации польского еженедельника Polityka, премьер-министр Венгрии Виктор Орбан провел несколько раундов переговоров с главой правительства Польши Матеушем Моравецким на данную тему, и Варшава «пока не заблокировала эту инициативу». Дело в том, что довести до ума Балтийскую АЭС — мало, необходимо построить специальную сеть, по которой электроэнергия из двух блоков общей мощностью 2500 МВт начнет поступать в Польшу ориентировочно в 2028—2029 годах. Экономические выгоды сомнений не вызывают. Но есть геополитические последствия. «Это приблизит Варшаву к Москве и откроет возможность для углубления сотрудничества в других сферах, — считает издание. — Нет сомнений в том, что это будет первая крупная переоценка внешней политики Польши после 1989 года. Взамен Россия, вероятно, предложит нам более привлекательные условия для поставок газа после истечения «ямалского контракта» в конце 2022 года и нефти».

Однако, по мнению еженедельника, правящая польская партия «Право и Справедливость» (PiS) не решится на такое кардинальное переосмысление своей внешней политики. Ведь «ценой сближения с Россией будет охлаждение отношений с США, которые выступают против энергетической экспансии Москвы в Центральную Европу, и вовлечение в конфликт с прибалтийскими республиками, которые планируют отключиться от российской сети к 2026 году и полностью синхронизироваться с европейским рынком». Запуск перемычки с Калининградом затруднит интеграцию Литвы, Латвии и Эстонии в энергосистему ЕС и заставит их продолжать использовать российскую энергию. На первый взгляд, это обоснованные сомнения, учитывая, что PiS с 2015 года проводит курс на ликвидацию «энергетической зависимости Польши от Востока». Однако критическая аргументация не учитывает изменений последнего времени.

По большому счету Варшаву с республиками Прибалтики (и Украины) связывало только противостояние проекту «Северный поток — 2». Но после того, как Вашингтон отказался от попыток сорвать его, последний шанс помешать этому трубопроводу исчез, что лишает смысла ситуативный альянс Польши с Литвой, Латвией и Эстонией. Сейчас «Право и Справедливость» может сосредоточиться на экономике. С учетом потери интереса американцев к «Северному потоку — 2» нет оснований считать, что США будут препятствовать энергетическому сотрудничеству Варшавы с Москвой. Да и в самой правящей партии ходят разговоры, что Польша вовсе не обязана во всем подчиняться заокеанскому партнеру. Участие в достройке Балтийской АЭС в этом случае может стать звеном, ухватившись за которое, две страны наконец вытащат из болота разрушенные прежде отношения. После чего можно будет начать переосмысливать их в целом.

Сварка труб для трубопровода «Северный поток-2»
Сварка труб для трубопровода «Северный поток-2»
© Nord Stream 2 Thomas Eugster

Напомним, что в мае сего года во время приема верительных грамот у посла Польши в России Кшиштофа Краевского президент России Владимир Путин заявил, что диалог мог бы «быть содержательнее и продуктивнее, тем более что мы являемся соседями по Балтике. Накопившиеся же в двусторонних отношениях сложные вопросы, безусловно, можно решать, действуя на основе прагматизма и учета интересов друг друга». Упоминание «соседства по Балтике» выглядело интригующим, так как намекало, что на этом направлении ожидаются подвижки. Возможно, именно они сейчас и происходят. Лишь бы сторонам хватило желания продвигаться вперед навстречу друг другу.