Командующий Ливийской национальной армией (ЛНА) Халифа Хафтар
Командующий Ливийской национальной армией (ЛНА) Халифа Хафтар
Иван Шилов © ИА REGNUM

Ливийский фельдмаршал Халифа Хафтар заявил: «Мы согласились на политическое решение и диалог. Если это решение не сработает так, как мы хотим, то снова начнем войну за освобождение Триполи».

29 июня он провел парад на подконтрольной территории в честь седьмой годовщины операции «Достоинство», по итогам которой ему удалось захватить Бенгази. Ранее, по данным египетского издания NoonPost, за несколько часов до второй конференции в Берлине по ливийскому урегулированию Хафтар препятствовал открытию прибрежной дороги параллельно с объявлением о закрытии границы с Алжиром. Напомним, что в соответствии с условиями соглашения о прекращении огня в Ливии, подписанного в октябре прошлого года, прибрежная дорога должна быть вновь открыта и очищена от людей с оружием, а процесс разминирования зоны завершен. После того, как президент Алжира Абдельмаджид Теббун заявил, что его страна «была готова вмешаться и предотвратить падение ливийской столицы от рук наемников во время военной кампании Хафтара в апреле 2019 года», фельдмаршал и перекрыл границу с Алжиром.

Теперь политические оппоненты обвиняют его в совершении «военных преступлений в целях помешать любому прогрессу в деле урегулирования ливийского конфликта, способному положить конец многолетнему хаосу, отбросившему страну далеко назад», хотя Хафтар ранее признал Президентский совет и Правительство национального единства. Что происходит? Нынешние разногласия Хафтора с Триполи не преданы гласности, и он, как считает турецкое издание Hürriyet, «действует так, чтобы привлечь внимание международного сообщества», особенно в свете растущей критики в его адрес как внутри страны, так и за ее пределами. 23 июня в Германии состоялся новый раунд межливийских мирных переговоров с целью обсуждения шагов по достижению устойчивой стабильности в стране. Перед участниками конференции в Берлине стояла главная задача — помочь ливийцам организовать выборы в назначенное время, то есть 24 декабря. Вторая по степени важности задача — вывод иностранных сил и наемников из страны.

Гражданская война в Ливии
Гражданская война в Ливии
joepyrek

Но о фельдмаршале на конференции никто не говорил. Его не приглашали, ни один вопрос не был с ним согласован. Поэтому, похоже, он стал прикладывать немалые усилия, чтобы навязать себя в период, когда планируется провести выборы, проведение которых он теперь отвергает, хотя некоторые эксперты полагают, что Хафтар «фактически начал свою избирательную кампанию». Несколько месяцев назад он одобрил планы по строительству трех городов на западе, востоке и юге Бенгази, где смогут проживать 12 миллионов человек, в то время как население Ливии не превышает 7 миллионов. Хафтар пообещал семьям своих погибших ополченцев 20 тысяч единиц жилья, из расчета один дом на каждого мертвого человека или семью погибших. Кроме того, он сообщил о намерении оплатить среднее и высшее образование детей погибших, трудоустроить их, хотя приоритет отдается просьбам об оплате хаджа и умры для таких семей.

Цель шагов фельдмаршала — укрепление своего влияния и предотвращение попыток исключить его из процесса ливийского урегулирования. Злые языки утверждают, что «причина такого поведения Хафтара прозаическая — у него заканчиваются деньги. Бывшие спонсоры отвернулись, а новые в кредит ему давать не хотят». Но всё значительно глубже и сложнее. Поговаривают, что фельдмаршал срывает в Ливии рождение нового государство с новой конституционной декларацией, гражданским правительством, с новым премьер-министром. Хотя другие, напротив, уверены в том, что Хафтар запоздал со своей «революцией», и ему необходимо было брать власть в стране до того, как Турция стала размещать свои военные подразделения в Ливии. В то же время мало кто верит в скорейшее примирение воюющих сторон в Ливии, в то, что ливийские политические элиты способны на компромисс.

Мирный процесс сейчас сорван. И произошло это после второй международной конференции в Берлине, куда министр иностранных дел ФРГ Хайко Маас и генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш пригласили представителей многих государств и международных организаций. Большинство участников переговоров уже присутствовали на первой конференции по Ливии, прошедшей в январе 2020 года. Это пять постоянных членов Совбеза ООН — США, Великобритания, Франция, Россия и Китай, а также Италия, Турция, ОАЭ, представители ООН и Евросоюза. Теперь к ним в Берлине примкнули члены недавно сформированного ливийского переходного правительства национального единства (ПНЕ), которое возглавляет премьер-министр Абдель Хамид Дбейба. Центральными темами встречи стал политический прогресс в Ливии, подготовка к намеченным на декабрь президентским и парламентским выборам, а также вывод из страны иностранных войск и наемников.

Саммит в Берлине, Германия, 19 января 2020
Саммит в Берлине, Германия, 19 января 2020
U.S. Department of State

За месяцы, прошедшие с момента проведения первой берлинской конференции по Ливии, ситуация в стране сильно изменилась. В октябре 2020 года стороны конфликта подписали соглашение о постоянном прекращении огня. Это проложило путь к формированию временного правительства. В начале февраля представители противоборствующих сторон избрали его лидеров на встрече в Женеве, проведенной при посредничестве ООН. Переходное правительство руководит Ливией до выборов, намеченных на 24 декабря. До тех пор временный кабмин в Триполи несет ответственность за подготовку к голосованию и объединению разрозненных институтов и сил безопасности страны, а также стал осуществлять первые шаги по восстановлению Ливии. В то же время, несмотря на призывы международного сообщества, ряд проблем в стране решить так и не удалось, в частности сохранить эмбарго на поставки оружия и вывести из страны иностранных наемников. По оценкам ООН, в Ливии до сих пор находятся более 20 тысяч иностранных наемников и военнослужащих.

Как считает британский аналитик Сами Хамди, «Ливия еще недостаточно стабильна и независима, чтобы сформировать собственную повестку дня, несмотря на существование переходного правительства, и все решения, принятые им, должны быть исключительно международными». Хафтар против такого подхода. Судя по всему, он склоняется больше к египетскому сценарию, где к власти пришел генерал Абдель Фаттах ас-Сиси. Напомним, что после свержения в Ливии в 2011 году режима Муаммара Каддафи в Триполи появилось Правительство национального согласия под руководством Фаиза Сараджа, а на востоке страны, в Тобруке, заседал однопалатный парламент — Палата представителей. Хафтар, чьи войска пользовались поддержкой парламента, попытался установить контроль над Триполи. Ситуация, в которую активнее стали втягиваться иностранные государства, только осложнялась, приобретала многовариантность решений.

Правительство Сараджа поддерживали Катар, Турция и в определенной мере Италия. Хафтара — Объединенные Арабские Эмираты, Египет, Россия, Иордания, Саудовская Аравия и Франция (как минимум в политическом и дипломатическом плане). Вот почему, когда фельдмаршал объявил о разрыве так называемого Схиратского соглашения, подписанного в декабре 2015 года, предусматривающего создание в Ливии органов власти, в частности Правительства национального согласия и Президентского совета (выполняет функции главы государства), и заявил, что принял управление государством на себя, пообещал, что Ливийская национальная армия будет работать над формированием гражданских государственных институтов, возникло немало вопросов. Теперь они всплывают вновь.

Командующий Ливийской национальной армией Халиф Хафтар на встрече с министром обороны России Сергеем Шойгу. Москва. 2017
Командующий Ливийской национальной армией Халиф Хафтар на встрече с министром обороны России Сергеем Шойгу. Москва. 2017
Mil.ru

Что касается России, то она изначально занимала нейтральную позицию в ливийском вопросе и поддерживала процесс диалога. В ходе лекции для студентов МГИМО в формате видеоконференции российский министр иностранных дел Сергей Лавров говорил, что Москва намерена «продолжать оказывать помощь в урегулировании конфликта в Ливии и искать пути выхода из глубочайшего кризиса». Ливия для России — это не Сирия, что видно по масштабам военного участия, которое нельзя даже сравнивать. Но ситуация сейчас вокруг Хафтара остается запутанной. Ситуация в Ливии становится напряженной, и ее развитие грозит вылиться в конфликт не менее ожесточенный и кровопролитный, чем тот, который был ранее.